НОВОСТИ

25 февраля. Власти США ужесточили правила въезда в страну для иммигрантов. Теперь основанием для отказа в виде на жительство может быть получение кандидатом социальных выплат и льгот. Дональд Трамп хотел ввести эти правила еще осенью — тогда инициативу заблокировали федеральные суды, но в начале этого года американский лидер все-таки добился своего.

24 февраля в США вступают в силу новые ограничения на въезд в страну. Правила для иммигрантов ужесточились — теперь сотрудники профильных ведомств могут отказывать в выдаче грин-карт, если претенденты на них участвовали в ряде социальных программ. В их числе — некоторые государственные выплаты, жилищные льготы, программы медицинской помощи нуждающимся (такие как Medicaid), пособия по дополнительному доходу, равно как и иные преференции.

Также препятствиями для иммиграции в Соединенные Штаты теперь может стать отсутствие медицинской страховки и наличие серьезных заболеваний, которые могут потребовать дорогостоящего лечения и снизить трудоспособность кандидата на въезд.

Все указанное пополнило ряд причин, склоняющих сотрудника иммиграционного департамента (USCIS) к решению «скорее нет».

«Данное решение позволяет правительству обеспечить выполнение правовых норм, приводящих в действие давно принятый федеральный закон, согласно которому прибывающие в страну иммигранты должны быть финансово обеспечены и не оказываться на содержании нашей страны и ее граждан», — цитирует пресс-секретаря Белого дома Стефани Гришэм RT.

Введенные меры уже стали поводом для критики со стороны оппонентов президентского курса. Часть из тех, кто отнесся к новым правилам негативно, заявляют, что таким образом Трамп фактически закрыл путь в США бедным иммигрантам, вынужденным искать помощи со стороны государства.

Есть и альтернативное мнение — оно заключается в том, что, ужесточая иммиграционное законодательство, президент лишь усугубляет проблему нелегальной миграции. Сторонники такого мнения считают, что лишившиеся шансов попасть в США по закону мигранты попробуют пробиться в обход правил.

Указанные меры, предложенные администрацией американского президента Дональда Трампа, должны были вступить в силу еще осенью прошлого года, в середине октября. Однако тогда введение новых ограничений было остановлено федеральными судами, из-за чего «затягивание миграционных поясов» перенеслось на начало 2020 года, когда Верховный суд США, наконец, встал на сторону президентской администрации и дал инициативе зеленый свет.

Действие новых ограничений не распространится на штат Иллинойс — в течение какого-то времени здесь участие в госпрограммах не станет барьером на пути к виду на жительство. В дальнейшем, впрочем, ситуация может измениться.

Еще одно из недавних нововведений коснется так называемого «родильного туризма» — приезда США с целью рождения там ребенка, который, таким образом, автоматически становится гражданином страны.

Несмотря на то что эта практика напрямую не запрещена, изменения в законодательстве ее значительно усложнят. Теперь въезжающим в США женщинам может потребоваться доказать «отсутствие намерений» родить ребенка на американской земле.

Нельзя сказать, что введение новых ограничений стало большой неожиданностью — политика Дональда Трампа в целом отличается большим скепсисом в отношении иммигрантов в США, в особенности из стран со слабой экономикой. То, что в последний год своего президентства Трамп намерен еще сильнее сократить поток мигрантов, стало понятно еще в сентябре 2019 года.

Тогда на сайте Госдепартамента появилась информация, что в 2020 году, по плану Трампа, Соединенные Штаты примут всего лишь 18 тыс. новых мигрантов. В 2019 году этот показатель был почти в два раза больше.

С 1 февраля вступил в силу еще один антииммиграционный указ — въезд в США был ограничен для граждан Киргизии, Мьянмы, Нигерии, Эритреи, Танзании и Судана. Они больше не смогут подавать заявления на иммиграцию в Соединенные Штаты, а жители последних двух стран из списка лишились права на участие в розыгрыше грин-карт. Такие меры в США объяснили «соображениями безопасности» — впрочем, на временные визы ограничения повлиять не должны.

«Эти страны были готовы к сотрудничеству, но, по ряду причин, не смогли выполнить требования, которые мы предъявили», — цитирует «Би-би-си» сотрудника американской администрации.

https://gazeta.ru

24 февраля. Одно из назначений религии – объяснять окружающий мир. В последние несколько веков эту функцию у неё отвоёвывает наука. Но всё зависит не только от развития общества, но и от конкретного человека. Каждый создаёт собственную веру, призванную объяснить то, в чём он не разбирается.

Когда аборигены Меланезии впервые увидели самолёт, они не могли объяснить его происхождение в известных им понятиях. Они не были знакомы с основами аэродинамики. Поэтому самолёт стал для них проявлением божественного.

Так и появился карго-культ (от слова cargo – груз, который перевозят корабли и самолёты) – система верований, делающая частью религиозной культуры предметы, созданные людьми, которые дальше продвинулись в техническом развитии.

Носители карго-культов перенимают поведение представителей других культур, переосмысливая их манеры и обычаи на свой лад и превращая в религиозные ритуалы. Так, европейская традиция проводить парады в меланезийских верованиях превращается в ежегодное шествие одетых в камуфляж проповедников, призывающих богов ниспослать им еды и вещей. Ведь солдаты получали помощь с неба – разве не от богов?

Но исповедующие карго-культы аборигены поклоняются не самим самолётам и даже не белым людям, прилетающим на железных птицах. Меланезийцы понимают и всегда понимали, что белые люди – такие же смертные, как и они, просто заключили более удачный союз с богами. Боги могут быть разными: и местными, традиционными, языческими, и условными «богами белых людей», более щедрыми и могущественными. Обычный абориген верит в то, что небесное божество ниспошлёт ему дождь, а исповедующий карго-культ – в то, что оно приведёт к нему самолёт с гуманитарной помощью. Способность куска крылатого железа держаться в воздухе тоже объясняется поддержкой богов.

Самый ранний карго-культ – движение Тука, возникшее на Фиджи в 1885 году. Остров в те годы был британской колонией, и местные жители хорошо познакомились с бытом и обычаями англичан. Правда, в восприятии аборигенов они исказились.

Местный шаман Ндугомои, опасаясь христианских миссионеров, проповедовавших на острове, взял имя Навосавакандуа («тот, кто говорит лишь однажды») и назначил себя властителем жизни и смерти. Он обещал вернуть из небытия великих фиджийских воинов прошлого, которые вывернут мир наизнанку, после чего белые захватчики станут прислуживать чёрным людям, а не наоборот. Колониальные власти обеспокоились расширением влияния Ндугомои, посадили его на полгода в тюрьму, а затем выслали с острова. Культ Тука после этого просуществовал ещё несколько месяцев.

Вы спросите: а где здесь карго? Пока что нигде. Но движение Тука – первая меланезийская секта, основанная на традиционных верованиях, изменившихся под влиянием белых людей. Европейцы в культе Тука выполняли роль злодеев, но при этом Ндугомои проводил обряды, списанные с христианских: «святил» воду, молился, складывая руки, и продавал религиозные сувениры. По сути, это была языческая секта, внешне напоминавшая пародию на христианство. Её последователи не понимали, зачем миссионеры совершают те или иные действия, и слепо повторяли их в надежде, что боги дадут им те же блага, что и европейцам. Так работает и карго-культ.

В начале XX века подобные движения начали появляться в разных частях Меланезии. Самым крупным довоенным культом было «безумие Вайлала» в 1919-1922 годах. Оно неплохо исследовано этнографами и описано в ряде книг. Слово «вайлала» – звукоподражание, имитация бессмысленного пения, напоминающего монолог. Во время религиозных обрядов члены культа практиковали глоссолалию – речь из не имеющих смысла буквосочетаний, похожих на иностранный язык – так они имитировали речь европейцев.

Члены культа Вайлала верили в призрачный пароход, на котором мёртвые приплывут на остров и привезут различные блага: еду, одежду, оружие. Культ мёртвых типичен для австралийских территорий Папуа, где зародилось безумие Вайлала, а пароход появился уже под влиянием белых колонизаторов. Мертвецы на пароходе будут белыми: англичане из демонов превратились в посланников богов.

«Священники» Вайлалы имитировали многие обычаи белых людей, пропуская их смысл через фильтр своего мировосприятия. Например, у них была религиозная церемония, имитирующая… заваривание чая. Получившееся варево употребляли, сидя за столом на табуретах (при том что местные не использовали деревянную мебель и ели на циновках). А ещё они носили погоны со знаками различия, как британские солдаты. Эти ритуалы должны были приблизить прибытие парохода.

Объяснялось всё это просто: снабжение колонистов осуществлялось по морю, как раз на пароходах. Видя, как к белым регулярно приплывают суда, гружённые одеждой, едой, предметами обихода, меланезийцы пытались привлечь такие же суда к себе, повторяя странные действия белых. Но это было лишь начало.

Во время Второй мировой войны количество необычной информации, поступавшей к меланезийцам из внешнего мира, выросло в разы. До того они видели лишь неспешных британцев, живущих в мерном джентльменском ритме, а тут появились сперва японцы со своими обычаями, а затем – шумные и весёлые американцы. И те, и другие большую часть снабжения получали с воздуха: самолёты прилетали и улетали, а чаще попросту сбрасывали ящики с грузовыми парашютами.

Это небесное явление как нельзя кстати пришлось в обществе, которое давно уверовало, что дары белым присылают боги. Солдаты торговали с местными, выменивая ножи, консервы, шоколад и одежду на свежую пищу, предметы местного искусства и благосклонность местных девушек. Так зародилась классическая форма карго-культа. Самолёты воспринимались как посланники богов, а белые – как посредники при передаче удивительных предметов, прилетающих с неба.

Самым знаменитым стал культ Джона Фрума, впоследствии расколовшийся на несколько направлений и сохранившийся до наших дней. Впрочем, человека по имени Джон Фрум никогда не существовало. Кто-то из американцев, видимо, представился как John from America («Джон из Америки»), и, поскольку для меланезийцев ни одно из этих трёх слов ничего не значило, они просто отбросили третье. Получился Джон Фрум.

Культ Джона Фрума возник на острове Танна (государство Вануату) – тогда эта территория называлась Новыми Гебридскими островами. Основой культа стала традиционная вера в Кераперамуна, бога вулкана Тукосмера. Жители Танны верили, что боги живут на Тукосмере и иногда спускаются оттуда, чтобы помочь людям. Когда на острове появились белые, вера в Кераперамуна видоизменилась. Кто-то из местных проповедников (по некоторым данным, его звали Манехиви) заявил, что меланезийцы должны отказаться от сотрудничества с белыми и вернуться к исконному быту и верованиям (на тот момент многие аборигены уже перешли в христианство). Манехиви утверждал: если правильно просить бога вулкана, он дарует меланезийцам те же блага, что уже даровал пришлым европейцам, а доставит их мессия по имени Джон Фрум, который прилетит на самолёте или, по другой версии, спустится с горы.

На пике культа, в 1941 году, колониальные власти арестовали Манехиви, уже назвавшегося Джоном Фрумом, и отправили его в ссылку. Но тут, как назло, в эту часть света пришла война, и на американские базы начали сбрасывать огромное количество разного добра: оборудование, еду, одежду, лекарства и так далее. Немалая часть доставалась местным, и это было воспринято как приближение легендарного Джона Фрума.

Вообще говоря, меланезийцы понятия не имели о промышленном производстве. Десятки одинаковых предметов в их восприятии могли иметь только божественное происхождение. Боги посылали им предметы через белых людей, летящих в железных птицах, а белые люди, живущие рядом с ними на острове, передавали дары по назначению.

Но война закончилась, американцы снялись с мест, Фрум так и не появился, а поток самолётов иссяк. Жители острова восприняли это так, будто белые солдаты решили оставлять дары богов себе, не делясь ими с меланезийцами. Тогда последователи культа и начали строить деревянные взлётно-посадочные полосы, имитации самолётов, офисных зданий и другие псевдоэлементы жизни белых, чтобы приманить самолёты (аборигены искренне полагали, что именно аэродром привлекает самолёт). Они одевались как белые и размахивали красными флажками, как сотрудники аэродромов, направлявшие пилотов.

Так они поступают и по сей день. Культ Джона Фрума – мирная секта, занимающая средних размеров поселение на острове Танна. У последователей культа есть представители в правительстве Вануату и даже своя армия. Армия потешная: ежегодно 15 февраля, в день сошествия Фрума, согласно пророчеству, она проводит парад. На голых торсах «солдат» написано «USA», а в руках они несут деревянные палки, напоминающие винтовки со штыками.

До 2013 года культом Джона Фрума руководила Титам Гойсет, которая ещё и была послом Вануату в России и Абхазии. Но в 2013 году она оказалась замешана в коррупционном скандале, была отозвана в Вануату и осуждена.

Забавно, но на противоположном конце острова Танна есть другой культ – Тома Нави (видимо, у его истоков стоял моряк, потому что navy – это ВМФ). На других островах Меланезии тоже процветают карго-культы, сохранившиеся со времён войны: Йали, Палиау, Пели, Турага и так далее. Все они вплетают современные европейские и американские реалии в традиционные религии.

Один из самых забавных Карго-культов Меланезии обосновался на том же острове Танна (Вануату) в деревне Яохнанен. Деревенские легенды утверждают, что некогда сын горного духа спустился с вершин и уплыл в далёкие земли, где женился на белой женщине, но когда-нибудь он обязательно вернётся в деревню и принесёт процветание. И как-то так сложилось, что белая женщина – это королева Елизавета II, а сын горного духа – её муж Филипп, герцог Эдинбургский.

Судя по всему, культ возник на рубеже 1950-1960-х годов, а настоящую силу обрёл в 1974-м после официального визита Филиппа в кондоминиум Новые Гебриды, совместно управляемый Великобританией и Францией. Аборигены не были допущены к августейшему гостю, но уже в Британии комиссар Новых Гебридов Джон Чемпион рассказал принцу о занимательном явлении и уговорил Филиппа отправить поклонникам свою фотографию с подписью.

В ответ жители Яохнанен передали Филиппу подарок – традиционное копьё для охоты на диких свиней. Растроганный принц сфотографировался ещё раз – с копьём в руке – и отправил им второй снимок. Спустя четверть века, в 2000-м, Филипп снова вспомнил о своих фанатах и послал им третью фотографию. А в 2007 году пятеро представителей культа были официально приглашены в Великобританию на аудиенцию к принцу Филиппу. Обратно они уехали с очередным снимком – на этот раз групповым.

Культ существует до сих пор. Проблема в том, что Филиппу Эдинбургскому уже 96 лет, и не очень понятно, что будет с меланезийскими сектантами после смерти их бога.

Первый взгляд на карго-культы поражает. Но, если приглядеться, за ними кроется обычное желание даром получить европейские блага. Правда, вместо военных блага ныне привозят туристы.

Все карго-культы, которых за последний век появилось около трёх сотен (до наших дней сохранилось полтора десятка), имеют общие черты:

чёткие границы, обычно в рамках одной-двух деревень. Культ Джона Фрума стал известен из-за обширного распространения – на целую область острова Танна;

один лидер – с его смертью культ нередко исчезает;

акцент на материальных благах, которые должны ниспослать боги;

ритуалы, пародирующие действия чужестранцев.

Остальное неважно. Культ карго может возникнуть при богах любого происхождения: небесных и природных, человекообразных и звероподобных. И если к нам когда-нибудь прилетят представители инопланетной сверхцивилизации, мы, возможно, уподобимся меланезийцам и будем комично имитировать поведение пришельцев в надежде получить за это какие-либо блага. Люди-то везде одинаковы.

Milada Yarceva

23 февраля. Дата 23 февраля, объявленная в России “днем защитника Отечества”, в советские времена считалась днем создания «Рабоче-Крестьянской Красной армии». Правда, непонятно с какой стати, поскольку соответствующий декрет был подписан еще 15 (28) января 1918 года. Затем трактовка изменилась и 23 февраля превратилось в дату первого “боевого крещения” Красной армии. Согласно «Краткому курсу» истории ВКП(б), «Молодые отряды армии революционного народа героически отражали натиск вооруженного до зубов германского хищника. Под Нарвой и Псковом немецким оккупантам был дан решительный отпор. Их продвижение на Петроград было приостановлено. День отпора войскам германского империализма 23 февраля – стал днем рождения молодой Красной армии». Однако шли годы и «отпор» постепенно превратился в “разгром”. Если верить “вождю народов” Сталину, “молодые отряды Красной армии, впервые вступившие в войну, наголову разбили немецких захватчиков под Псковом и Нарвой. Именно поэтому день 23 февраля 1918 г. был объявлен днем рождения Красной армии». Что же в реальности произошло в этот день и неужели молодая, только что родившаяся Красная армия сделала то, что почти четыре года не удавалось сделать лучшим армиям мира – а именно разгромить железные кайзеровские батальоны? После захвата власти большевики, пропагандировавшие «мир без аннексий и контрибуций», оказались в сложной ситуации. С одной стороны, немецкие деньги, на которые делалась «великая и бескровная», требовали своего возмещения, а с другой порочить собственные лозунги было как-то неловко. В это самое время делегация большевиков во главе с Бронштейном-Троцким вела мирные переговоры с немцами и их союзниками и намеренно их затягивала, руководствуясь принципом «ни войны, ни мира». Однако долго дурачить германскую делегацию не удалось: 18 февраля немецкие войска перешли в наступление. К тому времени боеспособной армии, способной отразить удар германской армии, уже не существовало. Под влиянием «революционной» пропаганды, успех которой был обусловлен отменой дисциплинарной власти офицеров над солдатами, русская императорская армия развалилась. Ее заменил сброд из так называемой «Красной гвардии» и отрядов зараженных анархией матросов, исчисляемый несколькими десятками тысяч человек, который не мог остановить германского напора. В среднем за сутки противник почти без боя, причем нередко не покидая эшелонов, продвигался на 50 км вглубь советской территории. Буквально через несколько дней большевики согласились на немецкие условия и именно потому, что «опора и гордость революции» – матросы под предводительством Дыбенко и отряды Красной гвардии были разбиты под Псковом и под Нарвой. Напомним, как это было. С революционным пением и оркестром провожали Кронштадт и Петроград морских «братишек». Их начальник – авантюрист Дыбенко – клялся перед большевистским руководством, что «не уступит и пяди революционной земли германскому империализму». К тому времени его подчиненные зарекомендовали себя пламенными борцами за дело революции уничтожением сотен своих офицеров и расстрелом демонстраций в защиту разогнанного Учредительного Собрания. То, что случилось дальше, «прославило» Красную армию в веках. Известно, что революционным матросам по пути их следования в Нарву попалась огромная железнодорожная цистерна со спиртом. Над ней-то и одержали свою новую победу славные большевистские отряды, преуспевшие ранее в зверских казнях морских офицеров и расстрелах безоружных демонстрантов. Впрочем, количество спирта в ней было таково, что зараз одолеть её не смогли даже бравые кронштадтские матросы. И тут, в момент празднования победы на горизонте появились германские передовые отряды. Однако революционные матросы не позволили врагу отобрать с таким трудом завоеванный трофей, поспешив отогнать цистерну «в глубокий тыл». Тыл оказался настолько глубоким, что Дыбенко обнаружили лишь на Волге. И хотя Нарва 4 марта без боя пала, зато «братишки» спасли от германских глоток революционный спирт, что без сомнения можно считать выдающейся победой молодой советской республики. Еще раньше, а именно 28 февраля, немцы заняли Псков и продолжили свой победный марш на Петроград. После этого большевистское руководство решило, что побед достаточно и подарило немцам огромную территорию от Карпат и до Дона, и от Финского залива до Черного моря. Таким образом, получается, что десятилетиями в СССР, а теперь и в РФ празднуют не победу, а позорное поражение.

22 февраля. Около 100.000 мигрантов передвигаются в данный момент «балканским маршрутом» в направлении западной Европы (Германии). Виктор Орбан — президент Венгрии, которая частично лежит на маршруте, замечает, что 95% передвигающихся мигрантов, составляют молодые мужчины боеспособного возраста, организованные и финансируемые некими неправительственными организациями. Орбан также заявил, что западные СМИ совершенно необъективно освещают новую волну мигрантов и сделал заключение: «Это организованное вторжение».

22 февраля. Депортация нелегально проникших в Германию мигрантов, тем, кому отказали в предоставлении убежища, практически остановлена. Политики лево-зеленого толка ищут любой предлог, чтобы оставить в стране и по-возможности легализовать всех нелегальных мигрантов. Так полиция города Шверин должна спросить у депортируемого нелегала, согласен ли он на депортацию и если тот ответит отрицательно, то депортация должна быть остановлена.

А вот руководство полиции Баварии планирует проведение семинаров для полицейских, для того чтобы те прониклись симпатией к африканцам, которые не редко фигурируют в криминальных сводках. Полицейское руководство считает, что служащие полиции предвзято относятся к африканцам, без учета их культурных особенностей.

Через открытые границы в Германию под видом беженцев проникают криминальные элементы и вся организованная преступность, наркоторговля, проституция и пр. находятся в руках криминальных мигрантских группировок. И вместо того, чтобы решать проблему импортированного криминала, власти пытаются на семинарах вызвать симпатии полицейских к мигрантам, будто от этого может улучшиться криминогенная обстановка в Германии.

Совершенно абсурдная ситуация, но именно такими уловками правящий режим деградирует правовое государство, показывая, что любой закон можно обойти, будь на то воля политической верхушки.

Прометей. Авангард правой метаполитики

21 февраля. Скульптуру Будды установили на территории буддийского центра во Владивостоке. У буддийского центра торжественно открыли трехметровую каменную статую Будды Амогхасиддхи. Его взор обращен на восток. Предполагается, что статуя Будды будет защищать Владивосток и его жителей, а также способствовать процветанию Приморья. Деньги на проект выделили спонсоры и благотворители. Сотрудники центра планируют облагородить прилегающую территорию.

Пришло время воздвигать на Руси идолов. Ожидающим процветания Приморья — просирание Родины начинается с поклонения чужим «святыням». Очнись Владивосток!

bibl44

20 февраля. Президент США Дональд Трамп заявил, что привлечение более миллиона мигрантов из чужих культур навсегда изменило Европу в худшую сторону, передает «Интерфакс-религия». «Я думаю, то, что случилось с Европой, это позор. Позволить иммиграции занять место в Европе — это позор. Я думаю, что это изменило ткань Европы, и если не действовать очень быстро, то она никогда не станет тем, чем была, и я не имею в виду что-либо положительное. Я думаю, что вы теряете свою культуру», — сказал президент США в интервью британскому изданию «The Sun».

19 февраля. С прискорбием констатируем, что в связи с прекращением молитвенно-евхаристического общения с Константинопольским Патриархатом, РПЦ МП впала в состояние раскола. Это подвигло некоторых членов Ордена в России получать духовное окормление в иных юрисдикционных православных группах, не имеющих признания Церковной Полноты. Орден, не раз заявлявший о себе, как о СВЕТСКОЙ организации, не станет навязывать братьям каких-либо церковно-административных предпочтений. Вместе с тем мы не поощряем пребывание братьев в сомнительных церковных структурах.

Наместник

18 февраля. 1163 год. Коронация Амори I (Иерусалимское королевство крестоносцев).

bibl44

16 февраля. Франко в Испании решили запретить окончательно. «Восхваление и оправдание» периода правления Франсиско Франко станет уголовным преступением в Испании, заявила в понедельник представитель правящих социалистов Адриана Ластра. После перезахоронения каудильо, левые в союзе с сепаратистами стремятся полностю переписать под себя историю, а самого Франко пытаются приравнять к Гитлеру.

«Мы проведем реформу Уголовного кодекса, чтобы пропаганда и прославление франкизма, наконец, стали преступлением», — заявила она на мероприятии, организованном Новым экономическим форумом. Ластра также подтвердила, что испанское правительство собирается «эксгумировать жертв франкизма, которые все еще лежат в братских могилах», а также «снять франкистскую символику, которая остается в общественных местах». «В демократических странах не прославляют диктаторов и тиранов», — добавила политик.

Внесение уголовного наказания за прославление «диктаторских режимов» было одним из предвыборных пунктов программы ИСРП. Кроме того, нынешний премьер Испании Педро Санчес накануне последних выборов заявлял о необходимости запрета таких организаций, как Фонд Франсиско Франко.

24 октября 2019 года в Испании перезахоронили останки Франко (годы правления 1939-1975): его прах перенесли из базилики в Долине Павших, где покоятся жертвы гражданской войны (1936-1939) с обеих сторон, на кладбище Мингоррубио в Эль-Пардо под Мадридом, где похоронена его жена. Инициатором перезахоронения выступило правительство социалистов.

Фонд Франсиско Франко был создан в 1976, то есть после смерти генералиссимуса. В нем хранится его архив – около 30 тысяч документов. Фонд существует на пожертвования, средства ежегодно направляют около тысячи человек в год, годовой бюджет 120 тысяч евро. До 2018 году одной из задач Фонда являлось прославление памяти Франко, однако для того, чтобы избежать объявления организации вне закона, его устав был изменен.

Сам Франко едва ли бы заметил разницу между политикой современной Испании и Испании 1936 года, до гражданской войны. Педро Санчес управляет страной во главе коалиции социалистов и коммунистов с басконскими и каталонскими сепаратистами. Народный Фронт вернулся в полном составе, правда сейчас есть патриоты, готовые вновь встать на защиту страны.

Great&Sovereign

15 февраля. 1113 год. Папа Римский Пасхалий II своей буллой признал суверенитет существования монашеского ордена госпитальеров и предоставил ему право свободно избирать своё руководство без вмешательства со стороны светских и церковных властей.

15 февраля. Для обеспечения БЕЗОПАСНОСТИ страны чрезвычайно важно, чтобы Сенат США не поддержал резолюцию, [ограничивающую полномочия президента в вопросе использования вооруженных сил против Ирана]. Мы на верном пути, и сейчас не время проявлять слабость. Большинство американцев одобряет наши действия в отношении террориста [иранского генерала Касема] Сулеймани. Если мои руки окажутся связаны, для Ирана это будет настоящий праздник. Принятие резолюции позволит Тегерану действовать безнаказанно. Демократам это нужно только для того, чтобы дискредитировать Республиканскую партию. Нельзя этого допустить!

Твиттер Дональда Трампа

15 февраля. Украинские католические епископы латинского обряда обратились к своим немецким собратьям, чтобы выразить обеспокоенность так называемым «синодальным путем» – процессом, официально открывшимся в Германии 30 января. В рамках «синодального пути» наметился пересмотр отношения Церкви к таким вопросам, как человеческая сексуальность и законы естества в целом, считают украинские епископы.

Украинские епископы также упрекают своих немецких собратьев в том, что они дают протестантам и православным основание критиковать Католическую Церковь за отступление от богооткровенной истины, и призывают их хранить верность Священному Писанию и Преданию Церкви.

Письмо подписали все епископы – члены комиссии украинского епископата по вопросам семьи, которую возглавляет вспомогательный епископ Каменец-Подольского диоцеза Радослав Змитрович, пишет консервативный американский ресурс National Catholic Register.

В ходе «синодального пути», который немецкие католики намерены пройти за два года, они собираются рассмотреть такие острые вопросы, как скандалы, вызванные сексуальными домогательствами со стороны клириков, поразмышлять о способах осуществления власти в Церкви, о жизни священников в наше время, сексуальной морали, а также о месте женщин в Церкви.

Инициаторы «синодального пути», не имеющего аналогов в истории Католической Церкви, заявляют, что в основе процесса – готовность слушать и вести диалог, что должно в итоге привести к преодолению противоречий, «обращению и обновлению».

Со своей стороны, критики выражают беспокойство, что в ходе процесса раздаются заявления, противоречащие учению Церкви, и что в целом «синодальный путь» представляет собой некое подобие протестантского церковного парламента, существование которого может привести к расколу и хаосу.

Украинские епископы, в частности, указывают на декабрьское заявление комиссии немецкого епископата по вопросам брака и семьи, в котором говорится, что гомосексуальность – это «нормальная форма сексуальной предрасположенности». Такие заявления, считают авторы письма, представляют опасность для верующих Украины, где – из-за влияния «западных соседей» – сформировался «глубокий кризис» в области нравственности.

«Круги ЛГБТ осуществляют массированную идеологическую атаку на нашу молодежь и наших детей, пытаясь их морально растлить», – продолжают украинские епископы, отмечая при этом, что в своей пропагандистской кампании они используют заявления, звучащие со стороны немецкого епископата.

«Нам больно видеть, как пропаганда ЛГБТ-сообщества использует ваши слова для борьбы с христианством и всеми теми, кто придерживается подлинной антропологии, основанной на Библии и законах естества, – говорится в письме, опубликованном на польском сайте wPolityce.pl. – Некоторые из наших верующих, несущих бремя гомосексуальности и другие раны в сексуальной области, ознакомившись с такими заявлениями вашей комиссии, теряют силы для борьбы за целомудренную жизнь». В свою очередь, люди, состоящие в браке и ранее активно сопротивлявшиеся «контрацептивному менталитету мира сего», также начинают испытывать «глубокие сомнения после того как знакомятся с вашими высказываниями о контрацепции».

Опасность «синодального пути» заключается в том, что простые верующие – в частности на Украине – воспринимают заявления, звучащие в рамках этого процесса, «не как частные мнения или предложения, касающиеся исключительно Церкви в Германии, а как позицию всей Церкви», констатируют украинские епископы.

Авторы письма убеждены, что единственным ответом на предложения ЛГБТ-сообщества и на призывы к сексуальной революции может стать традиционное учение Церкви о человеческой сексуальности. «Синодальный путь» рискует увлечь Церковь в «противоположном направлении, которое разрушает человеческую жизнь», считают епископы.

Христиане должны переживать свою сексуальность «как чудесный дар, данный мужчине и женщине, создавать отношения в духе любви-агапе и любви-каритас – любви как таинства, общения людей, как дара новой жизни», говорится далее в письме. В противном случае человек подчинен силе эроса, «а это значит, что он живет без Христа, остается одинок и покоряется своему эго и своим страстям».

http://blagovest-info.ru/

14 февраля. Президент Бразилии Жаир Болсонару нелицеприятно высказался в четверг о международной природозащитной организации Greenpeace, назвав ее «мусором». Свое заявление политик сделал, общаясь с прессой у ворот официальной резиденции. «Что такое вообще этот чертов Greenpeace? Это мусор!» — сказал Болсонару после того, как пресса попросила его прокомментировать критику организации в адрес бразильских властей.

Орден приветствует Президента Бразилии, одного из немногих современных политических деятелей, называющих вещи своими именами.

14 февраля. Румынский патриархат считает законным предоставление автокефалии Православной Церкви Украины (ПЦУ), сообщает 14 февраля «Интерфакс» (interfax.ru) со ссылкой на греческое агентство церковных новостей «Ромфеа». Синод Румынской Православной Церкви на своем последнем заседании пришел к выводу, что он «изначально согласен с предоставлением автокефалии, но между Вселенским и Московским патриархатами должен быть достигнут консенсус». По этой причине Румынский патриархат решил направить делегатов (но не предстоятеля) на всеправославную встречу по «украинскому вопросу» в Аммане, которая пройдет в конце февраля по инициативе Иерусалимского Патриарха Феофила. «Участие Румынской Церкви во встрече в Аммане оправдано тем фактом, что все автокефальные Церкви несут ответственность за совместную работу для сохранения единства и евхаристического общения, как того требует Святое Евангелие Христово», — сказано в заявлении Синода. Синод в Бухаресте в то же время решил, что Румынская Церковь будет участвовать во «всеправославном процессе» через епископов, а не через своего Патриарха Даниила.

11 февраля. В связи с обсуждением в обществе новой редакции Конституции Российской Федерации, считаю необходимым напомнить братьям Ордена следующее:

Согласно Статуту, члены Ордена являются монархистами. Участвовать в совершенствовании РЕСПУБЛИКАНСКОГО законодательства и выражать свое мнение, посредством голосования по ЛЮБЫМ вопросам РЕСПУБЛИКАНСКОГО будущего страны постоянного проживания для монархистов недопустимо! Являясь законопослушными гражданами, мы, в то же время, не принимаем на себя ответственности за легитимизацию «народной власти».

Наместник

10 февраля. Йельский университет принял решение о закрытии курса истории искусств из-за жалоб на то, что все творцы Возрождения — белые. Несколько десятилетий кряду курс истории искусств Йеля, который охватывал период с 1300 года по сегодняшний день, пользовался особой популярностью. Однако со временем появилось большое количество критики, что студенты слишком много внимания уделяют творениям белых художников, скульпторов, архитекторов, пишет RT. Поток жалоб заставил руководство университета пересмотреть программу и принять решение не в пользу этого курса. Теперь внимание будет уделено Древнему Египту, Древнему Ближнему Востоку. Появился раздел «Глобальное декоративное искусство». В прежнем виде курс истории искусств читается в последний раз. Преподаватели очень встревожены новшествами и уже предупредили, что запланированные изменения навредят не только студентам, но и науке в целом. По их мнению, история искусств искажается, классическое греческое и римское искусство воспринимается некоторыми как проявление белого национализма. Более того, античные произведения некоторые поклонники толерантности теперь связывают с фашизмом и Муссолини.

https://vk.com/club_prometheus_rus

10 февраля. Вспоминаем славные победы. 10 февраля 1939 года завершилась Каталонская операция, в результате которой франкистские войска разгромили Восточную армию республиканцев и заняли Каталонию. С падением Каталонии Республика потеряла второй по величине город страны, каталонскую военную промышленность и значительную часть своей армии. 27 февраля президент Испании Мануэль Асанья подал в отставку, и в тот же день Франция и Великобритания признали франкистское правительство. Дальнейшее военное сопротивление стало невозможным, и для Республики война была проиграна несмотря на то, что 30% Испании все еще находилось под контролем республиканцев после наступления, а премьер-министр Хуан Негрин настаивал на том, что Республика может продолжать оказывать сопротивление. Каталонская автономия же была отменена.

Наступление началось 23 декабря 1938 г. 250 тысячам солдат Франко противостояло 176 тысяч республиканцев (у которых было 86 тысяч винтовок). На 260 истребителей и 300 бомбардировщиков франкистов приходилось 95 истребителей и 29 бомбардировщиков республиканцев. Войска были деморализованы, и после сражения на Эбро у республиканцев не было достаточных резервов в Каталонии. В конце декабря – начале января республиканцы оказывали организованное сопротивление, удерживая фронт. Итальянцы давили на армию Эбро от Лериды, стремясь отрезать приморский угол республиканской обороны, и 15 января 1939 г. они провались к морю. Три республиканские дивизии были разгромлены, что деморализовало всю армию.

Начался исход республиканцев из Каталонии во Францию. Республиканцы откатывались к границе с Францией, сдавая даже укрепленные позиции без боя, если противник прорывался на фланге. Барселона, окруженная горами, имевшая запасы боеприпасов и снаряжения, могла выдержать осаду. Но республиканцы были деморализованы и покидали позиции. 26 января в Барселону прорвались моторизованные части франкистов. На улицах развернулись бои 60 танков, танкеток и броневиков франкистов против 28 танков и броневиков республиканцев. К вечеру Барселона пала.

Вместе с войсками к Пиренеям отходило население. Этот исход создал пробки, через которые по дорогам не могли пройти войска и снаряжение. 4 февраля пала Жерона, 7 февраля франкисты преодолели последний оборонительный рубеж на реке Флувия. Республиканцы уходили во Францию, а 8 февраля границу пересекли глава правительства Хуан Негрин и начальник Генштаба В. Рохо. 9 февраля последние республиканцы перешли границу с Францией и были там интернированы – война кончилась для 70 тысяч республиканских солдат.

https://w.histrf.ru/

9 февраля. 1098 год. Разгром мусульман из Алеппо и взятие крепости Харим (1 Крестовый Поход).

8 февраля. Почитания новомучеников в России не сложилось. Вот уже около 30 лет в нашей Церкви происходит процесс прославления новомучеников и исповедников XX века. И мне как священнику и церковному историку, 20 лет проработавшему в Синодальной комиссии по канонизации святых просто необходимо попытаться оценить результаты этой деятельности и попытаться ответить на вопрос — во что вылился процесс открытия и прославления новомучеников для наших современных православных христиан?

Трудно подвести какой-то лаконичный итог, но для меня очевидно следующее: новомученики и исповедники Русской Православной Церкви заняли очень скромное место в пантеоне — я подчеркиваю это полуязыческое слово — тех угодников Божиих, которых почитает наш церковный народ. Среди практикующих христиан России почитание новомучеников не распространилось широко.

Да, есть определенные протокольные дни поминовения, есть места проведения поминальных богослужений, как, например, Бутово и Левашово, но все это носит очень, я бы сказал, маргинальный характер, в отличие от почитания таких святых, как, например, блаженная Матрона. Даже, казалось бы, наиболее известный член Собора новомучеников и исповедников — царь-страстотерпец Николай II — почитается неизмеримо меньше разного рода чудотворцев или юродивых, даже подчас, формально неканонизованных.

Учитывая, что Церковь – это, конечно, же живой организм, нельзя не задуматься о причинах и более того, о смысле происходящего в Ней, ибо все, что происходит в Церкви, благословляется или попускается Богом для нашего вразумления и назидания.

На первоначальном этапе канонизации святых многие важные проблемы, возникающие в процессе её осуществления, мы даже не могли себе представить. И это совершенно естественно после десятилетий исторического забвения, усугубленного историческим мифотворчеством, которые насаждались в культурно-политической и церковной жизни нашей страны. Немногочисленные церковные люди, дерзавшие в советское время сохранять хоть какую-то историческую память, жили в потаенной, не подкрепленной подлинными церковно-историческими знаниями парадигме мифа о новомучениках и исповедниках российских.

В нашем сознании многочисленные жертвы коммунистических репрессий, обрушившихся на Русскую Церковь, представлялись мучениками веры.

А я напомню, что мученик — это христианин, которого принуждают отречься от Христа, угрожая лишить его жизни, и который предпочитает погибнуть, сохранив верность Христу.

Мы не отдавали себе отчет в том, что наше духовенство и активные миряне, погибшие во время репрессий, рассматривались большевистскими властями в качестве непримиримых врагов не столько с идеологической, сколько с социально-политической точки зрения. По отношению к стране большевики проводили политику, напоминавшую геноцид многих и прежде всего русского народа. И все же это была не политика геноцида — уничтожения по признаку национальной, этнической, расовой принадлежности. Правильнее определить политику коммунистического государства по отношению к России как политику стратоцида – уничтожения по признаку принадлежности к определенным социальным группам.

И с этой точки зрения представители духовенства и активные миряне оказывались обреченными на уничтожение подобно дворянам, представителям купечества, казачества, и даже в значительной степени крестьянства, как классово чуждые элементы. Русская Церковь подвергалась гонениям прежде всего как определенный социальный институт. Поэтому большевики были уверены, что если конфисковать церковную собственность, земли, здания, разрушить организационную структуру, Церковь перестанет существовать, остающиеся не закрытыми храмы опустеют, а сохраняющие верность Церкви клирики и активные миряне окажутся незначительной группой населения, которую не составит труда физически ликвидировать уже на первоначальном этапе построения нового общества.

Антирелигиозная пропаганда имела место, но в контексте того, что предполагалось большевистской идеологией в целом — формирования у широких масс нового тотально насаждаемого квазирелигиозного мировоззрения. И здесь уже было неважно, кого обращать в марксизм — монархиста, либерала, социалиста, православного, мусульманина или агностика — все они должны были исповедовать новую коммунистическую религию.

Почему при таком масштабе репрессий новомучеников так мало

Что из этого следует? Гонения на Церковь в России XX века были очень не похожи на гонения предшествующих веков. Подавляющее большинство жертв коммунистических репрессий из числа представителей духовенства и активных мирян, которые сейчас составляют Собор новомучеников и исповедников, — это люди, перед которыми, как правило, не стоял конкретно сформулированный их палачами, включая сюда их формальных следователей и судей, выбор между отречением от Христа и спасением своей жизни.

В основные четыре периода усиления гонений: 1918-20, 1922-23, 1929-32 и 1937-42 годы — репрессии разнились по своей форме: когда-то были более кровавыми, как например, в 1937-42 годы, когда-то менее кровавыми, но обширными, как например, в 1929-32 годы. В период гражданской войны, как правило, происходили аресты или просто задержания людей прежде всего из объявленных классово враждебными социальных групп, они часто завершались стихийной расправой или расстрелом даже без какой-либо формальной судебной процедуры — человек даже не успевал понять, что происходит.

Например, первый убиенный новомученик протоиерей Иоанн Кочуров, житие которого я писал, был убит в Царском Селе под Петроградом 31 октября 1917 года совершенно стихийно, почти случайно. Красногвардейцы и революционные солдаты захватили нескольких священников в их квартирах за то, что накануне они служили молебен о прекращении междоусобной брани, повели к зданию местного совета, умеренно поиздевались, выразили общественное порицание и отпустили. А отца Иоанна толпа до местного совета не довела, по дороге его стали избивать и колоть штыками, а потом застрелили и бросили мертвого на улице.

А вот с 30-х годов стала доминировать не столь распространенная даже в 1920-е годы практика многодневного или даже многонедельного следствия с применением физического воздействия. Арестованных принуждали к тому, чтобы они давали показания как на контрреволюционеров (в дальнейшем этот термин заменит определение «враг народа») на себя и на других людей. И вопрос, чтобы спасти свою жизнь, отрекшись от веры, как правило, не стоял и тогда. Да, над верой могли еще поглумиться, но суть состояла в другом — человека либо должны были уничтожить по признаку социального положения как “церковника”, либо ему предоставлялся , впрочем, не всегда реальный, шанс спасти свою жизнь или по крайней мере прекратить свои истязания, дав показания на самого себя или совершенно непричастных ни к какой контрреволюционной деятельности людей.

Значит, изначально был необходим какой-то другой подход. Значит, рассматривать каждого погибшего во время репрессий как мученика было уже невозможно. Изучая архивы, мы обнаружили, что нередко те, кто погибал во время репрессий, не только давали признательные показания, из-за которых потом страдали другие люди, но и были секретными сотрудникам ЧК, НКВД, причем таковых было очень даже немало, а признательные показания давали больше 90% подследственных.

И здесь возникает нравственная коллизия: является ли грехом желание человека прекратить свои мучения, признав себя каким-нибудь японским, польским, английским шпионом, членом несуществующей монархо-фашистской группировки, обличителем колхозного строя или Сталинской Конституции? И мы пришли к выводу, что в случаях, когда при наличии безупречной с церковной точки зрения жизни, при том, что, признав свою несуществующую вину, чтобы только прекратить свои мучения человек никого не оговаривал, вопрос о канонизации мог быть принят к рассмотрению. Но если, признавая свою несуществующую вину, человек называл имена других людей, которые могли пострадать, это становилось препятствием к канонизации. Вот почему 1500 тысяч новомучеников на фоне не только многотысячных, но даже миллионных жертв политических репрессий кажутся совсем небольшой цифрой. И это вполне естественно.

Можно ли назвать любых жертв репрессий — мучениками

Кто же они после этого? Чем отличаются от всех тех, кто подлежал репрессиям по признакам прежде всего социально-политическим? Значит, они жертвы политических репрессий? Как в таком случае оценивать их кончину и страдания?

Термин “новомученики” в данном случае мало что может прояснить. Можно ли назвать мученическим подвигом гибель жертвы политических репрессий, которая во многом уже была предопределена, и человек не мог даже отречением от Христа спасти свою жизнь? Несчастный священник, подобно несчастным бывшим помещикам, купцам, профессорам, чиновникам, генералам был обречен просто по разнарядке получить смертный приговор или многолетний срок заключения. И ничего уже не могло изменить его судьбу, разве что какое-то активное сотрудничество со следствием, но здесь мы погружаемся в совершенно другую сферу, и о святости говорить уже просто не приходится.

Этот обреченный священник оказывается скорее страдальцем, чем героем.

Вообще изучая вот уже тридцать лет историю гонений на Церковь в России ХХ века, я слово “герой” на дух не переношу.

Это чисто языческое представление о человеке. И чем чаще я вспоминаю свидетельства крестной смерти Христа, тем больше начинаю понимать, насколько не применим ко Христу этот титул героя, который нередко применяют ко многим святым, в том числе к мученикам, тем самым подчеркивая какой-то их сверхчеловеческий статус. Но люди не призваны быть героями, хотя мера терпения у каждого человека, конечно, своя.

В комиссии по канонизации годами велась дискуссия, особенно когда мы изучали репрессии 1937 года, можно ли физическими истязаниями добиться от человека любых показаний.. Одни говорили, есть пусть и очень немногие люди, которые могут превозмочь все истязания, а их оппоненты не соглашались, подчеркивая, что можно любого человека довести до такого состояния, что он даст любые показания, лишь бы хватило времени и умения его палачам, а у страдальца к его несчастью, был крепкий организм. Я склонен согласиться со второй точкой зрения: человек не сверхчеловек. Да, может случиться “чудо” — он умрет, но это единственное чудо, которое помогает человеку в такой ситуации.

Чувство разочарования и сомнения

Когда наши современники, воспитанные на житиях древних святых, читают жизнеописания новомучеников, они испытают чувство разочарования и сомнения. Ни чудес, ни обличений из уст мучеников, обращенных к их палачам, ни каких-то сверхъественных исцелений мы не встречаем, и кажется: какие же они после этого мученики, если никакими чудотворениями не сопровождалась их гибель? Либо неведомые чудеса этих святых остались сокрытыми от нас, и некоторые в этом находили успокоение, либо святость как таковая — это вымысел. Это смущало и смущает очень многих.

А наша русская православная ментальность очень боится сомнений. Хотя я считаю, что это очень плохо: только вера, прошедшая через горнило сомнений, может быть по настоящему твердой. А вера, не прошедшая их, скорее, отдает доверчивостью, которая с легкостью заменяется доверчивостью к чему-либо другому, что и случилось в нашей истории в 1917 году: от созидания святой Руси на земле вместо Руси святых на небесах к созиданию коммунистического рая на земле с квазисвятыми героями коммунистического строительства — и то и другое оказалось химерой.

Новомученики были обыкновенными люди, не стремящимися стать мучениками, боящимися этого. Достаточно вспомнить эпизод, когда в 1937 году один многодетный священник, прощаясь с членами своей семьи, благословил старшего сына, чтобы он на следующий день заявил, что отрекается от отца и подал заявление в комсомол — чтобы в семье был хоть один человек, который возьмет на себя бремя поддержки матери, братьев и сестер.

Как отнестись к такому шагу новомученика? Благословить сына на предательство не только отца, но и по сути дела Христа. Вы скажете, что на этот вопрос может ответить только Христос. И мне почему-то кажется, что в такой ситуации Христос простил бы сына-комсомольца и понял бы священника-отца. Трагизм положения нашего духовенства усугублялся тем, что они имели семьи.

Многие годы мы — члены комиссии по канонизации — видели целью своей работы составление достоверных жизнеописаний новомучеников, которые бы открыли нашему церковному народу их подвиг. Только выяснилось, что, читая их, человек ничем не вдохновляется, не назидается и думает только об одном: как хорошо, что ничего подобного со мной не случилось. Это вызывает и вопросы, и сомнения и лишний раз заставляет задуматься о правоте той точки зрения, что вопрос о канонизации какого-либо усопшего христианина надо возбуждать только тогда, когда есть какое-то его почитание в церковном народе. А осознанного и ответственного и, главное, широкого почитания новомучеников в русской церковной жизни не было и нет.

Надев рясы и кресты, многие ностальгируют по советскому прошлому

Кто такие святые в принципе? Это такая часть христиан — немощных грешных людей, каковыми являются и все христиане, которые в силу разных обстоятельств, каких-то своих личных добродетелей и помощи Божией в какой-то момент или продолжительный период жизни ведут себя таким образом, что их жизнь может послужить примером для жизни других христиан. И почитание начинается тогда, когда среди христиан существуют представления, что этот человек воплотил христианский идеал наиболее полно.

Правда, у нас популярны те умершие христиане, которые прежде всего были наделены каким-то сверхъестественным способностями, чудесами, которые были способны прозревать будущее, исцелять и так далее. Да, такие случаи имеют место в истории, но они крайне редки, и подобные чудотворения были дополнением к духовному нравственному совершенству человека, а не наоборот, когда нравственное совершенство могло и не присутствовать, лишь бы были потрясающие воображение чудеса, что мы имеем в случае с блаженной Матроной. Ведь дать ей четкие этические характеристики совершенно невозможно, она как будто по сторону добра и зла, только чудотворит…

Кроме того, чем дальше, тем больше я начал сталкиваться с тем, что у некоторых православных христиан, пришедших в Церковь из советского прошлого, но нравственно его от себя не отвергнувших, вызывала критику в чем-то непримиримая позиция к власти у части новомучеников, например, у митрополитов Кирилла (Смирнова), Агафангела (Преображенского), архиепископа Серафима (Самойловича), епископов Виктора (Островидова) и Серафима (Звездинского), еще так и не канонизованного Иосифа (Петровых). Они были готовы идти на переговоры с властью, но не могли принять любые ее условия, в частности, для них было неприемлемым назначать епископов только при согласовании с ГПУ и НКВД. И это их разделило с митрополитом Сергием (Страгородским).

Сейчас уже иногда приходится слышать и такого рода критику: “Можно ли таких антигосударственных служителей считать святыми? Правильно поступал митрополит Сергий, который искал компромиссы, считал, что Церковь должна быть со своим народом, а значит, со своей родиной, а значит, со своим государством и тем, кто его возглавляет”. И в этом проявляются усиливающаяся тенденция огосударствления и сервилизма нашей современной Церкви и конформизма наших граждан по отношению к государству, который, к сожалению, всегда был свойственен нашему народу. Многие из нас, даже надев на себя рясы, кресты и панагии, ностальгируют по советскому прошлому и главной трагедией ХХ века считают не крушение Российской империи в 1917 году, а развал СССР в 1991 году.

А феномен “православного сталинизма”! Любой мало-мальски знающий историю человек понимает, что наиболее страшные репрессии происходили именно тогда, когда партийное руководство возглавил Сталин. И тем не менее именно с ним в том числе некоторые православные, связывают очень распространенный миф о том, что наше государство довольно быстро опомнилось от богоборческого ленинско-троцкистского морока и вернулось к традиционному православному мировоззрению. И с этой точки зрения представляется нежелательным, чтобы мученики, которые погибали при Сталине, напоминали, что “великий тайный православный христианин”, спасший Церковь от уничтожения, на самом деле являлся ее главным палачом на протяжении десятилетий.

Государственный конформизм, насаждающийся сейчас в обществе, все больше и больше проникает и в Церковь и способствует затуханию и без того не очень горящего почитания наших новомучеников.

Но чудо святости Церкви заключается в том, что часто прославляются те, кого при жизни официальная церковная власть преследовала.

И чудо собора канонизации для меня в том, что тех или иных святых канонизуют епископы, которые бы при жизни их гнали. Но Церковь ведут не епископы, Церковь ведет Христос.

Христианин не должен быть потребителем

Нужно ли от новомучеников ждать чудес? Мы уже упомянули, что у нас очень популярны те святые, к кому можно обратиться с просьбой, которую невозможно удовлетворить в системе здравоохранения, социального обеспечения, правоохранительных органов или судебной системе. Надо, чтобы они помогли нам в жизни, может быть, несовершенной, но привычной, еще лучше устроиться и спокойнее жить. Но это не просто не христианский поход, это примитивно языческий подход, связанный с традиционным магизмом, когда человек серьезно не задумывается о своем духовном нравственном развитии, он весь погружен в проблемы выживания в этом мире и привлекает сверхъестественные силы, чтобы они помогли ему легче выживать или в каком-то конкретном вопросе. “А я тебя за это тоже отблагодарю, поставлю свечку, сделаю пожертвование”.

Что можно просить у новомучеников, жертв этого антихристианского гонения? Ведь их и всю страну пытались лишить не только веры во Христа, а каких бы то ни было нравственных ценностей. Чтобы в стране не было честных, духовно независимых, мыслящих людей. А это ли не является антихристианским делом? Ибо нравственность, творчество, ум, свобода — все это дары Божьи людям. И вот именно этих основополагающих даров, которые помогают людям, даже может быть подчас не знающим Христа, жить достойно, по-христиански, нас пытались лишить на протяжении десятилетий. А мы и сами часто были рады лишаться.

И с этой точки зрения я ставлю еще один вопрос: а почему среди наших новомучеников доминируют представители духовенства? Среди жертв политических репрессий кого только не было. А почему батюшки доминируют над матушками? Хотя есть статистика, что священники давали признательные показания чаще, чем монахини, а эта тема вообще не звучит. А главное — почему бы не прославить как мучеников тех православных мирян, которые достойно себя вели до следствия, на нем и после, вообще в жизни? И тогда получается, что кандидатами к канонизации оказывается широкий круг людей? Каковы же тогда критерии этой канонизации?

Офицер, не пошедший на службу к большевикам и расстрелянный за это — разве он не достоин поминовения, уважения и прославления? Отказавшийся давать показания на своих же коллег и после этого расстрелянный ученый — разве он не достоин? А крестьянка, арестованная, а потом забитая до смерти за то, что она детям раскулаченных носила по ночам еду — не достойна почитания? Как видите здесь мы и религиозной темы вроде как не видим, а видим лишь тему достоинства человека, его нравственного выбора. И хотя я ставлю острые вопросы, может быть, кажущиеся свидетельством свободного либерального подхода к этой теме, в комиссии я всегда действовал по принципу “лучше недоканонизовать, чем переканонизовать”, но проблема то есть.

Это наше потребительское отношение к святым делает для нас неудобным обращение к новомученикам.

Просить их избавить от несчастья и страданий довольно странно. Они сразу же ставят перед нами ситуацию, в которой испытание на духовные качества человек проходит, когда оказывается в условиях гонений, страданий. Поэтому пока мы не усвоим очевидную истину, что христианин в обращении и ко Христу, и к святым должен быть не потребителем их, а соработником, просить у них научения делать свою духовную жизнь лучше, иметь силы делать выбор между добром и злом, вести трудную и достойную жизнь и тем самым менять окружающий мир, мы не поймем отношение к новомученикам.

Мы ухитряемся гордиться тем, чего надо стыдиться

На забвение наших новомучеников не только в обществе, но и в нашей Церкви обрекает то, что наше общество исполнено историческим беспамятством. А оно сейчас восполняется историческим мифотворчеством: наша страна начинает представляться многим из нас даже в период своих величайших нравственных падений и богоотступничества имманентно православной, всегда остававшейся ближе к Богу, чем какая-то другая. “Народ-богоносец”, который если и гонит Бога, то гонит от неравнодушия, в отличие от всего так называемого цивилизованного мира. А русский человек живет по принципу: годится, так Богу молиться, а не годится — горшки покрывать. Либо истово верит в Бога, либо истово преследует Бога.

История, впрочем, показала, что истово преследуют прежде всего Христа, а веруют в каких-то подчас других богов, и их огромное множество. И в этом пантеоне может найтись место и для Перуна, и для “тайного православного христианина” Сталина, и для «святого старца» Распутина, и для «христолюбивого» маршала Жукова, и для Ивана Грозного — но только не для новомучеников.

Есть еще одна проблема, которую выявил Собор новомучеников: мы ухитряемся гордиться тем, чего надо стыдиться. “Мы, посмотрите какие духовные, в какой еще стране есть столько новомучеников?! Нигде. Значит, у нас больше всего достойнейших христиан”. Кажется, вывод должен быть другим: мы самая бездуховная страна, раз такая трагедия стала возможна. И мучеников-то было гораздо меньше, чем мучителей, а мучители вышли из той же самой Русской православной Церкви. И я всегда в данном случае вспоминаю короткую фразу митрополита Кирилла (Смирнова), который призывал патриарха Тихона не идти на компромиссы с властью. И в ответ на слова патриарха Тихона о том, что он идёт на компромиссы, потому что не может не думать о томящихся в тюрьмах архиереях. Митрополит Кирилл сказал: «Не думайте о нас, архиереях, мы только и годны на то, чтобы сидеть в тюрьмах».

Пришедшие в Россию гонения — результат в том числе того, что наша церковная иерархия не смогла воспитать своих мирян достойными христианами и за это поплатилась.

Как происходит канонизация? Сначала служится панихида, потом зачитывается акт о прославлении умершего христианина, выносится его икона и перед ней совершается молебен. То есть мы констатируем, что этот подвижник больше не нуждается в наших молитвах о прощении его грехов, а наоборот — к нему можно обращаться, чтобы он был ходатаем перед Богом. Но, к сожалению, мы переживаем и кризис агиографического жанра, и жанра нашей иконографии…

Но я не думаю, что надо искать новые пути почитания. Однако ничего не изменится, пока мы не продумаем и не разрешим те проблемы, которые я упомянул. Да, я поставил больше вопросов, и они остаются вопросами в том числе и для меня самого. Но сейчас я очень отчетливо понимаю: когда вопросы возникают — это хорошо, это значит, что есть живая жизнь.

А урок новомучеников может быть один: свидетельство о Христе должно происходить не в каких-то экстремальных ситуациях, а в каждом дне, часе жизни.

И когда ты в своих повседневных делах будешь делать выбор в пользу Христа, может быть, тебе и не придется оказаться на месте мученика и делать этот выбор ценой собственной жизни. И чтобы быть свидетелем Христа, нужно будет не погибать, а жить.

Христианином надо быть в своей повседневной жизни, а проблема выбора стоит всегда, просто в разных формах. И вопрос заключается в одном — насколько делающийся тобой выбор оказывается христиански мотивированным.

Протоиерей Георгий Митрофанов, Надежда Прохорова

7 февраля. 100 лет назад в Иркутске был расстрелян большевиками русский адмирал, знаменитый полярный исследователь, Верховный правитель России Александр Васильевич Колчак. Вечная память!

7 февраля. Почему наши улицы и целые города по-прежнему названы в честь идолов большевистской эпохи? Недавно я разглядывал фоторепортаж очередного путешественника: замечательный город на Крайнем Севере среди кинематографических гор, уютный и суровый, идеальная площадка для меланхолического детектива в скандинавском духе.

Город называется Кировск. И я с какой-то обреченной тоской подумал — ну почему Кировск-то? Почему даже где-то на краю света, у ледяных морей, русская земля должна хранить память о каком-то давно забытом, в сущности, большевике? Почему в его честь названа значительная часть России, и в том числе бедная наша Вятка? Чем мы так обязаны Кирову в двадцать первом веке, а?

Или другое: пришла новость о том, что на Знаменской площади в Петербурге (и называется она, к сожалению, уже не Знаменской, а Знаменскую церковь на ней большевики давно снесли) хотели было заново поставить известный памятник Александру Третьему работы Паоло Трубецкого, да вот не поставят. Власти испугались. Коммунисты и ветераны (а именно «ветеран» 1939 года рождения) — против.

А то и прямо гадят: то на памятник Солженицыну, то на мемориальную доску Колчаку. И хочется сказать в сердцах: как же вы надоели, советские кровососы.

ВЕЧНЫЙ НАШ ТИПОВОЙ ЛЕНИН

Весь бывший Советский Союз, вся Восточная Европа, все бывшие строители коммунизма давно похоронили эту печальную эпоху и переключились на свою национальную историю. Они все называют улицы и города, ставят памятники и вешают таблички — в честь своих собственных национальных героев: генералов и просветителей, политиков и ученых, благотворителей и святых. И только наша несчастная Россия обречена бесконечно тащить за собой все советское наследство, отвечать за все его грехи и нескончаемо славить палачей двадцатого века, всех этих Бела Кунов, Войковых и Дзержинских.

Почему до сих пор в каждом русском городе стоит бессмысленный типовой Ленин? Кого и куда он зовет своей зажатой в руке кепкой? Как он вообще соотносится с нашей жизнью двадцать первого века? Мы что, и сейчас веруем в коммунизм? В борьбу с религией и буржуазией? Какие заветы вождя нам так дороги и милы, что мы никак не можем выбросить его на помойку?

СОЛЖЕНИЦЫН ПОТОРОПИЛСЯ

Но если бы только Ленин. Русские города, поселки, села буквально загажены всем мировым интернационалом, какой-то унылой абракадаброй «50-летия Октября» и прочего Бебеля с Кларой Цеткин. Какое все это имеет отношение к русской исторической памяти? Идолы и священные символы мертвой и враждебной нам религии продолжают оставаться неприкосновенными — «чтобы никого не обидеть».

Хочется спросить: а своим существованием они не оскорбляют память о миллионах людей, которых советский строй разными способами безвинно сгубил и сгноил? Разумеется, нужно сделать несколько важных поправок. Эстетически ценные памятники, ставшие частью истории русского искусства, вроде «Рабочего и колхозницы» — отдельная история.

Памятники и другие формы мемориализации советских деятелей, сделавших что-то нужное, героическое вне или безотносительно коммунизма, ВКП(б) — КПСС, ВЧК — НКВД и т. п. — я имею в виду военных, изобретателей, космонавтов, — тоже отдельная история.

То и другое может и должно жить в настоящем и будущем безотносительно отношения к большевизму. Но кровавые упыри и массовые убийцы-то нам зачем? Много лет назад, еще в прошлом веке, Солженицын сказал: часы коммунизма свое отбили. Тогда это казалось самоочевидным, а теперь уже понятно, что Александр Исаевич поторопился. Мы по-прежнему живем в казенном доме, который принадлежит Советской власти.

Мы не имеем права трогать ее вещи, заменять мебель, перекрашивать стены, снимать с них ее любимые фотографии с трупами и сапогами в крови. Мы должны вести себя как можно тише и лояльнее, ведь она тут командует даже посмертно, уже из ада. Дорогая Советская власть! Уходи уже наконец, а?

У НАС ЕСТЬ КОГО ВСПОМНИТЬ

Хватит заедать жизнь тем, кто не верит уже ни в марксизм-ленинизм, ни в диалектический материализм, ни в научный атеизм, ни в кавалерийскую атаку на капитал, ни в коллективизацию. У нас есть, к счастью, кому поставить памятник, в честь кого назвать улицу, город, село, кому посвятить мемориальную табличку или просто вспомнить добрым словом.

У нас есть — помимо Толстого и Достоевского, Гагарина и Королева, Чуйкова и Рокоссовского — Аксаковы и Хомяков, Константин Леонтьев и Розанов, Суворин и Феофан Затворник, Витте и Столыпин, Марков и Дроздовский, Шульгин и Солоневич — и еще многие, многие другие замечательные русские люди разных профессий и эпох, которые прекрасно заменят террористов и бандитов в отечественном пейзаже.

И если некоторые их имена и фамилии (в том числе из перечисленных) кому-то до сих пор неизвестны — так это именно потому, что их место в русской истории, географии и топографии до сих пор занято нескончаемыми партийными работниками и мастерами красного террора. Уйди, Советская власть. Ты отожрала у нас почти весь двадцатый век. Так отвяжись от нас хоть в двадцать первом.

Дмитрий Ольшанский

6 февраля. 1191 год. Папа Римский Клемент III утвердил своей буллой Тевтонский орден.

В библиотеке выложены две статьи: «Эскадроны смерти» и «Мать Тереза». Рекомендуем братьям для прочтения.

6 февраля. Кто бы мог подумать – эпопея с импичментом Трампа завершилась самым неожиданным образом – его оправдали по обеим статьям. Расходимся.

Второй президентский срок теперь у него в кармане, и самое интересное начинается прямо сейчас – Трамп перейдет в наступление и у Байдена нет против него ни малейшего шанса. Единственная кандидатура, которая теперь светит Байдену – это войти в историю как второй подряд выдвиженец в президенты от Демпартии, оказавшийся под следствием ФБР. Ему просто придется мирно слиться из президентской гонки при первой же возможности. Только так он сможет выменять прощение за свои с сынком делишки на Украине.

А это значит, что в фаворитах остаются Сандерс и Уоррен. Трампу не составит труда противостоять людям с репутацией отъявленных коммунистов, которых поддерживают лишь гендерно-нейтральные хипстеры. А чтобы понять, насколько серьезно к этому стоит относиться – после первой же перепалки между Сандерсом и Уоррен у тех же The New York Times вышла статья с заголовком «Мама и папа ссорятся: прогрессивные демократы подавлены из-за стычки Уоррен и Сандерса».

До самого последнего момента казалось, что у демократов есть какой-то невероятный козырь в рукаве, но вышло так, что они изначально с невероятным упрямством вели проигрышную игру, полагаясь лишь на переживания эмоционально нестабильных бородатых детей, трясущихся от ужаса при одной лишь мысли о том, что всю оставшуюся жизнь им придется ходить на работу.

t.me/teory_elit

6 февраля. КИРИЛЛ СЕГОДНЯ — ЭТО ФИЛАРЕТ ВЧЕРА. О гражданах Гундяеве и Денисенко

Сначала поясню, почему я использую светские фамилии, а не монашеские имена. Ответ очень прост: “Москва начала первая”.

Религиозная организация московского официоза, именующая себя РПЦ, отпала от Вселенского Православия, а потому к ее иерархии мы можем относиться с чисто научным, можно сказать этнографическим, интересом. Более того, повод к этому московиты дали сами, именуя предстоятеля Украинской Православной Церкви Киевского патриархата по-светски – Михаил Денисенко – именно по указанной причине: из-за отпадения от мирового православия. Что же касается гражданина Денисенко, с которого Константинополем была снята московская анафема, я должен был бы именовать его согласно его каноническому статусу. Однако после второго ухода Филарета из мирового православия (на этот раз — из Православной Церкви Украины) он вернулся к тому статусу, в котором пребывал после первого, гораздо более яркого. И если после московской анафемы было ясно, что РПЦ МП приняла в его отношении политическое, а не каноническое решение, то второй уход Денисенко в раскол превратился просто в фарс.

К тому же, именование предстоятелей по фамилии в РПЦ МП становится модным трендом (большой любитель такого именования – гражданин Коваленко, он же митрополит Запорожский Лука), которому в данном случае решил последовать и я.

О правомочности сравнения

С момента своего возникновения Киевский патриархат стал центром собирания раскольниковпредставителей «альтернативных иерархий» со всего мира. И достиг в этом немалых успехов. Так, в составе УПЦ КП появились экзархаты в России и в Западной Европе, несколько архиереев в Греции, в США. УПЦ КП вступила в общение с непризнанной Белорусской Автокефальной Православной Церковью и Черногорской Православной Церковью. Апогеем этой внешней церковной политики стали участие Патриарха Филарета в интронизации «альтернативного» Патриарха Болгарского Пимена в 1996 г. и визит Патриарха Пимена в Киев. В 1998 г. этот болгарский раскол был практически исчерпан, в бывшей Югославии Филарет не нашел ни сторонников, ни партнеров, и постепенно внешнеполитическая активность Киевского патриархата по созданию всемирной «альтернативно-православной сети» угасла.

Однако в прошлом году инициативу перехватила Москва.

7 октября на заседании Синода РПЦ МП было принято решение о принятии в состав Московского патриархата Архиепископии западноевропейских приходов русской традиции (об этом ниже). Кроме того, устами некоторых своих спикеров Москва угрожает другим официальным поместным Церквам созданием на их территории альтернативных общин. Более того, на канонической территории Вселенского патриархата эти угрозы уже превращаются в реальность. Так, «по просьбе русских верующих, проживающих в Турции, патриарх Московский и всея Руси Кирилл направил… священника из Москвы, который будет регулярно совершать богослужения в историческом посольском храме Стамбула» (https://www.interfax.ru/world/637433). Естественно, Москва эти действия с правящим архиереем Стамбула – Патриархом Варфоломеем, еще не осужденным ею за ересь или раскол, – согласовать не потрудилась.

«Даже если Синодом или Собором архиереев той или иной Православной Церкви под давлением и будет принято положительное решение в отношении признания ПЦУ, то внутри этой же Церкви обязательно найдется достаточное количество здравомыслящего архиереев, духовенства и мирян, которые останутся верны каноническому церковному устройству. Эти люди ни за что не примут признание ПЦУ и перестанут поминать тех предстоятелей и архиереев, которые ее признали», – заявил митрополит Запорожский УПЦ МП Лука (Коваленко). Полагаю, сторонники позиции Москвы тут же получат и ее поддержку.

Победная (?) реляция Москвы

Октябрьское решение Синода РПЦ МП о поглощении бывшей Архиепископии западноевропейских приходов русской традиции Константинопольского патриархата российской пропагандой преподносится как колоссальное достижение внешней церковной политики Гундяева, но стоит внимательнее присмотреться к этому событию.

Начнем с того, что Архиепископия в ноябре 2018 года была ликвидирована решением Синода Константинопольского патриархата, а потому, по сути, присоединять было нечего. Архиепископия не смирилась с решением предстоятеля и начала поиск выхода из сложившейся ситуации. Вариантов было несколько: подчиниться (как требует каноническое право) или сменить юрисдикцию (такую опцию предоставляет французское законодательство). Остановились на последнем. Однако Ассамблея Архиепископии, прошедшая 7 сентября, отказалась переходить в Московский патриархат. С этого момента Архиепископия перестала существовать, так как никакого нового статуса она не заявила, и решение о смене юрисдикции принято не было.

Архиепископ Иоанн (Реннето) получил отпускную грамоту от Патриарха Варфоломея и 14 сентября в личном порядке перешел в РПЦ МП, получив звучный титул «архиепископ Дубнинский». Однако другие клирики архиепископии, последовавшие за ним, отпускных грамот от Константинополя не получали. А потому Синод РПЦ МП нарушил 17-е правило VI Вселенского Собора: «Понеже клирики различных церквей, оставляя свои церкви, в коих они поставлены, перешли к иным епископам, и, без воли своего епископа, определены в чужих церквах, и чрез сие они оказываются непокорными: того ради определяем, дабы от месяца января минувшаго четвертаго индикта никто из клириков, в какой бы степени кто ни был, не имели права, без увольнительной от своего епископа грамоты, определен быти к иной церкви. Не соблюдающий сего отныне, но постыжающий собою совершившаго над ним рукоположение, да будет извержен и сам, и неправильно приявший его». Авторитетнейший комментатор правил Вальсамон дополняет: «Исключи мне отсюда константинопольского епископа и карфагенского; ибо они одни могут, как говорилось много раз, принимать к себе чужих клириков без согласия рукоположившего их».

Итак, приняв клириков Константинопольского патриархата, Москва, во-первых, нарушила каноническое правило, а во-вторых, посягнула на привилегию, ей не принадлежащую.

Будущий статус Архиепископии в РПЦ МП – тоже предмет весьма темный. В решении Синода говорится: «На очередном Архиерейском Соборе внести поправки в Устав Московского Патриархата, предусматривающие пребывание Архиепископии в составе Московского Патриархата с особым статусом, определяемым настоящим синодальным решением». Но есть несколько нестыковок. Во-первых, уже существует Патриарший экзархат Западной Европы, однако в Уставе РПЦ МП его существование никоим образом не отражено: попытайтесь найти упоминание о нем здесь: http://www.patriarchia.ru/db/text/133136.html. Во-вторых, в Московии на Соборах чужие права обычно сокращают, а не расширяют. Свежий пример – сокращение автономии украинской части РПЦ МП в 2017 г.

Элладская подножка Гундяеву

12 сентября Синод Элладской архиепископии признал автокефалию Православной Церкви Украины. Накануне Москва пыталась любыми способами запугать греков прерыванием церковного общения и «непущанием» русских паломников (с деньгами) в Грецию. Однако элладские епископы в значительной мере поддержали Константинополь, кроме того, через несколько дней после признания они сослужили с украинскими собратьями. Так Афины загнали Москву в угол: принцип последовательности действий предполагал, что в отношении Элладской Церкви Москва предпримет те же меры, что и в отношении Константинополя. Но московиты понимают, что любой подобный шаг приведет лишь к ускорению изоляции самой РПЦ МП, а потому ее основные спикеры начали понижать градус напряженности. Например, в Москве заявили, что среди всех элладских епископов надо выделить тех, что выступал против украинской автокефалии, и поддерживать каноническое общение только с ними. (Каноническое право, правда, такой шизофрении не знает.) Впрочем, греческий епископат Москве расколоть не удалось.

Кроме того, решение греческого Синода вынудило Москву отказаться от идеи проведения «альтернативного» Всеправославного Собора (или хотя бы собрания предстоятелей) под эгидой самой Москвы. Да и ноябрьское предложение Иерусалимского Патриарха Феофила III провести встречу предстоятелей на его территории в феврале текущего года, во многом из-за места, где, собственно, предложение было оглашено, не нашло понимания среди проконстантинопольских предстоятелей. Следовательно, представительность любого «общеправославного» мероприятия, устраиваемого Москвой, не будет дотягивать до представительности Собора на Крите в 2016 г., который в РПЦ МП отказываются называть «общеправославным». Но потуги Москвы, проигнорировавшей Критский, созвать собственный Всеправославный Собор, пусть хоть в Иордании, – буффонада.

Теперь московские эмиссары окучивают старостильников и традиционалистов по всему миру, пытаясь сколотить антиконстантинопольскую коалицию.

Так, Гундяев, как, впрочем, и Денисенко четвертью столетия раньше, вознамерился стать новым центром объединения «альтернативных» иерархий, причем последним синодальным решением, грубо поправшим каноны, РПЦ МП лишь углубила односторонний «откол» (парасхизму) от мирового православия. Ни убеждения, ни угрозы не убедили Элладскую архиепископию. Греки запустили эффект домино: последовали признание ПЦУ со стороны Александрийского патриархата и ряд сослужений архиереев других поместных Церквей с украинскими архиереями.

А в это время в самой России администрация Путина подумывает не об альтернативе мировому православию, а об альтернативе самой Церкви Гундяева – о ее клоне в лице старообрядческой Церкви, возглавляемой Митрополитом Корнилием (Титовым), который исключительно демонстративно, порой в гораздо более гротескной форме, чем Гундяев, поддерживает все инициативы российского президента и внешнеполитические авантюры Кремля…

Илья Бей

4 февраля. Два террористических рецидива в Лондоне за несколько месяцев. Последнего террориста выпустили из тюрьмы всего за неделю до того, как он с мачете напал на прохожих. Жертв не было, потому что за ним тайно следила полиция. До этого резню устроил другой, якобы перевоспитавшийся, исламист. Теперь террористов хотя бы не будут отпускать досрочно…

После двух недавних терактов в Лондоне, совершенных досрочно освобожденными из тюрьмы исламистами, правительство Британии решило отменить автоматическое освобождение осужденных за терроризм по отбытии половины срока.

«Принцип должен быть такой: осужденные [за терроризм] больше не будут освобождаться автоматически, и всякое досрочное освобождение будет зависеть от оценки риска комиссией по досрочному освобождению», — сказал министр юстиции Британии Роберт Бакленд в парламенте в понедельник.

Бакленд выступил с экстренным заявлением на следующий день после того, как 20-летний Судеш Аман ранил ножом трех случайных прохожих в лондонском районе Стретэм. Аман лишь около недели назад вышел из тюрьмы, где сидел за распространение информационных материалов «Аль-Каиды» (организация, признанная террористической и запрещенная во многих странах, в том числе и России). Он был приговорен к трем годам и четырем месяцам, но отбыл только половину срока.

До этого, в ноябре, теракт в Лондоне совершил досрочно освобожденный Усман Хан. Он был осужден за подготовку терактов и отсидел половину из назначенных ему восьми лет. Хан напал с ножом на участников конференции по социальной адаптации заключенных, в которой участвовал и сам, причем считался успешным примером такой адаптации. Хан убил двух человек, после чего, как и Аман, был застрелен полицией.

«Вооруженные полицейские в рамках операции по предотвращению терроризма вели тайное наблюдение за подозреваемым [Аманом], и немедленно отреагировали, уничтожив его на месте преступления», — сказала заместитель помощника комиссара полиции Лондона Люси Д’орси. В разговоре с журналистами премьер-министр Борис Джонсон признал, что перевоспитание исламистов является чрезвычайно сложной задачей и успехов в этом направлении очень мало.

https://vk.com/great_and_sovereign

3 февраля. Вчера, в больнице города Дурбан, на 101 году жизни ушел участник Второй Мировой войны, участник войны в Конго и Катанга, командир формирований Коммандо 4 и Коммандо 5, защитник белого населения в Африке и гроза левых террористов Симба Майк Хоар. Бешеный Майк, как его называли современники был поистине одним из последних белых рыцарей на черном континенте, защитником белого населения, талантливым командиром и поистине великим человеком своей эпохи.

Спи спокойно, рыцарь! Вечная память!

Томас Майкл Хоар (17 марта 1919, Калькутта, Британская Индия — 2 февраля 2020, Дурбан, ЮАР); широко известен под прозвищем Mad Mike — Сумасшедший Майк, «Бешеный Майк») — британский военный; позднее южноафриканский наёмник и активный участник конголезских войн 1960-х. Также известен как организатор неудачной попытки государственного переворота на Сейшельских островах в 1981 году.

Родился в Британской Индии в семье капитана речного транспорта. Этнический ирландец. С восьмилетнего возраста жил в Плимуте. После школы окончил колледж, получил профессию бухгалтера. Соответственно своим склонностям, решил стать военным. Пытался поступить в военную академию Сандхерста, однако принят не был. Поступил на службу в армейский территориальный резерв, где получил профессиональную военную подготовку. В двадцать лет был зачислен в полк Лондонские ирландские стрелки.

Участвовал во Второй мировой войне, служил стрелком и разведчиком в королевских бронетанковых войсках. Воевал в Бирме, участвовал в Кохимской битве. Получил офицерское звание капитан, после войны дослужился до майора.

Демобилизовался в 1946, спустя два года перебрался в ЮАС. Жил в Дурбане, работал бухгалтером, возглавлял яхт-клуб. Увлекшись мотоциклами, Хоар совершил несколько трансафриканских мотопробегов. Затем он занялся организацией сафари.

В 1961 завербовался в катангские войска Моиза Чомбе. Командовал полицейским подразделением «Коммандо 4». Отслужив срок контракта, вернулся в ЮАР. В 1964—1965 вновь служил Чомбе как премьер-министру Конго. Сформировал и возглавил подразделение «Коммандо 5» — самую боеспособную часть правительственной армии. Команда Хоара, укомплектованная в основном южноафриканскими и европейскими наёмниками, отличалась военной эффективностью, профессионализмом и дисциплиной.

Хоар сыграл важную роль в подавлении леворадикального движения «Симба». Его подразделение изматывало противника эффективными рейдами, сыграло ключевую роль в захвате ряда опорных пунктов. Особенно тревожная ситуация сложилась в Альбертвиле, где в плену у симба находилось большое количество заложников-европейцев. Энергичные действия Хоара фактически решили исход войны. Наёмники из отрядов Хоара, Боба Денара и Жана Шрамма везде, где могли, жёстко пресекали убийства европейцев. Они предотвратили резню более полутора тысяч белых жителей Стэнливиля.

Именно тогда Майкл Хоар получил кличку Сумасшедший Майк (Бешеный Майк). Её первоначальными авторами были чёрные погромщики. Распространили кличку пропагандистские службы ГДР, не уточнив авторство и обстоятельства её возникновения. Буквальный перевод словосочетания Mad Bloodhound, употреблённого дикторами радио ГДР в качестве характеристики Хоара, означает породу собак. Таким образом за ним закрепилось прозвище Бешеная ищейка, отражавшее его деятельность по обнаружению и уничтожению «симба». В странах восточного блока, выступавших на стороне симба, Хоар был превращён в символ наёмничества и «кровавого палачества».

Цикл конголезской политической борьбы завершился в 1965 государственным переворотом, свержением Чомбе и приходом к власти Мобуту Сесе Секо. Новый президент занимал прозападные позиции, но опирался на регулярную поддержку государств, а не на наёмную вольницу, что было характерно для Чомбе.

Отслужив первый контракт у Чомбе, Хоар покинул Катангу, но вскоре вернулся, чтобы принять участие в поисках двоих пропавших без вести наёмников из своего отряда. Оба, однако, оказались погибшими.

Летом 1966 года Чомбе инициировал первый мятеж в Катанге, рассчитывая привлечь к нему Хоара. Однако, выступление было быстро подавлено при активном участии Боба Денара. Второй мятеж был поднят под руководством Жана Шрамма и Денара в 1967 году. Восстание наёмников и жандармов охватило Катангу и перекинулось на Киву. Однако к концу года Мобуту подавил это выступление. Наёмники покинули Заир.

Хоар вернулся в ЮАР. 1967 году он появился в Нигерии, где шла гражданская война против сепаратистов Биафры. Хор посетил по приглашению обе стороны — как правительство генерала Говона, так и Биафру — и выступил с заявлением, что в интересах Британского содружества наемники с обеих сторон должны выйти из игры. Однако, его коллеги к призывам не прислушались, и в Нигерии наёмники воевали друг против друга.

На рубеже 1970—1980-х продолжал заниматься вербовочной и консультационной деятельностью, «сбивая новые стаи „гусей“».

В 1976 году Сейшельские Острова получили независимость от Великобритании. Первоначально во главе республики стал прозападный политик Джеймс Мэнчем. Уже в 1977 в результате государственного переворота к власти пришёл «социалист Индийского океана» Франс Альбер Рене. Он установил режим «социалистической ориентации», близкий к «реальному социализму» (хотя не совпадающий в полной мере), повёл просоветскую внешнюю политику, открыл доступ на Сейшелы ВМФ СССР, установил тесные связи с северокорейским режимом. Ближайшим союзником Рене выступал левоориентированный президент Танзании Джулиус Ньерере.

В 1978 Джеймс Мэнчем связался со спецслужбами ЮАР для подготовки контрпереворота на Сейшелах. Представители Мэнчема вышли на связь с Хоаром. После длительного перерыва «Сумасшедший Майк» вновь был привлечён к военно-политической операции по найму. Характерно, что его противниками вновь являлись левые политические силы. Решение явно принималось под впечатлением успешного переворота, совершённого Бобом Денаром в мае 1978 г. на Коморских островах (там был свергнут режим Али Суалиха, сходный с сейшельским правительством Рене, но более радикальный и гораздо менее эффективный).
Хоар сформировал отряд из 53 человек — бывших южноафриканских военных, бойцов родезийского спецназа и ветеранов Конголезской войны. 25 ноября 1981 года группа Хоара прибыла в аэропорт на сейшельском острове Маэ. Наёмники были замаскированы под команду регбистов.

По случайности (один нетрезвый наёмник обнаружил своё оружие перед таможенным контролем) столкновение началось преждевременно и расчёт на внезапность сорвался. Отряд Хоара захватил аэропорт, но оказался блокирован сейшельскими силами безопасности и танзанийскими солдатами. Попытка прорваться на близлежащую военную базу не удалась. После нескольких часов перестрелки — причём наёмники без особого труда удерживали аэропорт — Хоару удалось захватить индийский пассажирский самолёт и отбыть обратно в ЮАР.

Семеро наёмников были захвачены сейшельцами, предстали перед судом и получили суровые приговоры, вплоть до смертной казни. Все они, однако, были помилованы и через два года депортированы в ЮАР. Хоар и 45 человек из его отряда были привлечены к ответственности за угон самолёта и осуждены на разные сроки заключения. Сам Майкл Хоар (к тому времени 62-летний) получил 10 лет тюрьмы, из которых отбыл 3, после чего был освобождён досрочно.

Сейшельская операция Хоара и её провал имели широкий международный резонанс. 15 декабря 1981 года Совет безопасности ООН единогласно осудил попытку переворота. Вопрос рассматривался специальной комиссией ООН, констатировавшей причастность спецслужб ЮАР. Осуждение было продублировано резолюцией СБ ООН в мае 1982. В обоих случаях имя Майкла Хоара упоминалось в документах ООН, что способствовало новому всплеску его международной известности.

Режим Рене на Сейшельских островах оказался весьма устойчивым. Он сумел не только подавить ещё несколько попыток свержения в 1980-х, но и трансформироваться после перехода к многопартийной системе и рыночной экономике в 1991 году.

После освобождения в 1984 Майкл Хоар не принимал участия в военно-политических мероприятиях. Он удалился в частную жизнь, хотя не изолировался от общества. Проживал во Франции, затем вернулся в Дурбан. Написал несколько книг о своих приключениях. Три года вместе с семьёй путешествовал на личной яхте.

Майкл Хоар консультировал фильм The Wild Geese («Дикие гуси») о приключениях группы наёмников, в котором он сам фигурировал как персонаж (роль Хоара исполнил Ричард Бёртон). Один из актёров, — Ян Юл, — служил в «Коммандо 5» под командованием Хоара.

Был женат дважды. Первый брак с Элизабет продлился с 1945 до развода в 1961, супруги имели троих детей. Со своей второй женой Филлис Симмс-Хоар — стюардессой по профессии — Хоар познакомился в Катанге, на службе у Моиза Чомбе. В этом браке имел двоих детей. В Катанге же он познакомился с многолетним другом Джерри Пюреном, впоследствии участником сейшельского рейда.

Одним из последствий неудавшейся Сейшельской операции стало исключение Хоара из ассоциации профессиональных бухгалтеров на основании осуждения по уголовной статье.

Майкл Хоар скончался в дурбанской больнице. Смерть наступила во сне. Крис Хоар, сын и биограф Майкла Хоара отметил, что его отец «жил по своей философии: „риск важнее жизни“ — и тем удивительнее, что он прожил 100 лет».

Майкл Хоар стал одним из символов наёмничества и локальных конфликтов второй половины XX века. Противостоящая сторона формировала его образ как «платного убийцы» и «расиста-головореза». В западном обществе его репутация подрывалась проживанием в ЮАР, что трактовалось как поддержка изолированного в мире режима апартеида. Сильным ударом по репутации Хоара стал провал акции на Сейшелах.

В то же время объективная характеристика Майкла Хоара не будет полной без учёта его участия во Второй мировой войне на стороне антигитлеровской коалиции и его роли в пресечении расового террора в ходе Конголезской войны.

2 февраля. Новый китайский закон обязывает все религиозные группы подписаться под программой КПК и распространять “учение партии”.

1 февраля, под шумок вокруг коронавируса в Китае вступил в силу закон под названием “Административные меры для религиозных групп”. Закон состоит из глав и 41 пункта и ставит абсолютно всю религиозную жизнь в стране в прямое подчинение Государственному управлению по делам религий КНР.

Помимо введения прямого контроля со стороны государства, новый закон обязывает всех служителей культа поддерживать, распространять и подчиняттся политической программе Компартии Китая (КПК).

Пункт 5 закона гласит:

“Религиозные организации обязаны следовать руководящему курсу КПК, соблюдать Конституцию, законы, правила и указания государственных органов, придерживаться политического курса Китая, направленного на уставновление социализма…”

Пункт 17 того же закона:

“Религиозные организации должны распространять принципы и политические проекты КПК… обучая служителей и членов религиозных организаций необходимости следовать курсу КПК и поддерживать социалистическую систему…”

Один из католических священников прокомментировал новый закон так: “теперь не важно, кто ты по вероисповеданию: буддист, даос, христианин или мусульманин – единственная разрешенная религия – это Коммунистическая партия Китая.

Под возрастающим давлением церкви в провинции Хунань уже были вынуждены убрать списки с десятью заповедями и религиозные изображения и заменить их цитатами и портретами президента Си Цзиньпина.

31 января. 155 лет назад, 31 января 1865 г., в деревне Клин Торопецкого уезда Псковской губернии в семье священника Иоанна Беллавина родился сын. Назвали его Василием. Немного погодя, когда подросший Вася учился в Псковской семинарии, однокашники дали ему прозвище «Архиерей». Спустя ещё пару лет, когда он поступил в Санкт-Петербургскую духовную академию, прозвище «подросло» вместе с носителем. Теперь его называли не иначе как «Патриарх».

Поневоле проникаешься почтительным отношением к провидческим способностям студентов тогдашних семинарий и академий. Потому что Василий Беллавин действительно стал сначала архиереем, а в 1917 году — и патриархом. Ну, положим, пророчество насчёт архиерея — это куда ни шло, оно действительно могло сбыться. А вот что касается патриарха… Если рассуждать логически, этого не должно было произойти ни при каких обстоятельствах, поскольку патриаршество было упразднено ещё при Петре Великом. О его восстановлении думать и тем более говорить всерьёз крайне не рекомендовалось — за это можно было поплатиться своим положением и даже саном. Власть в этом плане была строга.

И всё-таки патриаршество было восстановлено. А первым патриархом послесинодального периода стал Василий Беллавин, который к тому времени уже 26 лет носил монашеское имя Тихон.

Другое дело, что обстоятельства восстановления патриаршества были весьма и весьма сомнительными с чисто нравственной точки зрения. Прежде всего следует вспомнить один древний документ. Он называется Соборной клятвой и датируется 1613 годом. Тогда закончился Земский собор, который возвёл на русский престол Михаила Романова. Его участники от лица «Всей Русской Земли» дали обет верности не только самому Михаилу, но и династии Романовых в целом. Ослушников же ожидало вот что: «Если кто не захочет послушать сего Соборного Уложения и пойдёт против него, то таковой, будь он священник, воинского чину или из простых, да будет извержен и от Церкви Божьей, и от Святых Тайн Христовых отлучён, месть да воспримет, и не будет на нём благословения отныне и до века. Да будет сие твёрдо и неразрушимо, и не изменится ни единая черта от сказанного здесь».

А теперь посмотрим, как вели себя иерархи Церкви в критический для Романовых момент. Конец февраля 1917 года. Страну лихорадит. В Петрограде вот-вот разразится революция. Власть царя и судьба династии в целом повисли на волоске. Как реагирует Церковь?

Никак. И это при том, что к Синоду обращается за помощью, например, такая организация, как Союз Русского Народа. Знаменитые черносотенцы. 23 февраля они шлют телеграмму с просьбой о поддержке самодержавия, без которого России придёт конец. Член Синода Тихон, который на тот момент был не только митрополитом Виленским, но и почётным председателем ярославского отделения Союза Русского Народа, телеграмму игнорирует.

26 февраля, уже в разгар волнений, товарищ обер-прокурора Синода Николай Жевахов отправляет телеграмму с призывом издать «вразумляющее, грозное предупреждение церкви, влекущее в случае ослушания церковную кару». Синод, в том числе и Тихон, игнорируют и эту просьбу о помощи.

Могло ли это предупреждение сработать? Теоретически — да, могло. Аналогичный призыв Жевахов направил главе Римско-католической духовной коллегии. Там, как ни странно, призыву вняли и выпустили обращение к своей пастве, где всем католикам предписывалось отойти от революционного движения под страхом отлучения от святых таинств. Вот как писал об этом впоследствии сам Жевахов: «Ни один католик, как было удостоверено, не принимал участия в процессиях с красными флагами».

В Уголовном Кодексе есть статья «Оставление в опасности». Именно это и сделал Синод, а значит и Тихон в феврале 1917 года, когда свергали царя. И тем более в сентябре того же года, когда Керенский объявил Россию республикой, навсегда отсекая династию Романовых от престола.

Подспудное противостояние Церкви и самодержавия окончилось победой Церкви. О чём и было с радостью объявлено: «Происшедший у нас государственный переворот, в корне изменивший нашу общественную и государственную жизнь, обеспечил Церкви возможность и право свободного устроения. Заветная мечта русских православных людей теперь стала осуществимой, и созыв Поместного Собора в возможно ближайшее время сделался настоятельно необходимым».Вообще можно сказать, что из революционной ситуации Церковь извлекла не меньше практической пользы, чем большевики. Во всяком случае процессы взятия всей полноты власти и у Ленина, и у Тихона происходили практически синхронно.

25 октября 1917 г. Взятие Зимнего, победа социалистической революции, «Декрет о мире».

28 октября 1917 г. Поместный Собор, заседавший с 15 августа, прекращает все прения и принимает решение о срочном восстановлении патриаршества. Выборы происходят со всей возможной быстротой. Грубо говоря, Тихона избрали в краткий период безвластия, который обеспечили большевики. Ни до, ни после этого ничего подобного бы не получилось.

О противостоянии Тихона и советской власти известно многое. По большому счёту, это противостояние и есть основное содержание его деятельности в сане патриарха. Но для полноты картины не худо бы представлять и отношения Тихона с царской властью. Были они вполне безоблачны — Николай II ценил Тихона, а в 1916 г. даже удостоил его высокой награды: «Ваши непрестанные святительские заботы о благе паствы вашей снискали Моё Монаршее благоволение, в изъявление коего Всемилостивейше жалую вам препровождаемый при сем бриллиантовый крест для ношения на клобуке». Но что такое крест, пусть даже и бриллиантовый, по сравнению с саном патриарха?

Константин Кудряшов

30 января. Большевики всегда вели себя и чувствовали, как завоеватели среди вроде бы собственного народа, всегда были меньшинством в нём; и поэтому, чтобы удержать в подчинении народ, которого, как все завоеватели, боялись, знали и неистово исповедовали одно-единственное средство — террор, безудержный и беспощадный, до седьмого колена. Их летящие с бешеной скоростью лимузины мимо ошарашенных такой неприкрытой отчуждённостью толп по обочинам; кремлёвские стены и трёхметровые заборы, которыми они отгородились от презираемого и ненавистного народа; их маленькое государство со всем, что в любом государстве необходимо: со своими больницами, магазинами, кладбищами, полицией, законами, слугами, судьями и т.д. и т.п., этакое государство (своего рода советский Иль-де-Франс) в государстве, населённом чуждыми, непонятными и неприятными для них людьми, которых из этой же нелюбви, как из милости, держат в чёрном теле, — что же всё это было, как не крохотный островок чужеземцев-завоевателей (вроде франков Хлодвига или норманнов Вильгельма Завоевателя) в покорённой и удерживаемой силой в повиновении стране, в которой нельзя жить без опаски? Они вели себя, как завоеватели, потому что они и были самыми настоящими завоевателями.

Валентин Грудев

30 января. В очередной раз за последние 20 лет Китай стал источником новой эпидемии какой-то дряни. Безотносительно происхождения нынешнего эпизода, выделим основные причины, почему именно эта страна лучший источник для возникновения всевозможных хворей, передающихся воздушно-капельным путем. Факторы риска: уникальная скученность более чем миллиарда людей на сравнительно небольшом клочке суши, слабое (сравнительно с Европой) развитие медицинской инфраструктуры в провинциях и китайская кулинарная привычка поедать практически любую живность. Китайцам не важно кого кушать: собак, кошек, пингвинов, коал, крыс, лягушек, медведей, тигров, змей, экзотических насекомых или летучих мышей. Сочетание этих трех факторов – дает современный Китай. Но характерно, что в средневековье все было также – эта страна становилась эпицентром крупных эпидемий уже тогда.

28 января. 1250 год. Крестоносцы атаковали мусульманский посад в Бейсане и напали на орду туркмен, пленив 18000 коней с их владельцами и предводителем-эмиром. (Иерусалимское королевство крестоносцев).

28 января. Мы находимся уже не то что в процессе упадка, а в его завершающей стадии. Не в Риме IV века, а в Риме 450 г. Напомним, что город пал в 476 году, и никому он не был после этого нужен. Переход от империи к варварским монархиям был намного мягче, чем рассказывают нам фильмы в жанре пеплума. Римская жизнь продолжалась в Италии, медленно угасая вплоть до войн шестого века и лангобардского вторжения. Патриции и сенаторы сохраняли свои поместья, а римляне уже на протяжении веков не представляли собой прежний народ, populus, а были массой илотов, которые прозябали под тиранией олигархов, считавших более выгодным платить варварским наемникам, чем вооружать сам народ. Если император должен был быть заменен германским королем, это тоже не имело большого значения. Старая квиритская идентичность уже была достаточно размыта стоическим и христианским универсализмом, который легко оправдывал варварское господство.

Цивилизации погибают не так, как люди, их смерть длится веками и всегда является актом самоубийства, проявлением ненависти к себе. Это то, что мы из Гиббона знаем как «внутреннее варварство». На Западе эта болезнь Европейского организма началась с Французской революции, и стала широко распространенной инфекцией в XIX веке, с распространением либерализма, который подорвал столпы традиционного порядка нашей культуры и привел к власти инструмент разрушения любого духовного порядка — буржуазного вольтерианца и демократа. Несомненно, закономерным результатом грубого и жестокого материализма девятнадцатого века стал марксизм, который дополнялся, кроме того, извращенным гегельянством, обеспечившим ему мистическое содержание, способное создать мессианскую мифологию, покоряющую массы. Достаточно было одного неверного шага, чтобы замечательное и красивое многовековое здание рухнуло. Затем наступил 1914 год. А за ним, еще хуже, 1918 год. Запад оказался в руках финансовой олигархии и ее платных демагогов. С тех пор прошло уже более века постоянной деградации культурной, религиозной и политической жизни.

С шестидесятых годов прошлого века основная задача европейской интеллектуальной элиты заключалась в культивировании ненависти к своей собственной традиции, в том, чтобы представить ее отвратительным продуктом неких фантасмагорических сущностей, таких как гетеропатриархат, расизм, капитализм или какого-нибудь еще из последних терминологических изобретений эгалитаристской и либеральной интеллигенции. И теперь значительная часть европейских политиков и преподавателей с отвращением относится к своей собственной истории, и сотрудничает в создании постнациональной «Европы», без идентичности, без традиций и без личностей.

Большой рынок, в который каждый легко вписывается, и в котором прошлое — это нечто такое, что можно уже забыть, а потом — и вовсе уничтожить. Исчезновение самобытности западных народов ошеломляет, как можно убедиться в клинических случаях Канады и Швеции, экс-наций, разрушенных религией политкорректности менее чем за одно поколение. Что касается Канады, то потрясает, как «династия» Трюдо, представитель которой, профессиональный шут, является прекрасным примером современного человека безо всяких признаков идентичности, менее чем за сорок лет уничтожила страну, стерла ее историю и самобытность и создала из ниоткуда новый странный «народ» с помощью интенсивной иммигрантской программы, в которой преобладают неевропейцы. Сегодня быть белым, гетеросексуальным и христианином в этой стране является гарантией всех видов дискриминации, что демонстрируется в ходе судебных процессов. Но средства, которые используются для дискриминации этих граждан, выходят из их собственных карманов и тем самым способствуют их собственному разорению и маргинализации их детей, превращению их в белых изгоев. Имейте в виду, что и очень прогрессивная Канада сегодня это рай дикого капитализма. Не случайно партию Трюдо называют социалистической и либеральной. Канада воплощает лабораторную модель, которая будет навязана Европе в ближайшее время, модель нулевой идентичности. Благодаря своей интеллектуальной несостоятельности, цинизму и покорности финансовой суперэлите Джастин Трюдо прокладывает путь другим лидерам этого проекта, людям без морали или исторического осознания того, чем являются их нации; для них нации представляют собой лишь простой рыночный продукт, служащий их посредственным личным амбициям и все менее скрытным силам, которые их финансируют. Это те люди, которые в скором времени уничтожат наши национальные государства. Канада и Швеция первопроходцы на этом пути.

Несомненно, социал-демократия сыграла важную роль в кастрации, подавлении и ослаблении народов Европы и Америки.

Антинациональная по определению социал-демократия была и является лучшим инструментом мировых финансовых сил для уничтожения национального сознания, а вместе с ним и концепции суверенитета, которая является ключом к поддержанию демократической власти государств и их независимости перед лицом диктатуры крупных корпораций. В обмен на стабилизацию обезумевшего населения, опьяненного предполагаемыми индивидуальными «правами», которые способствуют лишь вопиющей моральной деградации, социал-демократия сумела превратить активного фаустовского homo europeus в пассивного бездельника, в евнуха, в хорошо откормленного обитателя птицефермы: в последнего ницшеанского человека, в пацифистскую, анималистическую, феминистскую, бесплодную, космополитическую тряпичную куклу; в легкомысленного homo festivus, в продукт почти столетнего социал-демократического загона, в такой человеческий тип, который может оказаться только будущим рабом неизбежных завоевателей, которым он сам откроет двери. На самом деле, он уже делает это. Советский коммунизм убивал тела, но не души. И после его падения старые народы возродились еще более сильными. Но социал-демократия убивает душу, и когда она исчезнет, то оставит после себя лишь варваризированные регионы и этнические гетто.

Представленный для широкой публики манекенами, такими как Макрон, Ципрас, Санчес или Трюдо, предполагаемый руководящий класс это ни что иное, как ширма для международной суперэлиты, которая видит в старых странах препятствие для своего всепланетарного развития. Для их устранения существуют несколько инструментов; наиглавнейшим является наднациональный правовой порядок, навязываемый организациями, которые никто не контролирует и не выбирает, такими как ООН, которые устанавливают поведение, политику, и навязывают идеологии, игнорируя традиции, суверенитет и культуры. Второй — антинациональная и антиевропейская элита, базирующаяся в англосаксонских университетах, которая распространяет из своих академических центров идеологический «растворитель» национального сознания — единообразное универсальное мышление. Третий — это распространение ложных проблем, споров византийского образца на нереальные и несущественные темы, такие как «гендер», «права» животных или даже планеты, реального смысла в которых столько же, как и в богословских спорах поздней Римской Империи. Но их цель состоит в том, чтобы создать ложные дебаты и безобидные «конфликты», которые не затрагивают самый существенный вопрос нашего времени: эмансипацию народов перед лицом мировой суперэлиты, борьбу против политиков, высших чиновников, руководителей и финансистов, которые тиранизируют нас. Отметим, например, что апокалиптический культ «планеты» может служить для введения ограничений экономических прав народов, для изменения основных моделей поведения общества и для того, чтобы люди с кротостью смирились с политикой пауперизации (теперь называемой «жесткой экономией»).

Несомненно, мы уже на дне ямы. В ближайшие годы, как беззастенчиво заявляют комиссары по миграции «Европейского Союза» или сам манекен, который утверждает, что правит Испанией, откроются двери для волны миллионов африканцев и мусульман, которые будут играть решающую роль в достижении основной цели брюссельской элиты: уничтожить однородность европейских стран и разрушить христианскую и Западную идентичность всего континента. И это произойдет уже в ближайшем будущем. Марракешский пакт о миграции, принятый ООН, подписанный Испанией в прошлом году, вскоре приобретет силу закона. Чтобы облегчить эти замыслы, необходимо, чтобы политика культурного сноса Европы ускорилась. Для этого нужны крайне левые ученые и Папа Римский.

Что делать? Сопротивляться и просвещать. Отказаться от аккультурации. Найти места сопротивления, сплотить то, что осталось от старой Европы, в прочное сообщество семей, непроницаемое для расистской и очернительной политики левых и “прогрессивного” либерализма. Защищать суверенитет национального государства как противовес глобализму. И, прежде всего, создать сети передачи наших традиций нашим преемникам; привить оборонительное сознание, которое позволит, насколько это возможно, выжить нашим народам в условиях крушения в ближайшие десятилетия. Создать острова света в океане тьмы, который скоро затопит старую Европу, которая будет существовать как таковая только к востоку от Одера.

https://vk.com/club_prometheus_rus

28 января. Восстановить независимую Православную Церковь Черногории пообещал 28 января президент страны Мило Джуканович в ходе собрания городского совета в курортном городе Тиват, передает Регнум. (regnum.ru). В ходе своего выступления Джуканович заявил, что после референдума о независимости Черногории 2006 года «великосербский национализм» ослаб, но не сошел на нет, и до сих пор не может смириться с черногорской независимостью. По его словам, идеи «великой Сербии, великой Албании и Хорватии еще популярны в определенных кругах, но в Черногории этот сценарий реализовать не удастся». Президент также прокомментировал принятый недавно закон о свободе вероисповедания, по которому Сербский патриархат вынужден будет передать в государственную собственность все здания, принадлежавшие Черногории до 1918 года. Джуканович пояснил, что Черногорская Церковь с 1766 по 1918 годы была официальной Церковью государства, пока Черногория не была присоединена к Сербии. С этим присоединением и Черногорская Церковь вошла в состав Сербской. Но в 2006 году Черногория получила независимость, и поэтому, считает Джуканович, Черногорская Церковь тоже должна быть восстановлена.

bibl44

26 января. 1920 год. 100 лет со дня гибели генерал-лейтенанта В.О. Каппеля. Наместник Ордена и сопровождающие его лица возложили венок и отслужили панихиду на могиле великого героя Белого Движения. Все победы красной сволочи равны — 0! Каппель с нами!

25 января. Сторонники свободной миграции народов часто приводят нам в пример американский melting pot (плавильный котел) — смотрите, мол, самое сильное и успешное государство мира было создано мигрантами со всех стран мира.

Подобное суждение сразу выдает профана. Так, давайте разберемся, почему интернационализм развалил в итоге СССР, мультикультурализм привел к межрасовым беспорядкам и ужасным терактам в Европе, а американский «плавильный котел» стал синонимом процветания.

Ларчик открывается просто. Фактически в Штатах господствует монокультурализм. WASP — знакомая аббревиатура? «Белый. Англосакс. Протестант» — так она расшифровывается на русском.

И действительно, весь американский менталитет основан на британской островной культуре и традициях, ведь основное ядро американских колонистов составляли англосаксы, шотландцы и ирландцы плюс конфессионально и культурно близкие северные европейцы (немцы, голландцы).

Если углубиться в историю, то Америка рождалась и создавалась именно как государство белых европейских протестантов, где долгое время стать частью истеблишмента не могли не то что африканцы и мексиканцы, но даже отличные от англосаксов по вере и менталитету итальянцы и евреи. Не случайно все крупные мафиозные группы, о которых слагает легенды Голливуд, были этническими: сицилийские кланы, еврейская мафия, банды ирландцев-католиков. Лишенные допуска к легальным социальным лифтам, они шли к деньгам и власти с черного хода. Похожая ситуация сейчас наблюдается в националистическом и иерархическом японском обществе, где в кланах якудзы немало представителей китайской и корейской диаспоры, которых не пускают на вершины легальных отраслей бизнеса, даже если они живут на Островах восходящего солнца не первое поколение.

В дальнейшем американский истеблишмент покончил с открытой сегрегацией, заменив ее тотальной ассимиляцией, которую можно охарактеризовать как «прими англосаксонские правила игры и получи доступ к американской мечте».

Здесь американцы действуют намного гибче южноафриканских буров, чья процветающая страна рухнула именно из-за непродуманной жесткой сегрегации. Во-первых, буры враждовали со второй крупнейшей белой диаспорой ЮАР, англосаксами, вместо того чтобы сформировать единый политический фронт на базе схожего менталитета, традиции и религии. Во-вторых, они закрыли социальные лифты для ориентированных на европейский образ жизни цветных (индусы, китайцы) и африканского среднего класса. В результате образованные успешные африканцы и цветные поддержали левых радикалов из Африканского конгресса, а англосаксы сыграли роль пятой колонны.

Как выглядит американская мечта «для всех» на практике, мы можем лицезреть на примере Барака Обамы, Кондолизы Райс, выдающегося консервативного философа Томаса Соуэлла. От урожденных WASP они отличаются только цветом кожи, а так — они исповедуют ту же религию, ценности, прошли аналогичную систему образования.

Для тех афроамериканцев, которые предпочитают быть ближе к корням, носят дреды, золотые цепи толщиной в руку и курят травку, в качестве социальных лифтов открыты только спорт и шоу-бизнес, представить их в Овальном кабинете или в Совете акционеров транснациональной корпорации нереально. То ли дело в России, где главы некоторых регионов заваливаются к президенту страны в спортивном костюме, национальной шапочке и с молельными мусульманскими четками…

Начав с итальянцев и ирландцев, Штаты успешно превращают всех желающих в стопроцентных американцев (то бишь англосаксов), и потомок кубинских мигрантов Марко Рубио вполне может стать одним из лидеров консервативных республиканцев, выступающих за ужесточение миграционного законодательства и жесткие меры в отношении коммунистической прародины. В России же сложно представить этнического азербайджанца, который бы не лоббировал интересы своей диаспоры и страны, но, наоборот, требовал максимально жестокого наказания для единокровных представителей этнической ОПГ или выступал бы за санкции против Азербайджана за новый виток насилия в Карабахе.

В США у эмигранта, проповедующего ценности, отличные от истинно американских (читай, англосаксонских), нет не единого шанса занять в обществе достойное место. Мексиканцы, сторонники расистской доктрины La Raza, полагающей испаноязычных метисов вершиной эволюции, в основном делают карьеру в рамках цветных уличных банд. Мексиканцы же, перенимающие американские ценности и менталитет, при наличии усердия и таланта становятся видными политиками и бизнесменами.

Таким образом, мы не покривим душой, если назовем американский melting pot «монокультурализмом». Этносы в Штатах проживают самые разные, но культура им прививается исключительно англосаксонская в ее заокеанском формате. Иное дело — европейский мультикультурализм и советский интернационализм (эволюционировавший в эрефийскую многонациональность), здесь, в отличие от Штатов, формирования единой гражданской общности из разных народов не получилось.

Ведь мультикультурализм, как заметил видный французский философ Гийом Фай, противоречит сам себе. С одной стороны, адепты мультикультурализма утверждают, что приехавшие в Европу мигранты из Африки и Ближнего Востока прекрасно ассимилируются, с другой — они отстаивают их право на сохранение своей самобытной культуры. Но два этих понятия прямо противоречат друг другу. Либо ты ассимилируешься и полностью принимаешь культуру и традиции страны, куда ты переехал, либо ты отказываешься от культурной ассимиляции и живешь внутри этнического гетто.

Ассимиляция не противоречит сохранению своей самобытной культуры только в одном случае: когда твои национальные традиции и менталитет чрезвычайно похоже на те, что доминируют в стране, куда ты переезжаешь жить и работать. Польский католик отлично может интегрироваться в католической Ирландии, не изменяя особенно своим национальным традициям, равно как и фламандец в Голландии, норвежец в Швеции, итальянец в Испании, а любой славянин — в России.

Другое дело, когда во Францию приезжает житель сенегальского села, в Лондон — уроженец Карачи, а в Москву — житель Горного Бадахшана. Невозможно с 9 до 18 работать белым воротничком в банке, а потом идти резать барана на улице и укутывать жену в 10 слоев хиджаба.

Как говорится, и на европейские блага сесть, и халяль продолжать есть.

В итоге политика мультикультурализма, а именно потакание сохранению культуры и традиций мигрантов в ущерб образу жизни коренного населения Европы, приводит к тому, что даже 2−3-е поколение мусульман, прибывших в Старый Свет, не считает его своей родиной. Арабо-пакистанская молодежь с британскими и французскими паспортами в кармане едет воевать за ИГИЛ, турки с немецкими паспортами дерутся с фанатами сборной Германии во время ее матчей с Турцией, да и в Кельне женщин лапали и насиловали не только и не столько свежеприбывшие мигранты, сколько члены этнических молодежных банд, уже рожденные в Европе.

Такая же ситуация складывается и в России. Несмотря на то что северокавказская молодежь обожает носить кепки и спортивные костюмы с российской символикой, в быту она исповедует радикальный исламизм, общекавказский или узкоэтнический радикальный национализм, одним из признаков которого является русофобия и неприятие русской культурной идентичности. Даже ультралиберальный режиссер Павел Бардин (Россия 88), освещая в «Большом городе» свою поездку на Северный Кавказ, отметил, что для большинства молодых дагестанцев героями являются местные «лесные братья» из радикальных джамаатов, а молодые осетины умудряются гонять в машинах с изображениями православного Св. Георгия, слушая в магнитоле песни радикального чеченского проичкерийского барда Тимура Муцураева.

К сожалению, в своей национальной политике Россия вместо американского пути продолжает идти путем советским. Коммунисты, как и левые европейские правительства, попытались соединить несоединимое: с одной стороны, создать некую советскую идентичность на обломках уничтоженной ими русской культуры, но при этом максимально потакать дерусификации и становлению национальной идентичности окраин. После крушения Союза стало очевидно, что весь советский интернационализм и дружба народов держались только на штыках армии и КГБ. Едва рука чекиста отпустила яички национальной партийной элиты, как вчерашние советские граждане стали ярыми националистами: Алиев, Кравчук, Шушкевич, Шеварнадзе.

Российское государство снова наступает на те же грабли, пытаясь за счет русской метрополии кормить и ублажать разнообразные национальные диаспоры и искусственные образования, при этом выдумав непонятный конструкт «многонациональной России», в которой титульная и самая многочисленная нация не имеет своей субъектности, а, например, Чечня строит шариатское мононациональное государство вне правового поля РФ. В других национальных республиках и автономиях вообще доходит до смешного: титульная нация уступает местным русским по численности, но занимает все важные административные посты. Очевидно, что такая политика снова приведет к кровавому взрыву межнациональных усобиц, которые сопровождали развал СССР. Почему не заменить национальное деление территориальным, при котором русский может стать во главе Грозного, чуваш — Казани, а чеченец — Москвы? При условии, что все они эффективные менеджеры и патриоты России.

России и Европе нужно идти по американскому пути: создавать гражданскую нацию на основе культуры, ценностей, традиций и идентичности народа, исторически населявшего данную территорию и создавшего на ней свое национальное государство. У представителей же других конфессий и народов, которые хотят связать свою судьбу с нашей страной, будет выбор — либо полностью скопировать и принять наш образ жизни и получить доступ к работе, социальным благам и лифтам, либо жить согласно своему укладу, но где-нибудь в другом месте планеты. В конце концов, салафиту больше подойдет Кабул или Багдад, равно как православному — место в Москве, Афинах или Белграде.

Роман Антоновский

25 января. Наверное, первым, кто стал осознанно делать ставку в политике на детей, был Саванарола, пытавшийся построить во Флоренции тоталитарную теократию. Сжигая все нецерковные книги заодно с зеркалами и вообще всеми красивыми вещами, стремясь установить всеобщее равенство, избивая и убивая своих политических врагов, Саванарола делал ставку на отряды детей, лучше всех других поддававшихся пропаганде.

О появившейся в 1534 году Мюнстерской коммуне точных сведений сохранилось немного. Известно, что строилась эта коммуна на идеях отмены имущества и закона, всеобщего равенства, общности жён (по этому поводу полной ясности нет), а все «безбожники» были либо изгнаны, либо убиты. (Занятно, что родной город Маркса Трир находится неподалёку от Мюнцера). О роли детей в становлении коммунны мы точно не знаем, но по свидетельствам самих же коммунаров семилетние дети активно «проповедовали» на городских базарах.

Последним тоталитарным теократическим проектом эпохи ранней Реформации была Женева при Кальвине. Женевцам запретили танцевать, петь, читать светские книги и вообще проводить время иначе как в труде и молитвах. Особо недовольных на всякий случай сжигали или запытывали до смерти (только в одном 1545 безо всякого суда умерли от пыток 34 человека). Помимо прочих, сожгли выдающегося мыслителя Сервета, который совершил страшное преступление — приехал в Женеву. Впрочем, какой-то особо патологической жестокостью Кальвин не отличался, а потому роль детей сводилась к доносительству на родителей (ну уж это святое).

После трёх этих замечательных экспериментов Европа попыток масштабного вовлечения детей в политику не заметно на протяжении четырёх веков. Да и попыток построения тоталитарных режимов в это время было не особо много (кроме, может быть, Парижской коммуны, просуществовавшей несколько недель). Пока наконец не наступила эпоха торжества разума и вообще — XX век. Уж тут-то человечек развернулся. Не было у молодой советской власти более надёжной опоры, чем комсомольцы-добровольцы и пионеры-доносчики. Равно как не было у НСДАП более верной опоры, чем Гитлерюгенд (фанатичное сопротивление Вермахта и СС после 1944 года объясняют тем, что в 43-44 гг. в него пришли юноши, все школьные годы проведшие в составе Гитлерюгенда). Про хунвейбинов, с удовольствием запытывавших до смерти, сжигавших, вбивавших гвозди в голову своим школьным учителям во славу товарищу Мао, и говорить нечего. Наконец, знаменитый еврокоммунист Пол Пот, перебивший что-то около трети населения своей страны, вообще создал свою армию из детей от 12 до 18 лет.

В наше время дети стали излюбленными бойцами всевозможных террористических группировок. В сомалийском «аш-Шабабе» доля несовершеннолетних составляет около 80%. В своё время направлять детей-смертников на блокпосты ЦАХАЛа было очень модным у палестинского ХАМАСа. Во время ирано-иракской войны иранские фанатики не просто использовали детей в качестве смертников — они ими минные поля разминировали. ИГИЛ потратил огромное количество ресурсов на воспитание «львят Джихада». Не надо думать, что детей используют только террористы-исламисты. В христианской «Господней армии Сопротивления», действующей в бассейне Конго, доля детей примерно такая же (борцы за Господа часто похищают других детей и, если те отказываются вступить в их ряды, режут на части, части завёртывают в страницы из Библии и подкладывают родителям). «Армия Бога» в Бирме была создана девятилетними близнецами. В общем, как заметил один из конголезских полевых командиров: «Дети — хорошие бойцы, потому что они молоды и хотят показать себя. Они верят, что это какая-то игра, поэтому они так бесстрашны».

Можно ли себе представить, чтобы Черчилль, Гладстон, де Голль, Вашингтон, Линкольн, Столыпин, Рузвельт, Бисмарк, Кавур — можно по-разному к ним относиться, но можно ли себе представить, чтобы они стремились опереть свою власть на детей? Уж если мы считаем войну продолжением политики иными средствами: можно ли себе представить, чтобы Густав Адольф, Тюренн, Пётр Первый, Фридрих Второй, Суворов, Наполеон делали главную ставку в своей тактике не на великанов-гренадёров или лихие рейды гусар, всю жизнь проведших в седле, а на толпы вооружённых чем попало детей-фанатиков? (Кстати, армия Пол Пота разбежалась почти сразу же, когда в Камбоджу вторглась закалённая в бесконечных боях и вымуштрованная советскими инструкторами армия вьетнамских ветеранов: игры быстро закончились, это вам не безоружных крестьян терроризировать). Можно ли вообще вспомнить хотя бы одного великого политического деятеля, сделавшего в своей политике ставку на подростков?

Вряд ли Грета Тунберг (и её «союзники») мечтают превратить своих детей-фанатов в смертников или разминировать ими минные поля. (Впрочем, выражение лица Греты часто говорит о чём-то подобном). Дело в другом: мировое зелёное движение совершенно делает ставку на детей. И их совершенно не смущает, что весь опыт человеческой истории свидетельствует: делают ставку на детей самые мерзкие, гнусные, тоталитарные политические движения, пусть даже поначалу эта ставка выглядит максимально невинно. И левачки, снисходительно смеющиеся над «испугавшимися маленькой девочки», доказывают, что со времён Саванаролы изменилась форма и очень слабо изменилось содержание.

История Греты отнюдь не кажется не только чем-то прекрасным, но даже и чем-то смешным. По-моему, эта история действительно страшная. Опыт показывает, что в итоге хунвейбины попадают куда-нибудь на перевоспитание в каменоломни, но гвоздей-то в головы они перед этим успевают забить немало.

https://vk.com/great_and_sovereign

24 января. Государство потратило на закупку православных энциклопедий у РПЦ МП 600 млн рублей. Статья о Патриархе Кирилле занимает 118 страниц, о Иисусе Христе — 39.

22 января. Было бы неправильным считать, что средний американец или житель Западной Европы в восторге от навязываемых им ценностей современного либерализма. Атмосфера нетерпимости к любому мнению, которое не соответствует политическому мэйнстриму потому и существует, чтобы подавить и маргинализировать несогласных. В этом плане западная демократия мало чем отличается от любого авторитарного режима, которым они себя противопоставляют. Тем не менее, политикам нужно побеждать на выборах, и на этой войне нет никаких запрещенных приемов. Один из наиболее действенных это замена собственного населения, которое не голосует за либералов, на население, которое это бы делало. В 1965 году в США был принят новый Иммиграционный Акт, который в корне изменил этнический и культурный состав иммигрантов и положил начало эпохе мультикультурализма.

Если до 60-х годов основной поток приезжающих в США происходил из европейских стран, то после принятия данного акта в основном это стали латино-американцы. Как правило малообразованные и низкоквалифицированные, они стали основными получателями социальных пособий, которые также стали множиться как способ контроля электората. Таким образом, более обеспеченные консервативно настроенные граждане стали оплачивать армию зависящих от государства иждивенцев, исправно голосующих за либералов. Несогласные же с подобным порядком вещей немедленно получают ярлык расиста (видимо потому, что некоторые полагают что «иждивенец» это раса).

Да, но ведь США это страна иммигрантов? Не совсем так. Понятие иммигранта сильно изменилось за последние пару сотен лет. Раньше иммигрант не имел никаких гарантий от государства и мог рассчитывать только на собственные силы. В этом плане поселенцы в Сибири были «иммигрантами» не в меньшей степени — люди приезжали на незаселенные земли, которые было необходимо осваивать. Современный иммигрант приезжает на земли, освоенные гораздо лучше тех, откуда он приехал. Впрочем, этот нюанс в современной дискуссии о миграции принято не упоминать.

Поэтому говорить, что США является страной иммигрантов не совсем верно. Это скорее страна поселенцев. И если в страну приезжают люди, расчитывающие только на свои силы, которые строят новые города и осваивают земли, это одно, но если приезжают люди, расчитывающие на государственное обеспечение, то это совсем другое. Так же мигрант прошлого вынужден был интегрироваться и ассимилироваться к местной культуре в сжатые сроки, в силу экономических причин. Мигранты современные от подобной бесчеловечности избавлены. Более того, это местные теперь должны приспосабливаться к нравам и обычаям далеких стран, находящихся на уровне развития в далеком прошлом. Мультикультурализм свелся к тому, что о европейской культуре можно говорить только негативно, а о всех остальных исключительно позитивно.

Толерантность неевропейскими культурами воспринимается как исключительная слабость и сигнал к более решительным действиям. Впрочем, это пожалуй так и есть, и закономерным итогом действительно станет замена населения и культуры, и произойти это может гораздо быстрее, чем многие полагают.

В 2007 году профессор Гарвардского Университета Роберт Патнэм, являвшийся одним из главных идеологов мультикультурализма и диверсификации населения, опубликовал работу по исследованию разницы между людьми, проживающими в многонациональных и монокультурных районах. Выяснилось, что вопреки ожиданиям, проживание в мультикультурной среде имеет множество негативных последствий.

Таким образом, в мультикультурных районах или городах люди начинают вести более изолированный образ жизни, по сути дела переходя в защитный режим, в котором они избегают внешнего мира. К примеру, самый низкий в США уровень доверия людей к другу в Лос-Анджелесе, который является и самым многонациональным городом Америки. В то же время, консервативные штаты, вроде Монтаны и Вайоминга, населены наиболее сплоченными жителями. Однако подобные исследования не оказывают никакого влияния на либеральную политику, проводимую руководствами США и европейских стран. Как бы то ни было, подобными особенностями человеческой психики западный правящий класс пользуется довольно умело. Швеция, когда-то одна из самых благополучных и безопасных стран мира, практически открыла свои границы. На данный момент каждый седьмой житель Швеции родился за пределами Евросоюза, и подобное было достигнуто всего за несколько десятилетий. Страна вышла на третье место по изнасилованиям в мире (после ЮАР и Ботсваны).

Однако западным элитам недостаточно разрушения культуры своих стран. К примеру, Япония постоянно подвергается давлению за свою иммиграционную политику (в 2012 году страна дала убежище только 18 беженцам, в то время как США порядка 76 000). Однако давление не заканчивается официальным уровнем, и различные активисты и «мыслители» пытяются изменить общественное сознание Японии в сторону толерантности и мультикультурализма. Зачем США нужно, чтобы Япония стала мультикультурной страной? У них есть какие-то сложности ведения бизнеса? Япония не поддерживает политические инициативы США? Может быть, Япония находится на очень низком уровне социального и экономического развития, и нужно им принести прогресс и просвещение? А может быть затем же, зачем веган пытается убедить своих друзей в том, что единственно правильный способ жить — это быть веганом?

Декларируемая ценность и равенство различных культур на практике приводит к их размыванию и разрушению. В США уже неприлично желать «счастливого рождества» — нужно желать «счастливых выходных», дабы ненароком кого-то не обидеть. В Швеции епископ-лесбиянка (что само по себе оксюморон) предлагает демонтировать кресты с церквей, чтобы сделать страну более привлекательной для мусульман. Нелегальных иммигрантов больше нельзя называть нелегальными, а нужно «недокументированными». Возможно, через десять лет Германия уже не будет являть собой пример порядка и благополучия, который впечатляет туристов из многих стран мира. Уникальная японская культура уступит место урбанистической массе по образцу Лос-Анджелеса.

По сути дела, люди верящие в мультикультурализм, не признают ценности никаких культур и традиций, что вполне вписывается в либеральное мировоззрение, в котором главной ценностью является автономия индивидуума. Однако индивидуум не может существовать вне организма цивилизации, поэтому «демонтаж большинства» в результате может оказаться демонтажом цивилизации и заменой на другое большинство, которое будет иметь уже совсем другие ценности, и либерализму в них места не найдется. Впрочем, реальность всегда жестоко наказывает тех, кто живет в выдуманном мире.

Голливуд

Говоря о влиянии США на мировую культуру нельзя не упомянуть Голливуд. Возможно это даже один из наиболее эффективных инструментов в распоряжении Америки. Когда-то дети в разных странах росли на различных мультфильмах и кино. Поколения, выросшие в последние десятилетия, смотрели практически одно и то же, вне зависимости от места рождения.

Как и любой другой бизнес, киностудии руководствуются получением прибыли. Поэтому в основном контент создается в расчете на кассовые сборы. Однако, если поэт в России больше, чем поэт, то актер в Голливуде — больше, чем актер. К примеру, если Бен Аффлек будет дискутировать с профессором теологии по поводу религии или с крупным бизнесменом по поводу бизнеса, то для подавляющего большинства аудитории его мнение будет иметь больший вес. Вряд ли Эмма Уотсон могла бы произносить речь с трибуны ООН о феминизме, если бы мир ее не знал по роли в Гарри Поттере.

Поэтому «полиция политкорректности» зорко следит за каждым твитом кинозвезд, за пропорцией национальных и сексуальных меньшинств в фильмах и за каждым поворотом сюжета на предмет политической верности. Впрочем, Голливуд и сам старается бежать впереди паровоза. Сценаристы, режиссеры и актеры делают свою работу не столько из-за денег, которых у многих из них и так уже предостаточно, сколько ради любви публики, и особенно любви элиты.

В 2014 году двое членов жюри киноакадемии, проголосовавших за фильм «12 лет рабства», признались, что фильм они не смотрели, но одобряют и считают важным отдать свой голос именно за него, ввиду его социальной актуальности. Квентин Тарантино решил снять вестерн, основным сюжетом которого является брутальная месть белым рабовладельцам. Похоже, на очереди еще один такой же.

К слову сказать, у зрителя американских фильмов может сложиться впечатление, что чернокожие американцы составляют больше трети населения страны, а уж полицейские и судьи по меньшей мере половину. Однако доля афро-американцев в США всего 12%. Любопытно, что расовые противоречия получили второе дыхание именно во время президентства Обамы, которое, казалось бы, являлось символом, что расизм навсегда остался в прошлом. Впрочем, обострение расовых вопросов не единственное достижение Обамы. Еще одним значимым достижением является поднятие вопросов сексуальной ориентации и идентичности.

Недавний опрос агентства Gallup показал, что американцы полагают, что сексуальные меньшинства составляют в среднем 23% населения. В то время как таковыми себя идентифицируют всего 3.4%. Кстати, среди молодых людей до 29 лет, доля секс-меньшинств существенно выше — 6.9%. Не так давно Джоди Фостер («Молчание Ягнят») в возрасте 54 лет вдруг осознала себя лесбиянкой, развелась с мужем и живет со своей герл-френд. Братья Вачовски, снявшие в свое время «Матрицу», пошли еще дальше — теперь это брат и сестра Вачовски. На экраны вышло несколько фильмов и сериалов, посвященных трансгендерам и однополым отношениям. Кэйтлин Дженнер (ранее известная как Брюс Дженнер) стала национальным героем, и даже «женщиной года» по версии журнала Glamour.

Впрочем, пока еще не все гладко в Голливуде. Клинт Иствуд, один из очень немногих открытых консерваторов в киноиндустрии, осмелился снять фильм «Американский снайпер», чем вызвал бурю протеста среди либеральных коллег по цеху. Сет Роуген сравнил его со снайпером из «Бесславных ублюдков», известный документалист Майкл Мур разразился монологом о том, что снайперы являются трусами, а многочисленная армия интернет бойцов заполонила сеть негативными отзывами и комментариями. Подобные кампании, конечно же, заставят хорошо подумать других актеров, прежде чем участвовать в подобных проектах.

Но для большинства людей Голливуд это не только развлечение, но и источник информации о мире, об истории, о возможностях науки и секретных служб, и даже о нормах поведения. В фильме для семейного просмотра «Мир Юрского Периода» дети обсуждают развод своих родителей, и старший успокаивает своего брата, что сейчас это делают все родители. В фильме «Судья» восьмилетняя девочка по взрослому рассуждает, что это мамы остаются одни, а папы находят новых мам, только помоложе. Похоже, семейные ценности в США больше не приоритет.

У нас же часто недовольны тем, в каком образе предстает Россия и русские в американских фильмах, списывая это на некий злой умысел. Это было бы так, если бы остальные фильмы отличались хоть какой-либо исторической или культурологической точностью. Однако это скорее результат как необразованности авторов, так и необходимости для них создавать видеоряд, который держит зрителя перед экраном.

Дело даже не в том, сколько людей проверяет факты после просмотра фильмов. Я сомневаюсь, что сами создатели в курсе всех этих «мелких» деталей. Переписывание прошлого в согласии с собственным представлением о нем вполне себе универсальная человеческая черта. Кстати, в сериале «Карточный домик» было показано, что борец за права сексменьшиств покончил с собой в российской тюрьме, вдохновленный примером своего коллеги, который также умер в тюрьме после длительной голодовки. То, что в России нет уголовного преследования людей нетрадиционной сексуальной ориентации и тем более подобных случаев, большинство телезрителей никогда не узнает.

Но не стоит переоценивать вклад Голливуда в эрозию моральных и общественных устоев. В конце концов, это «фабрика грез», и его главная задача — развлекать публику. Но в то же время массовый контент является мощным инструментом управления социальной реальностью, и его создателям приходится балансировать между финансовой состоятельностью и попаданием в нужные ноты в политическом хоре. Что в общем-то как везде, с той лишь разницей, что хор этот поет в одной стране, а слушают его по всему миру.

Политкорректность

В течение нескольких десятилетий политическая корректность формирует политический ландшафт всего мира. Когда-то это было что-то вроде невинного кодекса хороших манер, но сегодня превратился в свод постоянно ужесточающихся правил допустимой речи и мышления. Дело в том, что среди людей довольно популярно убеждение, что язык формирует реальность. С этим связано множество суеверий, определенная часть лексики в любые времена считалась или неприличной или табуированной, или даже колдовской. Безусловно, влияние языка на эмоциональную сферу нельзя недооценивать, и табу играют огромную социальную роль. Однако, можно ли посредством языка убрать из мира нежелательные явления?

Известный психолингвист, автор книг «Чистый лист» (The Blank Slate) и «Материя мысли. Язык как окно в человеческую природу.» (The Stuff of Thought. Language as a Window into Human Nature) Стивен Пинкер ввел в оборот термин «беговая дорожка эвфемизмов». Дело в том, что избегая табуированных тем, люди стараются вводить в оборот новые термины, которые впоследствии неминуемо становятся табуированными. Поэтому происходит постоянная ротация эвфемизмов.

К примеру, во всех странах идет постоянная замена слов, обозначающих «туалет» (в русском языке это «туалет», «уборная», «ватерклозет», «нужник», «сортир»). Однако каким словом это место не называй, оно все равно пропитается своим значением. Кстати, слово «сортир» происходит от французкого «sortir» — «выйти». Представляете, каким изысканным словом это было когда-то, и насколько неприличным оно является сейчас?

Подобное может происходить и с названиями национальных меньшинств. К примеру, в США сначала это было слово «nigger» (которым усыпан роман «Приключения Тома Сойера») — термин для чернокожих в 19 веке. Вскоре оно обрело оскорбительные коннотации и стали вводиться следующие термины — «negro», «colored», «black», «people of color», «African-American». В данный момент, по канонам политкорректности, можно использовать только последние два термина. Остальные уже «пообносились» и являются оскорбительными. Хотя в момент введения в оборот были вполне себе политкорректными. Также уже неприличным считается термин «Mexicans». Ну да, они из Мексики, но называть их следует «hispanics».

Однако каким образом названия национальных меньшинств становятся оскорбительными? Видимо, дело в том, что лево-либералы идентифицируют себя с группами, которые, по их мнению, притесняются. К таковым относятся негры, мексиканцы, женщины, инвалиды, люди с избыточным весом, сексуальные и религиозные меньшинства. Постоянно концентрируясь на любом проявлении несправедливости (зачастую, надуманной) в отношении этих групп, и игнорируя любые факты, которые не вписываются в «повествование жертвы», лево-либералы принижают достоинства этих групп и тем самым превращают любой термин в оскорбительный.

Сила, успех, уверенность, рациональность, инициатива — все это жесточайшие враги западного либерала. Феминистки никогда не фокусируются на женщинах, добившихся успеха. Они никогда не будут приводить в пример Маргарет Тэтчер. Им нужны женщины-жертвы. Борцы с расизмом будут с пеной у рта защищать убитых при задержании чернокожих преступников, но полностью игнорировать успехи чернокожих в финансовых или социальных областях. Ведь им нужно постоянное доказательство неискоренимого расизма. И удивительным образом, расизма в США (да и в Европе) действительно становится все больше и больше. Обострение расовых противоречий, игра на постоянное преувеличение проблем национальных меньшинств, анти-белая риторика и политика (например стимулирование массовой и неквалифицированной миграции из стран третьего мира), постоянное расширение определения расизма (равно как и сексизма) действительно разделяет и поляризует население.

Необычайно высокая степень враждебности направлена в сторону тех, кто осмеливается выходить за рамки дозволенного. В США даже существует специальный термин — криптоконсерватор (cryptoconservative) — что можно перевести как «зашифрованный консерватор». Это термин для обозначения людей, которые консерваторы, но об этом особо не распространяются — ибо о таких вещах лучше помалкивать. При переходе на чувствительные темы они оглядываются и приглушают голос, чтобы выразить свое мнение. «Утечка» подобной информации может стоить работы или повышения, привести к отфренду в социальных сетях и социальной изоляции, приобретению статуса «нерукопожатного», а для публичных фигур — привести к травле в СМИ, потере должности или разоблачающему шоу на ТВ, изгнанию из профессии.

И это несмотря на декларируемые плюрализм мнений и свободу слова. Наиболее показательным является происходящее в американских университетах. Поколение, ходившее в школу в эпоху выдачи «медалей за участие», теперь протестует против приглашения на кампусы любого, с чьим мнением они не согласны, и настаивает на увольнении преподавателей, которые им чем-то не угодили. Любопытен недавний скандал в Йельском университете, когда одна из студенток попросила запретить одевать костюмы на Хэллоуин, которые могут ранить чьи-либо чувства. Ответ, гласящий, что это ограничивает свободу самовыражения, оказался роковым для преподавателя. Буря возмущения и волна протестов в итоге вынудила преподавателя покинуть университет. Заявление руководства вуза о том, что преподаватель может вернуться в любое время, и что Йельский университет стоит на принципах свободы мысли, дискуссии и научного познания смотрелся на этом фоне довольно нелепо.

Впрочем, при внимательном рассмотрении социальных трендов в Америке и Европе это вполне закономерное развитие событий. В США уже давно личные мнения важнее истины, а чувства — важнее фактов. Идеология равенства в конечном счете уравнивает все мнения, неважно на чем они базируются и чем подкреплены. Границы дозволенного сужаются все сильнее, вводя в разряд неполиткорректного буквально все.

Помимо этого, любое неравенство в процентном отношении в любой профессии — это дискриминация. К примеру то, что среди программистов порядка 85% мужчины — это доказательство дискриминации женщин (правда, я не слышал, чтобы кто-то возмущался тем, что почти 100% шахтеров и таксистов мужчины, или тем, что 93% смертей на производстве также выпадает на сильный пол). Кстати, «сильный пол» — это сексистский термин, равно как и любой другой «стереотипизирующий» мужчин или женщин. Они ничем не отличаются, пол — это социальная конструкция, созданная мужчинами для порабощения женщин.

В США женщины уже составляют большинство студентов университетов и колледжей, они имеют лучшие оценки и более высокий уровень дохода в возрастной категории до 30 лет. Работодатели охотнее нанимают женщин и боятся их уволить. Т. е. происходит дискриминация мужчин по половому признаку, и начинается она еще со школы. Участник феминистского движения 60-х Кристина Хофф Соммерс написала книгу «Война против мальчиков», в которой описано, как, благодаря изуродованному пониманию феминизма, система образования США рассматривает мальчиков как «неправильных» девочек, и полностью игнорируя особенности их психики, целиком ориентирует образовательный процесс на девочек. Поколение современных мужчин в США до крайности эмаскулировано и боится женщин, т.к. в случае конфликта практически всегда они признаются виновными. Некоторые феминистки хотят запретить тест на отцовство без согласия матери, чтобы мужчина не мог доказать, что ребенок не его в случае развода. При этом продвигается половая распущенность среди девочек — регулярно проводятся «марши шлюх» (slut walk), смысл которых в продвижении распущенного образа жизни и борьбы с «изнасилованием» (в феминистическом понимании этого слова). Ну и, конечно же, право на аборт рассматривается как фундаментальное, подростки могут делать его без информирования родителей.

Зачем? Чтобы разрушить моногамию, и семью — институт «порабощения женщины». Приветствуется половая распущенность и бездетность. Подобный тренд в западном обществе существует порядка 50 лет и уже нанес непоправимый урон по взаимоотношению полов. Но пародоксальным образом женщины становятся все более несчастными, несмотря на, казалось бы, весьма привилегированное положение. И в этом нет ничего удивительного, мужчины и женщины отличаются не только биологически, но и психологически. Идея того, что пол является социальной конструкцией настолько абсурдна, что только университетские интеллектуалы готовы в нее верить. Женщина тяготеет к тщательному выбору партнеров и спутников жизни, и пропаганда половой распущенности является своего рода психологическим насилием, осуществляемым одними женщинами над другими. Впрочем, эта тема на Западе является табу.

Как так происходит, что в обществе, в котором свобода слова является фудаментальной ценностью, политические и социальные вопросы табуируются и выводятся за рамки дискуссии?

Ответ в том, что свобода слова и демократические институты нужны либералам только для того, чтобы прийти к власти. После чего эти институты лучше бы упразднить. Подобное можно найти в недавней истории. Большевики выступали за свободу слова и боролись с тайной полицией. Но когда пришли ко власти, то создали тайную полицию, несравнимо более репрессивную, чем та, что была при царском режиме. В США и Европе прогрессивные либералы проходят тот же самый путь. Впрочем, сходств между большевиками и пост-модернисткими либералами гораздо больше, чем можно было подумать. Просто для нас этот этап находится в прошлом, а на Западе это еще впереди, хотя и в несколько других формах, но с тем же идеологическим базисом — Марксизмом.

Таким образом, мы видим, что все больше становится табуированных тем, люди становятся более чувствительными и готовыми оскорбиться на любую ремарку или вопрос, общество становится все менее терпимым к выражению независимого мнения. Политическая корректность — это попытка стерилизовать общение между людьми, для предельной атомизации общества.

Демонтаж национальных, культурных и религиозных идентичностей посредством мультикультурализма и политической корректности способствует унификации рынков сбыта и труда. Единые стандарты и единые запросы позволяют производить товары в больших масштабах, а значит с более низкой удельной себестоимостью. Феминизм увеличивает количество рабочих рук. Женщина, которая находит счастье в семейной жизни для работодателя куда менее желанна, чем амбициозная женщина, готовая работать по 80 часов в неделю ради карьеры. Разве может сконцентрироваться на работе мать, у которой ребенок заболел? Лучше приобщить женщин к экономической деятельности, невзирая на их природные предпочтения и желания, пусть даже и ценой их личного счастья.

Если нет никаких ценностей более высокого порядка, то экономическая выгода начинает диктовать все. К примеру, средства массовой информации превращаются в рекламные носители, которые только привлекают и развлекают аудиторию. Лучше напечатать непроверенную информацию первым, чем проверенную вторым — читать уже никто не станет, а значит, не будет рекламных поступлений. Таким образом, подобная скурпулезность и профессиональная честность массовым рынком не поддерживается.

Демократия превратилась в соревнование различных маркетинговых кампаний, фокусирующихся на эмоциях и рефлексах населения. Отсюда разделение и атомизация общества, поощрение внутреннего конфликта для мобилизации сторонников. Отсюда же и поощрение массовой и неквалифицированной миграции — чтобы получить голоса для той стороны, которая покупает их за пособия. Выгодно в краткосрочной перспективе, а после хоть потоп. Такова логика процесса. Но у меня есть большие сомнения в возможности реализации этой Утопии. Возможно, эта модель более экономически эффективна, но превращая людей во взаимозаменяемые объекты без иной цели, кроме как постоянного улучшения стандартов жизни, она обречена на скорую, по историческим меркам, гибель.

Человеку необходим смысл существования более высокого порядка, чем простая практическая полезность и экономическая выгода. Культура, традиции и религия создают связь между поколениями предков, нами и нашими потомками, наполняют наше существование смыслом. В ценностях, предлагаемых либеральными постмодернистами, ничего этого нет. И все больше людей это осознают. А значит это лишь временная болезнь, от которой человечество должно излечиться. Впрочем, вполне возможно, что самые тяжелые стадии этого заболевания еще впереди.

https://vk.com/club_prometheus_rus

21 января. Очередная годовщина резни в Дамуре. Такое имя в истории получила резня ливанских христиан в городе Дамур (1976 год) исламистами из ООП Ясира Арафата. Уничтожение города Дамур — это лишь одно из звеньев геноцида христиан Ливана, со стороны тамошних мусульманан и друзов, к которым позже присоединились пришлые палестинские арабы, а затем и проиранские шииты.

Граждане СССР не могли узнать об этом из советской прессы, поскольку страна поддерживала Арафата. Жители Запада мало слышали об этом, потому что либеральную прессу мало интересуют страдания не мусульман.

Город Дамур расположен в 20 км. южнее Бейрута, в предгорьях Ливана у шоссе Сидон — Бейрут. С другой стороны шосе — морское побережье. В городе проживало 25000 христиан, было пять церквей, три часовни, семь школ и одна больница, которая обслуживала также и мусульман из соседних деревень.

9 января 1976 года, спустя три дня после праздника Крещения, городской священник, отец Лабэки, благословлял новую церквь на окраине города. Раздался выстрел, пуля ударила в стену церкви. Затем — пулеметная очередь. Город был окружен силами 16000 палестинских и сирийских арабов и пятнадцати формирований наемников из Ирана, Афганистана, Пакистана и Ливии.

Отец Лабэки позвонил мусульманскому шейху района и попросил его, как религиозного лидера, помочь городу. “Я не могу ничего сделать”, – ответил тот: “Это – палестинские арабы. Я не могу остановить их.”

Стрельба и артобстрел продолжались весь день. Отец Лабэки звонил политическим лидерам, взывая о помощи. Все выражали сочуствие, но говорили, что не могут помочь. Он позвонил Кемаль Джамблату, депутату округа. “Отец”, — сказал тот: “я не могу ничего сделать, все зависит от Арафата.” Он дал номер Арафата священнику.

В разговоре с Арафатом отец Лабэки сказал: “Палестинцы обстреливают город. Как религиозный лидер, я уверяю вас, мы не хотим войны.” Арафат ответил: “Отец, не волнуйтесь. Мы не причиним вам вреда. Если и разрушим город, то только по стратегическим причинам.”

В полночь были отключены телефоны вода и электричество. Вторжение началось в час ночи. Город оборонял отряд христиан в церкви на окраине. Атаковав церковь, мусульмане убили пятьдесят человек. Оставшиеся в живых, отступили к следующей церкви. Отец Лабэки, услышав крики, вышел на улицу. Он увидел женщин в ночных рубашках, бежавших с криками: «Они убивают нас!»

Отец Лабэки продолжает: “Утром, несмотря на артобстрел, я добрался до соседнего дома. Увиденное повергло меня в ужас. Вся семья Кенан была убита, четверо детей мать, отец и дедушка. Мать все еще обнимала одного из детей. Она была беременна. Глаза детей были выколоты, конечности отрублены. Одни туловища без рук и ног. Это было невыносимое зрелище.

Я выносил трупы в грузовик. Мне помогал единственный, оставшийся в живых, брат Самир Кенан. Он вынес со мной остатки своего брата, отца, невестки и детей. Мы похоронили их на кладбище, под снарядами ООП. Пока мы их хоронили, люди приносили трупы, собранные на улицах.

Город пытался защититься. Я видел отряд юношей, вооруженных охотничьими ружьями, большинству из них было не больше шестнадцати. Жители собирали мешки с песком, складывали их перед дверями и окнами на первых этажах. Непрерывный обстрел привел к серьезным разрушениям. Палестинцы блокировали город, перекрыв поставки продовольствия, отключили воду и не позволили Красному Кресту вывозить раненных.»

23 января начался заключительный штурм. Отец Лабэки продолжает: «Это походило на Апокалипсис. Они надвигались тысячами, крича Аллах Акбар! И они убивали всех на своем пути, мужчин, женщин, детей…» Семьи христиан целиком убивали в их домах. Многих женщин перед смертью насиловали. Насильники делали фотографии, которые позже предлагали за деньги газетам. Выжившая 16 летняя Самавия, видела, как убили ее отца и брата, как ограбили и сожгли ее дом, как захватчики собирали награбленное в грузовики.

Отец Лабэки нашел обугленные тела своего отца и брата в их доме, посторонний человек не смог бы определить, принадлежали ли эти тела мужчинам или женщинам. В безумии грабежа, перешедшем пределы мыслимого, мусульмане разрывали могилы, разбрасывая кости мертвых. Люди пытались бежать. Некоторые пробирались к морю. Но когда придет спасение с моря не известно, а враг мог настигнуть их в любую минуту.

Тех, кто не успел убежать и избежал расстрела (в основном, женщины и дети), палестинцы бросали в грузовики для отправки в лагерь Сабра. В этом лагере палестинцы создали тюрьму для народа, который шестью годами ранее приняли палестинцев как беженцев, после их неудачного путча в Иордании. Новоприбывших заталкивали в переполненную тюрьму, они спали на земле, страдая от зимнего холода.

После захвата города, арафатовцы казнили двадцать пленных милиционеров, неуспевшее убежать гражданское население было выстроено вдоль стены и растрелено из пулемета. Неизвестное количество женщин было изнасиловано, младенцы растреляны в упор, их тела изувечены и расчленены.

В течении 15 лет войны, Арафат и ООП погрузили Ливан в пучину насилия, изуверств, грабежей и убийств. Из 1,2 миллионов христиан (по переписи 1970г), более 40000 были убиты, 100000 раненны, 5000 остались калеками. Многие христиане вынуждены были покинуть родину, спасаясь в США и в Европе.

Христианское население Ливана стремительно сокращается. Если в начале 70-х годов христиане составляли большинство — 60%, то в 90-е они уже стали меньшинством — 40%, а к 2000 году ливанских христиан осталось всего 30% от общего населения Ливана.

https://fishki.net/

20 января. Братья Ордена поздравляют Наместника с его 59 днем рождения. Сил, здоровья и успехов нашему Любимому Руководителю! «Магистр Рал ведет нас. Магистр Рал наставляет нас. Магистр Рал защищает нас. В сиянии славы твоей — наша сила. В милосердии твоем — наше спасение. В мудрости твоей — наше смирение. Вся наша жизнь — служение тебе». Терри Гудкайнд. Правило Волшебника.

17 января. Год назад трое ученых — математик Джеймс Линдси, социолог Хэлен Плакроуз и доктор философии Питер Богоссян произвели грандиозную мистификацию, направив абсолютно безумные псевдонаучные статьи в наиболее именитые академические журналы в области «Гендерных исследований».

Исследования были аморальны, антинаучны, содержали фальшивые данные, тем не менее, были намеренно написаны хорошим научным языком и ярко подтверждали идеологические установки прогрессивизма и социальной справедливости.

Из всех безумных статей на момент разоблачения четыре (!) были опубликованы в академических журналах (одна с наградой!), ещё десять были приняты к рассмотрению с хорошими отзывами и пожеланием немного отредактировать.
Всего шесть были отклонены.

В частности, академический журнал Gender, Place & Culture, издающийся с 1994 года (!) опубликовал статью «Человеческие реакции на культуру изнасилования и квир-проявления на городских собачьих площадках в Портленде, штат Орегон». То есть, поведение собак на собачьих площадках расценивалось как примеры культуры изнасилования и квир-проявления. Абсолютно сумасшедшая статья не только пошла в печать, но и получила премию и право попасть в выпуск, посвященный 25-летию журнала.

Научный журнал «Fat Studies» опубликовал статью о том, что ожирение — это форма боди-билдинга. Просто кто-то качает мышцы, а кто-то толстеет, но жир — это тоже построение своего тела.

Академический журнал Affilia (издается с 1986 года) одобрил статью «Our Struggle is My Struggle» про интерсекциональный феминизм, которая была просто отредактированной версией глав «Майн Кампф» Гитлера, где слово «евреи» было заменено на «белые мужчины».

Были одобрены статьи про патриархальность в разговорах мужчин с официантками в ресторане, про идею заставлять белых детей на уроках истории сидеть в цепях, чтобы ощутить рабство.

При этом все одобрившие академ-издания выходили уже по двадцать и более лет. Страшно представить, какой объем других, абсолютно сумасшедших работ был опубликован за эти годы. И на все эти работы до сих пор продолжают ссылаться люди, говоря «Есть исследования, которые подтверждают…».

Потому, если кто-то в разговоре с вами ссылается на gender studies, feminist studies, fat studies и прочее — расскажите ему об этой демонстрации фундаментальной заангажированости данной дисциплины. Если рецензенты смотрят только на то, подтверждает ли исследование их идею — это религия, а не наука.

https://vk.com/club_prometheus_rus

17 января. Содомизация, как и любой другой процесс, растянута во времени, а её эффективность зависит от пространства где она запущена. При оценке итогов важно правильно выбрать дату отсчёта и критерии, исходя из которых будет оцениваться успешность процесса. Предлагаю два условия: 1). Содомизация политики — вхождение во власть открытых содомитов посредством народных выборов; 2). Содомизация общества — лояльность населения к ЛГБТ и их «правам». При достижении этих двух условий содомизацию страны можно считать завершённой, она становится как бы оккупированной Содомом территорией. Содомизация страны закладывает крепкий фундамент для установления ЛГБТ-фашизма (диктатуры). Поскольку главная опухоль Содома расположена в США, предлагаю за эталонность взять американские события.

Поганая империя США

Запуск содомизации США можно условно датировать 1970 годом. Хотя первая организация по защите прав ЛГБТ «Общество прав человека» (Society for Human Rights) появилась в городе Чикаго (штат Иллинойс) в 1924 году, основал её поклонник Хиршфельда содомит Генри Гербер (Henry Gerber). 27 июня 1969 года в городе Нью-Йорк педерасты-экстремисты развязали первый в истории человечества содомитский бунт, сопровождавшийся погромами и актами насилия в отношении правоохранителей, те события получили название Стоунволлские бунты или Стоунволлское восстание. Отмечается, что более чем 2 тыс. гомосексуалистов сражались против нескольких сотен полицейских. Сразу после восстания создаётся радикальная международная группировка «Фронт освобождения геев», действовавшая в США, Канаде и Британии. В дальнейшем разнообразные ЛГБТ-организации появляются со скоростью роста грибов. Так вот, именно с этого бунта принято отсчитывать начало массового движения за права ЛГБТ в США, да и остальном мире.

Содомизация американской политики прошла галопирующим темпом — меньше чем за одно поколение. Ей предшествуют те события, когда ЛГБТ приобретают политическую субъектность, то есть становятся активным, открытым участником борьбы за власть, в результате которой они захватывают те или иные властные места. Ниже представлена основная хронология политической экспансии в США после 1969 года.

1970. Унитарианская церковь разрешает гомосексуалистам занимать должности в церковной иерархии, впервые в церковной истории США.

1973. В результате успешной спецоперации в Американской психиатрической ассоциации происходит медицинская нормализация гомосексуализма.

1974. Впервые открытая лесбиянка избирается в городской совет — Кэти Козаченко (Kathy Kozachenko), Энн-Арбор, штат Мичиган.

1975. Впервые в законодательный орган штата избирается открытая лесбиянка — Элэйн Ноубл (Elaine Noble), Демократическая партия, Палата представителей Массачусетса.

1976. Впервые во время президентской избирательной кампании политики начали заявлять о необходимости защиты прав ЛГБТ.

1977. Открытый содомит впервые избирается на государственный пост в Калифорнии — наркоман, еврей и законченный педераст Харви Милк становится членом наблюдательного совета города Сан-Франциско.

1977. Впервые открытый гомосексуалист избирается в городской совет — Джим Идон (Jim Yeadon), Мадисон, штат Висконсин.

1979. Впервые в истории открытый педераст назначается судьёй — Стивен М. Лахс (Stephen Michael Lachs), Верховный суд округа города Лос-Анджелес.

1980. Первый открытый педераст избирается мэром — Джин Ульрих (Gene Ulrich), Бансетон, штат Миссури.

1985. Впервые в Конгресс избирается открытый содомит Джерри Стадс (Gerry Studds), Демократическая партия, несмотря на то, что в июле 1983 года разгорелся скандал, в ходе которого выяснилось, что он в том числе имел связи с несовершеннолетними (практикант в Конгрессе 17 лет) за него продолжали голосовать, Стадс просидел в Конгрессе до 1997 года.

Сегодня содомиты в обилии представлены на всех уровнях видимой власти, а защита «прав ЛГБТ» входит в приоритеты внутренней и внешней политики американской империи. По результатам последних выборов, в Конгресс США проникли 6 лесбиянок и 7 гомосексуалистов, за исключением одного, все они члены Демократической партии. Это те, кто открыто признаёт свою болезнь, сколько тайных неизвестно. Избранная чёртова дюжина — это исторический рекорд. Но главная власть Содома в том, что он контролирует политический дискурс. Другими словами, для того чтобы быть избранным нельзя критиковать ЛГБТ-движение и его хозяев, тоже касается успеха в других областях. Также под властью находится общественное мнение, система образования, СМИ и массовая культура.

Содомизация американского общества окончательно завершилась в начале 10-х, именно тогда, судя по опросам Института Гэллапа, большинство американцев начали поддерживать ЛГБТ практически по всем пунктам их «правозащитной» повестки. 2004 год: однополые отношение не должны преследоваться по закону — 52% (2019 — 73%). 2010 год: однополые отношения приемлемы с моральной точки зрения — 52% (2019 — 63%). 2012 год: однополые браки должны иметь те же права что и традиционные браки — 53% (2019 — 63%).

Россия

Когда мы говорим о содомизации России, то рано или поздно утыкаемся в недостаток информации. Напротив, в силу ряда причин общественные науки на Западе развиты более сильно, особенно это хорошо видно по обилию данных эмпирической социологии (опросы и анализ). Иными словами, процесс многим очевиден, а вот доказать его не так уж просто. Поэтому приходится опираться на мнение, авторитетное или не очень. Одному мнению можно противопоставить другое, что чревато возникновением конфликта, или по меньшей мере проблема игнорируется.

Прежде чем перейти к реалиям, отмечу, что впервые содомизация Российского государства началась после свержения монархии. Ленинско-троцкистская команда революционеров, которая почти полностью состояла из евреев, развязала не только массовые репрессии, но и учинила «сексуальную революцию». Что выразилось в юридической нормализации гомосексуализма и политике радикального феминизма (марксистский феминизм) в лице Александры Коллонтай и её заграничных подружек Клары Цеткин и Розы Люксембург.

Как отмечает социолог и российский агент Содома Александр Кондаков (по всей видимости педераст), СССР присоединяется к ЛГБТ-движению уже в 20-е годы. «На волне революции, прежде всего сексуальной революции, советское правительство выступает резко против криминализации гомосексуальности. Сам Магнус Хиршфельд — первый активист ЛГБТ-движения — приезжает в Москву и Ленинград и также очень ярко выступает за сексуальную революцию, которую предлагает Советский Союз», — говорит он.

С приходом к власти Сталина и его соратников «сексуальную революцию» свернули, феминисток загнали под лавки, а с 1933 года педерастов начали расселять по тюрьмам. Вторая волна колонизации захлестнула русских с шатанием и падением СССР. После 1991 года при поддержке США в России начали массово появляться ЛГБТ-пресса и марионеточные содом-организации, хотя первые из них создавались ещё в конце 80-х во времена горбачёвской «катастройки» (газета «Тема», Ассоциация сексуальных меньшинств). Западные стратеги втянули в процесс не только сочувствующих «учёных» в лице И.С. Кона, но и творческую фронду, среди которой значимое место занимали популярные рок-группы.

В 1989 году Владимир Весёлкин вместе с Гариком Сукачёвым выступили против уголовного преследования гомосексуалов и провели серию благотворительных концертов. В 1991 году на концерте «Рок против террора» группа «АукцЫон» выступила с заявлением в защиту сексуальных меньшинств, призывом к толерантности и за отмену 121 статьи УК РСФСР. Петицию подписали многие участники концерта: «АукцЫон», «Бригада С», «ДДТ», «Чайф», «АВИА», «Центра Стаса Намина», «Ва-Банкъ», «Последний шанс», «Миссия: Антициклон», Вячеслав Бутусов, Виктор Салтыков, Сергей Крылов, Михаил Жванецкий, Сергей Соловьёв, Владислав Листьев, Александр Сокуров, Анастасия Рахлина-Башлачева и др.

“Я бы посоветовал гомосексуалистам чувствовать себя аристократами, чувствовать себя людьми избранными, сливками общества”, — советует актер театра Романа Виктюка в интервью под названием “Мадам!” (“Тема”, № 4, 1992). “С властями не церемоньтесь”, — рекомендует зарубежный деятель гомодвижения Ноэль Грейг (“Тема”, № 1, 1992). “Мы заслужим свою свободу шоком, борьбой, не щадя нервы гетеросексуалов”, — обещает нам передовая “Coming out” состоялся!” (“Тема”, № 3 — 4, 1991).

Для удобства и чисто символически предлагаю обозначить начало содомизации России 1990 годом, можно также разделить историю российского Содома на «до» и «после». Условно признаем — до 90-го его не было, а после опухоль появилась. Это разделение позволит понять течение процесса более ясно. Именно благодаря такому подходу, каждый, кто хоть на немного задумается, оглянется по сторонам и напряжёт память, непременно придёт к мнению, что содомизация России идёт. А вот насколько быстро, и как это оценивать с моральной точки зрения — вопросы спорные. Я полагаю, что несмотря на показную консервативность властей и Церкви, содомизации России никак не противостоят, имеет она ползучий характер и столкнулись мы с вторжением мирового Зла.

«За последние годы ситуация в России начала меняться. ЛГБТ-сообщество становится все более видимым и общественно активным. Все больше людей не скрывают свою сексуальную ориентацию как в своем ближайшем социальном окружении, так и в широком обществе. Получают распространение различные формы самоорганизации ЛГБТ-сообщества — инициативные группы по интересам, общественные объединения. Во многих регионах представители ЛГБТ-сообщества открыто заявляют о себе и своих правах, вступают в диалог с обществом через публичные мероприятия, информационные кампании и другие гражданские акции. Формирующееся ЛГБТ-движение взаимодействует с другими гражданскими инициативами и становится заметной частью гражданского общества в России», — Российская ЛГБТ-сеть.

Враг объявил войну на уничтожение и играет в долгую, в первую очередь насилуют сознание детей и молодых людей. Согласно всем социологическим опросам, российская молодёжь относится к проблематике ЛГБТ более терпимо, чем зрелые граждане. В апреле 2019 года иностранный агент Левада-Центр опубликовал опрос, согласно которому относительное большинство россиян согласны с тем, что «геи и лесбиянки должны пользоваться такими же правами, как и другие граждане» — 47%. Против «равных прав» высказались 43% опрошенных. При этом победоносно отмечается — «Это самый высокий показатель поддержки равных прав для ЛГБТ за последние 14 лет исследований. В 2005 году за равные права выступал 51%». Более всего терпимы к содомитам молодые люди возрастом до 25 лет — 60% относятся ним нейтрально или положительно, у пожилых — 33%. О каких правах ЛГБТ могла идти речь до 90-го? Только о праве на дырявую миску с дырявой ложкой, только о праве на внимание доктора и соответствующие пилюли.

Опрос Левады далёк от совершенства, так как обывателю мало что известно о «правозащитной» повестке содомитов, и главное, он не осознаёт к чему на практике приводит это «равноправие» — к ущемлению прав и запугиванию нормального большинства, к уничтожению науки и свободы слова, к распространению кишечных практик и трансгендерности, к упразднению традиционного уклада, в том числе семьи. Обывателю известно, что ювенальная юстиция и конфискации детей в пользу однополых «браков» осуществляются ради «равноправия»?

Согласно опросу ФОМ за июнь 2019 года, россияне не поддерживают ЛГБТ в их стремлениях. Разрешать однополые браки в России не следует — 85% (2012 — 82%). Представители сексуальных меньшинств не должны иметь право проводить гей-парады, шествия и другие акции в поддержку своих прав — 80% (2012 — 67%). Напомню, ранее усредняя шесть опросов мы получили, что гомосексуализм осуждают 68% россиян, остальным он по большей части безразличен (глава 6, Болезнь или норма?).

Сегодня в России работает множество содом-организаций, чего небыло «до». Кто их считал? За пару часов поиска в сети можно найти несколько десятков крупных всероссийских и мелких региональных. Может быть их сотни. Самые большие из них входят в Международную ассоциацию лесбиянок и геев (МАЛГ): Российская ЛГБТ-сеть (самая мощная структура), Санкт-Петербургская ЛГБТ-организация «Выход», «Ракурс», Центр социальных и информационных инициатив «Акция», Дальневосточное общественное движение «Маяк», Фонд «Трансгендер», Молодёжная правозащитная организация геев, Проект правовой помощи трансгендерным людям, Общественное движение ЛГБТ «Реверс», Московская ЛГБТ-инициативная группа «Стимул», Региональная группа «Максимум», «Радужный дом», «Радужная ассоциация», Ресурсный центр для ЛГБТ, Ресурс ЛГБТКИА Москва, Федерация ЛГБТ-спорта России, Российский национальный ГЛБТ-центр «Вместе», Самарское общественное ЛГБТ-движение «Аверс» и Санкт-Петербургский Правозащитный ЛГБТ Центр «Крылья». Ещё есть не входящие в МАГЛ: GayRussia.Ru, ЛГБТ-Служение «Nuntiare et Recreare», Альянс гетеросексуалов за равноправие ЛГБТ, Международный ЛГБТ-кинофестиваль «Бок о Бок», «Дети-404», «Другой взгляд», «Равноправие», LaSky и множество других. Не забываем о том, что многие условно нейтральные «правозащитные» организации защищают и «права» педерастов в том числе.

У них имеется масса специализированных изданий, также в интересах Содома работают очень крупные либеральные СМИ, «до» их не наблюдалось. В «российских» социальных сетях, русскоязычной блогосфере, ютубе и незарегистрированных сетевых изданиях полный хаос. «До» интернета не было, а Россия, в отличие от Китая и США, отдала рунет на откуп врагам. Раньше у содомитов были «плешки» и «ремонты» на плешках, а теперь в каждом крупном городе есть солидный ночной клуб с соответствующей развлекательной программой, и никто не эти клоаки внимания не обращает. Посмотрите на эстраду, разве «до» было такое?

«Более того, проявления гомофобии в современной России теперь преследуются по закону, а представители меньшинств позиционируются общественными и правозащитными организациями в качестве «сливок общества», наиболее либеральной и «прогрессивной» социальной группы. Как и в европейских странах, представителя нетрадиционной ориентации становится сложнее уволить с работы или исключить из вуза; работодатель тысячу раз подумает перед тем, как наложить административное взыскание на работника-гомосексуалиста. В некоторой степени, в современной России даже стало модным и выгодным быть гомосексуалистом: такой статус приковывает массовое внимание и гарантирует определенную «неприкосновенность личности»».

Также следует учитывать усваивание новояза. О том, что содомитов следует называть теми, кто они есть на самом деле, а не «геями», все и думать забыли. В некоторых официальных документах начали заменять слово «пол» на «гендер». Про «научное» сообщество я вообще молчу… Кто не понимает разницы между понятиями «пол» и «гендер»? Кто в Совете Федерации говорит о «гендерных» проблемах. Чьё детище Евразийский женский форум и законопроект о насилии над семьёй? Воинствующие феминистки, вы входите в армию Содома?

Примеров содомизации России не счесть, если вы будете обращать внимание на соответствующие материалы в СМИ и следить за молодёжной частью рунета, то картина предстанет в деталях.

Ангажированные правозащитники утверждают, что «преступления на почве ненависти к людям с иной сексуальной ориентацией или гендерной идентичностью в России становятся более демонстративными и вызывающими». Впрочем, официальной статистики на этот счёт нет и сам факт роста насилия спорен. Но если он есть, то это прямое следствие содомизации России. Прекратите реализацию своей «правозащитной» повестки, сверните деятельность направленную на «перестройку» русского общества, живите тихо, так, как жили «до», и никакого «насилия» не будет.

(публикуется в сокращении)

Владимир Маслов

16 января. Содержание конституционной реформы, предложенной президентом Путиным, предельно простое: в России будет царь. И как его зовут, всем известно. Что будет за должность у царя (президент, глава Госсовета или глава Совета безопасности) — он еще не определился.

C формой сложнее. Четкого плана в предложениях президента пока не прозвучало, многие из них можно толковать прямо противоположным образом. Например, президент сказал: «Знаю также, что в нашем обществе обсуждается конституционное положение о том, что одно и то же лицо не должно занимать должность президента Российской Федерации более двух сроков подряд. Не считаю, что этот вопрос принципиальный, но согласен с этим».

И как это толковать? Как то, что президентом России теперь можно будет быть только один срок. Так, например, эту фразу понял поначалу один из авторов ельцинской Конституции Виктор Шейнис.

А вот и нет, возражает Андрей Пионтковский: ведь если из статьи будет выброшено слово «подряд», по многочисленным просьбам общественности, то это будет уже новая статья, а в соответствии с новой статей 81. п. 3, которая обратной силы не имеет, Путин сможет выставить свою кандидатуру снова.

«До 2020 года была другая редакция — 1993 года, по ней вы и избирали его четыре раза». А по новой — более демократической — вы сможете избрать его только два раза», — сказал Пионтковский, и он, конечно, формально абсолютно прав.

Сразу после оглашения Послания эксперты заговорили о том, что центр власти сдвигается в сторону премьера. Ничего неожиданного в таком решении не было бы. Действительно, масса коллег Путина по авторитарному президентству именно таким путем решала проблему двух сроков. Проводили референдум, переходили к парламентской республике и правили, как премьер, вечно.

Но ничего такого в Послании Путина не сказано. Если бы он твердо задумал переход в парламентскую республику, он бы так и сказал: лидер победившей на выборах партии избирается премьером и правит страной. Ничего подобного нет и близко: вместо этого предложена куча поправок (ну какая разница, что парламент будет утверждать не только премьера, но и всех министров, если в стране вместо парламента — фейк) и одна поправка загадочная: «…закрепить в Конституции роль Госсовета».

Эта загадочная поправка, как мы увидим, может стоить всех остальных.

То, что Путин в 2024 году власть не отдаст, — секрет Полишинеля. Также было понятно, что «рокировка» в стиле той, что была в 2008–2012 гг., по нынешнему времени — дело опасное. Сейчас вам не тогда. Население стремительно нищает, элита в бешенстве и тоске, на Навального подписываются целыми школьными классами, и его расследования смотрят на порядок больше народу, чем программу «Время».

На РТР прямая трансляция того же Послания Путина собирает 46 тысяч дизлайков против 14 тысяч лайков… В такой ситуации даже самое бесхребетное ничтожество, будучи посажено на трон, может внезапно обзавестись позвоночником.

Поэтому у Путина, собственно, было четыре варианта.

Первый: это объединение с Белоруссией. Что позволило бы перезагрузить весь российский политический компьютер, создать новое государство и считать сроки Путина с момента образования этого государства. К этому варианту готовились всерьез и загодя (и «Северный поток — 2» прокладывали в том числе для того, чтобы, иметь возможность поставить Белоруссию на колени). Но ввиду неуступчивости Батьки он пока нереализуем.

Второй: парламентская республика. Но в российских условиях у него есть несколько роковых недостатков.

Во-первых, он в свое время был предложен Путину Ходорковским, и за это-то Ходорковский и сел: как, мол, смеет холоп рассуждать о трудоустройстве царя? Такие вещи имеют значение и оставляют осадок.

Во-вторых, такой переход требует референдума, а по нынешним временам референдум легко может потерять всякую легитимность в связи с документированными вбросами.

И, в-третьих, такой ход требует, хотя бы формально, существования партии, от имени которой избирается Путин. Эта партия должна победить на парламентских выборах, а сам Путин должен быть лидером этой партии. В России такой партии нет. Есть «Единая Россия», но имидж этой партии цапков и воров непоправимо испорчен. ПЖИВ создавалась в тучные годы, когда туда за мзду малую стремилось всякое жулье, а теперь за это приходится расплачиваться. На последних московских выборах власть стремилась дистанцироваться от «ЕдРа» — даже главный московский едрос Метельский шел как «независимый кандидат», и все равно его прокатили.

И как связываться с партией, с которой постеснялся связываться даже Метельский?

Вы представляете, во что превратятся эти выборы? Даже в 2011-м травоядном году народ вышел на улицы с лозунгами: «Я не голосовал за этих сволочей. Я голосовал за других сволочей». А что будет сейчас, то есть после того, как отошел крымский наркоз, после ежегодного (чтобы там ни говорил Росстат) обнищания, после разорения бизнесов, после тоски отлученных от Запада и ввергнутых в нестабильность элит?

Выйдут, проголосуют за кого угодно — за барана, за попугая, за «Справедливую Россию», за КПРФ. И получит «ЕдРо» с пригнанными бюджетниками и дворниками и Чечней 40%. Вот как после этого формировать правительство? А если нарисуют 70%, так снова выйдут на улицы.

Переход на парламентскую форму правления в нынешних российских условиях создает почву для того, чего Кремль больше всего боится — для Майдана. Для той самой «оранжевой революции», которая возникает при прямой и наглядной подтасовке выборов.

Остается еще два варианта.

Третий: это та самая отмена п. 3 ст. 81 о том, что одно лицо не может занимать пост президента больше двух сроков подряд, — и занимай его, как и пишет Илларионов, хоть до тепловой смерти Вселенной. Этот вариант приятен своей надежностью, хотя для его осуществления придется пройти через неприятный референдум.

И, наконец, вариант четвертый. Он самый простой, и, пойдя по нему, Владимир Путин повторит путь Иосифа Сталина. Сталин никогда не был ни президентом, ни премьером, ни канцлером, ни царем, ни императором. Он был всего лишь скромным секретарем, точнее, генеральным секретарем. И когда Сталин занял должность генсека РКП(б) в 1922 году, это был, конечно, весомый пост, но точно уж не первый в партийной и государственной иерархии. Сталин прекрасно понимал (это, кстати, отлично описано в книге его секретаря Бажанова: кадры гораздо важнее идей). Пока Троцкий или Зиновьев спорили о принципах, Сталин расставлял кадры. И это создание сети верных ему людей (параллельной, строго говоря, государству) позволило Сталину стать абсолютным властителем на скромном посту секретаря. Не все даже вспомнят, что формальным главой советского правительства в 30-е годы был дедушка Калинин.

Гораздо проще провести референдум не по поводу всем понятного и вызывающего отторжение изменения (поменять два срока на вечность), а по поводу темному и незаметному, спрятанному. Например, ввести в Конституцию понятие главы Госсовета или главы Совета безопасности. Замкнуть на этот орган персональные потоки власти и править как глава Госсовета или Совета безопасности, аминь.

Такой вариант имеет для Путина два положительных момента.

Во-первых, он вовсе исключает такую вредную и неприятную процедуру, как выборы. Глава Госсовета — должность невыборная. Он как есть, так и есть. Президенты приходят и уходят, а глава Госсовета остается.

Во-вторых, Путин давно дал понять, что безопасностью ему заниматься куда интереснее, чем экономикой. Причина этого в том, что экономика — вещь упрямая, и холодильник в телевизор не включается.

Напротив, в том, что касается безопасности, можно всегда наговорить с три короба, показать Федеральному собранию мультики про ракеты, рассказать фантастические истории о том, что Россия всех в мире опередила в сфере оружия, — и даже самому в это поверить.
Словом, Путин остается. Как именно будет называться должность Нерушимого Утеса — президент, глава Госсовета или глава Совета безопасности, — сам Утес, похоже, еще не решил.

В этом смысле его послание — прежде всего сигнал элитам: прекратить разброд и шатание и оставить несбыточные надежды.

Юлия Латынина

16 января. 1120 год. Король Балдуин II утвердил первые письменные законы Иерусалимского королевства крестоносцев.

15 января. В Сухуме свершилась самая внезапная и быстротечная «мандариновая» революция.

Представьте. Зимний сухумский вечер. Бормочет море, шелестит дождь. У президентского дворца, захваченного оппозицией, тишина. Половина восставших разъехалась по домам. Воскресение — день поминок. (У любого абхаза столько родственников, что он пятую часть жизни проводит среди фамильных застолий и красивых кавказских тостов).

Ты тихо гуляешь по набережной Сухума мимо своей гостиницы, размышляя – сколько протянется абхазский Майдан? Неделю? Месяц? Два?

И вдруг у твоей гостиницы появляется помощник президента России Владислав Сурков.

Просто появляется и все.

Ты столбенеешь. Все вокруг столбенеет.

И с этого мига, словно по щелчку чьих-то колдовских пальцев, все в Абхазии закружилось, завертелось и стремительно покатилось куда-то…

«Объект вошел» — хрипит рация у … «обычного прохожего».

Несколько милиционеров мгновенно перегораживают улицу.

Из-под земли вырастает группа абхазов, которая обступает гостиницу и пчелиным роем жужжит: «Сурков!», «Сам!», «Приехал!». В то же мгновение (клянусь!) из темноты выныривает толпа в человек 200 – все сплошь молодые, спортивные. Они беззвучно маршируют мимо меня в сторону Красного моста. Завыли сирены. И мои журналистские инстинкты тоже. Запахло хорошей дракой…

Бросив полный священного ужаса взгляд на черный лимузин с дипномерами (ждущий Суркова?), бегу за марширующей толпой, на ходу соображая – куда? Что там — за этим Красным мостом?

Ах да… Резиденция, где сейчас скрывается полусвергнутый президент Абхазии Рауль Хаджимба.

Тяжело наблюдать за агонией, еще недавно всемогущих президентов. Как они нелепо хватаются за ускользающую власть, что только множит число предателей. Несколько дней Рауль Хаджимба пытался собрать свой митинг, обзванивал сторонников, просил… Но к местной Филармонии пришли лишь пара сотен людей и, потоптавшись, просто разошлись по домам. Рауля предали депутаты, которым он покровительствовал, министры, которых он назначил…

Да что там министры. Не удавалось найти вообще никого, кто мог сказать о президенте хоть что-то доброе.

Глава предвыборного штаба Хаджимбы, вице-премьер Даур Ашба на звонок с просьбой прокомментировать начавшийся в Абхазии бардак, ответил, что в отъезде и отправил к пресс-секретарю.

Пресс-секретарь не подняла трубку. Остальные мудро отказались говорить.

«Вовремя предать — это не предать, а предвидеть,» — помню, пророчески говорил один из героев рязановского «Гаража».

Верными президенту остались только эти мужики — пара сотен подразделений охраны, которые затравлено смотрели на нас через решетку резиденции.

Революционеры подошли к ее воротам и тоже встали. Глаза в глаза.

Ни звука. Полное молчание.

Я бывал в этой резиденции. Взять ее штурмом сложно. От хорошо укрепленных ворот придется бежать еще пару километров в гору под перекрестным огнем, а рядом с президентом, похоже спряталась вся абхазская армия.

Да и горстку митингующих можно было развеять по сухумскому бризу одним отрядом ОМОНа за пору минут…

Но это Абхазия. Причем тот день, когда кто-то, как мы помним, щелкнул пальцами…

— Граждане, — заорал мегафон из резиденции. — Разойдитесь.

— Хрен тебе, – ответили протестующие.

— Если разойдетесь, Хаджимба подпишет отставку, – вкрадчиво предложил мегафон.

— Пошел ты! – вынесла встречное предложение толпа и опасно сгустилась у ворот.

Вдруг. Автоматная очередь. Потом еще…

В воздух, к счастью! Крики. Радость. Потому как мегафон, помолчав, сообщил: «Президент подал в отставку».

Через три минуты две сотни человек спокойно растворились в темноте. Все. Революция в Абхазии состоялась.

Положа руку на сердце — захвативший силой власть в 2014-м, Рауль был самым обыкновенным президентом. Таких на просторах СНГ пруд пруди.

Да, обещал слишком много. Но, кто ж так не делает? Правда, такое прощают президенту сильному. А Рауль, как считает почти вся Абхазия, слаб. Это, похоже, быстро поняла и Москва. Она ценой неимоверных усилий, например, смогла продавить создание межгосударственного Координационного центра МВД, как один из этапов внедрения российских силовиков в эту удивительную страну, но в итоге… не получилось ничего.

Разве что один из местных воров в законе в кафе избил русского сотрудника центра, что только подчеркнуло отношение абхазской власти к потугам Москвы. Дело на вора возбуждать не стали, а абхазы тот позорный случай запомнили.

Хаджимба не захотел (или не смог) защитить даже собственного вице-президента, которого тоже побили какие-то влиятельные люди. Не добившись наказания обидчиков, вице-президент подал в отставку…

Тут придется признать, что последние годы в Абхазии были переполнены загадочными убийствами, похищениями, взрывами машин. Словно страна тихо сползала к настоящей, уже бандитской анархии.

Кроме того, Хаджимба беспрестанно тасовал правительство, в особенности силовиков, из-за чего по республики ползли черные слухи.

Например, появится на посту главы МВД ретивый министр, через неделю – чуть ли не все местное ГАИ с начальниками во главе стоят на дорогах и взяток… не берут. Даже по-братски. Даже по-соседски… Месяц. Два. Три.

Министра отправляют в отставку. Потому, что – шепчет народ, — слишком честный, бизнесу дорожному помешал…

А тут и разочарованная Москва, снижает дотации республике, денег становится меньше.

И даже выигрыш Хаджимбы президентских выборов в августе 2019-го стал причиной для дополнительной ненависти. Вопреки очень странной статье местной Конституции, Рауль набрал чуть больше своего соперника (на 700 голосов), но меньше половины от всех голосующих.

Положенные в таком случае перевыборы Рауль проводить не захотел и просто объявил себя президентом.

Но что интересно — погубило его вовсе не это. Последней каплей стала одна нелепейшая история…

К тому, что настоящей, повседневной Абхазией правят смотрящие и восемь воров в законе, здесь относятся без нашего среднерусского драматизма. Спокойно.

— И у вас в России есть воры, — доказывал мне в разграбленном кабинете президента Абхазии один из революционеров. Он заметил на моем лице при слове «вор» брезгливую гримасу и кажется обиделся.

— Потому что в любом государстве мало справедливости, – учил он. — Вот, к примеру, мой родственник совершил преступление. Мне его отдать милиции? Чтоб он сел в тюрьму? И вышел совсем испорченным? Я лучше его вору отдам. Тот с ним поговорит, и тот никогда за старое не возьмется.

— Почему?!

— Иначе опустят, – пожимает плечами. – Здесь этого очень бояться – он станет изгоем.

Скоро и я стал понимать романтику абхазской жизни, не изумляясь ежеминутно.

— Что-то я нашего смотрящего не вижу, — говорит мне, например, мой знакомый из Гагр. — А у меня дело к нему – может поможет.

— Так к вору иди, — советую. — Он дома?

— А где ему быть – вор дома сидит. Но просьба пустяковая, чего такого важного человека тревожить…

И вот в конце прошлого года посреди народно-блатной идиллии происходит загадочное убийство, которое рушит все планы Хаджимбы.

После расстрела в сухумском кафе молодых воров Хасика и Асика, люди вдруг вспомнили – а ведь хорошие, добрые были законники, человечные.

— Абхазия стоит на пути наркотрафика между Россией и Грузией, — рассказали мне. — А эти воры боролись с наркоторговцами, защищая нашу абхазскую молодежь. И власти решили избавиться от Хасика и Асика. На кону были большие деньги…

Подозрения окрепли, когда был арестован один из киллеров – сотрудник охраны президента…

И тогда самые мощные фамилии Абхазии решают – с президентом Хаджимбой пора заканчивать. Убирать воров – это для Абхазии уже слишком.

И переполненная плотина недовольства слабым президентом рухнула, сметая власть как карточный домик.

Но даже после отставки Рауль Хаджимба теперь очень рискует. С него могут попросить…

Ведь оставшись на Родине экс-президенту придется жить в той стране, которую он построил.

В городе, где правит смотрящий. И его «справедливый начальник» – вор.

Выборы нового президента Абхазии назначены на 22 марта. Временно исполняющим обязанности президента до выборов Народным собранием республики назначен премьер Абхазии Валерий Бганба.

Владимир Ворсобин

15 января. Святой Гайдар как оправдание государственного каннибализма. Сколько людей умерло от реформ Гайдара? Сколько людей умерло от коллективизации? Что общего у этих трагических моментов нашей истории? Вот что: число жертв неизвестно.

Ещё один нехороший вопрос: не были ли эти жертвы напрасны? Ответ полностью зависит от того, кто отвечает. Победители рулят страной и пишут учебники, а проигравшие гниют в безымянных могилах, в умерших деревнях, в умирающих городишках, которым теперь даже больница не положена.

15 января в Москве откроется Гайдаровский форум. Сотни участников. Кроме иностранцев и богачей там будет, можно сказать, вся власть России. Штук 20 губернаторов, ещё больше министров, 5 вице-премьеров, Набиуллина (Центральный банк), Греф (Сбербанк), Чубайс («Роснано») и сам Председатель Правительства России Медведев.

Их торжественные речи нам неинтересны, их истинные цели нам неизвестны. Глубина пропасти между речами и целями становится ясна только после ареста какого-нибудь сенатора или министра. (Чаще всего — ареста заочного, ибо герой заблаговременно вывел деньги, вывез семью, уехал сам и теперь просит там политического убежища, хотя никогда не был замечен даже в мельчайших разногласиях с властью.)

Если вся власть страны собралась под эгидой Гайдара — значит, он, безусловно, положительный герой, идеолог, отец реформ. А собравшиеся, значит, его наследники, последователи, продолжатели.

Но ведь он всё провалил. В результате его реформ моментально остановились заводы, стройки, остановилась наука, перестали делать самолёты, велосипеды, лекарства и медицинские инструменты. Инженеры уехали мыть посуду, учителя стали челноками. Одновременно и стремительно росло число охранников, чиновников и массажисток, предлагающих все виды расслабления.

Если вся власть страны прибыла на Гайдаровский форум, значит, Гайдар — победитель. Хорошо бы понять: победитель кого? победитель чего?

Когда он умер, известные люди говорили и писали о его величии.

ГОЗМАН (25 января 2010 года): Сегодня 40 дней со дня смерти Гайдара. Я прошу вспомнить этого великого человека, который не просто спас страну, он сделал новую страну. Памятники будут, конечно, мы пробьём памятник и в Москве, и в других местах. С его уходом стало понятно, что он всё равно выиграл. Исторически он победил, я в этом абсолютно убеждён.

Уважаемый читатель, оглянись вокруг себя… И реши, чья победа.

Гайдар 11 лет был членом КПСС. Потом «Выбор России», потом «Демвыбор России», потом СПС. Его партия меняла названия, как рецидивист клички. Если у великого Гайдара была идея, то где же партия, исповедующая эту идею? Вот она на форуме — называется «Единая Россия». И её лидер Медведев говорит учителям: «Не можете заработать преподаванием — уходите в бизнес».

…В один день с Гозманом (в другом радиоэфире) Бориса Немцова спросили, какой была бы Россия, «если бы не Гайдар». (Когда им надо, история знает слово «если».)

НЕМЦОВ: Я думаю, что началась бы война всех со всеми, итогом этой войны стал бы распад России, не только Советского Союза. Я боюсь, что было бы гораздо больше жертв (он признаёт, что жертвы были. — А.М.), то есть пролилась бы кровь. Я понимаю, что очень многие люди пострадали, но все-таки, выбирая между тяжелыми реформами и войной, такую вооруженную борьбу с голодом, продразверстку и так далее, Гайдар тогда сделал исторический выбор. Поэтому он отец-основатель страны.

Через пять лет Немцов увеличил собой список жертв. А тогда, в той же радиопередаче, его спросили о Лужкове.

НЕМЦОВ: Я считаю, что Лужков — краеугольный камень этой коррупционной системы. Если этот камень убрать, то вся эта гнилая конструкция под названием «путинская вертикаль» будет демонтирована. Лужков — краеугольный камень путинизма.

Краеугольный камень по фамилии Лужков был уничтожен через полгода после этой радиопередачи. Коррупционная система даже не пошатнулась; она этого не заметила. Даже окрепла.

Спас от голода

Те, кому выгодно делать из Гайдара икону, искренне скорбят по усопшему: Гайдар спас страну от голода; Гайдар спас страну от гражданской войны; иного выхода не было.

Они говорят «Гайдар», но в их голосе слышно «мы». «Мы спасли страну от голода! Мы спасли страну от гражданской войны! Эти реформы были неизбежны! Это был единственно возможный путь!»

Спас от голода — значит, накормил. Где взял еду? Мгновенно вырастить продовольствие реформаторы не могли. Купить за границей? Но на это надо время и деньги. Денег не было. Западные груженые эшелоны не стояли у границы; пока возьмешь кредит, пока подпишешь контракт…

Потом корм (частично) приехал с Запада, правда. Но почему нам говорят «Гайдар спас»? Неужели только лично ему дали? А если б просил другой — не дали бы, и мы все умерли?

Еда в стране была. Она лежала под прилавком, лежала на складах. Ее не хотели продавать по госцене, правда. Ее продавали с заднего крыльца и втридорога. Этих людей называли спекулянтами и ненавидели. Реформаторы отпустили цены — еду выложили на прилавок. Но это не значит «накормить страну». Это значит накормить состоятельных.

Одновременно были уничтожены сбережения. Нас убеждают, что эти сбережения ничего не стоили. А почему? Накопления исчезли у десятков миллионов людей. Одновременно десятки людей стали миллионерами. Видимо, случайное совпадение.

Многие до сих пор бездумно повторяют эту гайдаровщину про пустые бумажки. Но эти деньги люди не украли. Они заработали их, строя заводы, электростанции, фабрики, нефте- и газопромыслы — те самые, которые сейчас все еще дают 80% нашего ВВП. Те самые, которые кто-то захватил даром, а потом вдруг оказалось, что «Норильский никель» стоит сотни миллиардов долларов. Так, может, и рубли, заработанные на строительстве «Норильского никеля», что-то стоили? Сбережения уничтожили Гайдар с Чубайсом, одурачив Ельцина, который ничего не понимал в экономике, и никто за это не ответил.

Спас от гражданской войны в 1992-м

Для гражданской войны нужны минимум две вооруженные противостоящие силы. Где вы их видели? В 1918 м — красные и белые — все вооруженные. А в 1992 м кто с кем воевал бы? Непонятно. Говорят «началась бы гражданская война», а откуда это известно?

Гражданская война (1917—1922) унесла примерно 10 миллионов жизней. И за годы гайдаровских реформ население России сократилось примерно на 10 миллионов.

Спасли от войны в 1992 м? Нет. Число жертв доказывает, что вторая гражданская война произошла. Но не горячая, а холодная. Не застрелили, а съели. Десяти миллионам жертв это все равно.

Убыль на деле еще больше. Ее маскируют приехавшие миллионы. Но уехали ученые и инженеры, а приехали землекопы, дворники, грузчики.

Нас спасли от гражданской войны? А разве она не началась в 1994 м? и снова — в 1999 м? В стране шла холодная гражданская война, а на Кавказе была вполне горячая. Гайдар этого не хотел? Так и Ленин не хотел, и Сталин не хотел, но почему-то мы считаем, что их политика уничтожила в России крестьянство и вырастила в Германии Гитлера.

Однажды Гайдар объяснял в прямом эфире, почему реформы в России были совсем иные, чем в Чехии, в Польше.

ГАЙДАР: Почему стандартные методы, которые тяжело, но все-таки надежно позволили вытащить ситуацию в Польше и Чехии, в России на пространстве СНГ не работали? Я в двух словах попытаюсь объяснить. Дело в том, что у нас реально не было в руках инструментов власти, позволяющих навязать свою волю. Просто не было боеспособной армии, ни одного полка боеспособного.

Это важное признание. Он не спас от гражданской войны, он просто не имел сил, чтобы её начать. Но когда армия стреляет в народ, это не гражданская война, а подавление протеста. Что до Чехии и Польши — там реформы обошлись без применения армии.

Иное было невозможно

Реформаторы любят повторять еще одно заклинание: «История не знает слова «если». История не знает сослагательного наклонения».

Им говоришь: если бы вы не раздали заводы, шахты… (грубо говоря: растащили; еще грубее: разграбили), если бы вы не устроили такую приватизацию, то было бы лучше. Они в ответ: «История не знает сослагательного наклонения».

А теперь, исполняя траурный туш, они непрерывно повторяют: «Если бы не мы, то было бы хуже, смертельно хуже. Если бы не мы, началась бы гражданская война…» Значит, у них в руках история знает сослагательное наклонение. Да еще как точно. Да еще всегда в их пользу.

Гайдар в своей книге описывает первые результаты своих реформ: «Проезжая через Лубянскую площадь, увидел что-то вроде длинной очереди, вытянувшейся вдоль магазина «Детский мир». Все предыдущие дни здесь было довольно безлюдно. «Очередь, — привычно решил я. — Видимо, какой-то товар выкинули». Каково же было мое изумление, когда узнал, что это вовсе не покупатели! Зажав в руках несколько пачек сигарет или пару банок консервов, шерстяные носки и варежки, бутылку водки или детскую кофточку, прикрепив булавочкой к своей одежде вырезанный из газеты Указ о свободе торговли, люди предлагали всяческий мелкий товар…» (Гайдар. Дни поражений и побед. 1996.)

Товар? Товары продаёт производитель. Разве эти люди, прикрепившие булавочкой к ватникам (была зима) гайдаровский указ, произвели сигареты, консервы, водку и пр.? Не товар они продавали, а свои вещи. Меняли на хлеб всё, что могли, лишь бы прокормиться.

Уходя из правительства, Гайдар подарил себе (своему институту) несколько зданий в центре Москвы (500 метров от Красной площади). Институт экономических проблем переходного периода (ИЭППП) все годы готовит обоснованные научные рекомендации для правительства России. Готовят бюджет, сочиняют послания президента, рекомендуют руководству страны, что делать с пенсиями, льготами, налогами, армией, таможней. На их сайте так и сказано: «По всем названным направлениям Институт имеет и вырабатывает собственную позицию, которую активно отстаивает». А в чью пользу?

Вот, например, ИЭППП направил в правительство доклад: «Совершенствование акцизного налогообложения продукции табачной промышленности». Это не пустяк. Речь идет о миллиардах долларов.

Гайдар действительно «активно отстаивал собственную позицию». Проталкивать свои акцизы на табак он лично ходил даже в Думу.

В результате наше государство почему-то стало получать меньше денег с табачных королей. Ошибка в расчетах? К сожалению, нет.

Доклад «Роль правительства в управлении экономикой» начинается так:

«Правительства участвуют в управлении экономикой своих стран по ряду причин, в том числе с целью увеличения и перераспределения богатства. Для достижения этой цели правительства занимаются регулированием экономической политики, а также сбором налогов и расходом средств, поступающих в бюджет. Задачей эффективного правительства является обеспечение баланса между макроинтересами общества и страны в целом и микроинтересами граждан своих стран с учетом конкретных обстоятельств. Налогообложение играет ведущую роль в этом процессе».

А вот как начинается доклад «The role of government in the economy» гигантской корпорации «Бритиш Американ Тобакко» (British American Tobacco):

«Governments participate in the management of the economies of their countries for a number of reasons including the promotion of prosperity and redistribution of wealth. These are achieved through economic policy and the collection and expenditure of Government revenue. The challenge for an effective Government is to balance the macro interests of society and the country as a whole against the micro interest of its citizens and their individual circumstances. Taxation plays a major role in the task of Government».

Тексты совпадают дословно. А кто кого переводил?

Доклад «Бритиш Американ Тобакко» появился в ноябре 1997 го. Доклад гайдаровского ИЭППП — в 2000 году.

Творчество ИЭППП состояло в том, чтобы в некоторых местах добавлять слово «Россия», а в других местах убирать «Всемирный банк» и «Международный валютный фонд» — изображать патриотизм и заметать следы чужого интереса.

Держишь в руках два доклада, листаешь и видишь десятки страниц точной копии…

…Есть выгода продавца и есть выгода покупателей. Продавец — иностранец. Покупатели — мы. Наш ИЭППП внедрил через правительство и Думу схему, выгодную иностранцам.

Разве это не государственная измена? Статья об этом («Прощание с правыми», «МК», 25.06.04) была опубликована миллионным тиражом. Но Гайдара не арестовали, даже не допросили, уголовное дело не возбудили; в газетах, на радио и ТВ об этом не сказали ни слова. И сам Гайдар ни слова не возразил, промолчал.

Наш скандальный Суперджет — как доклад про табак. Рекламировали как отечественное достижение, а на деле 80% иностранных деталей. Да и что там нашего — таблички «туалет» на русском? да и те не в Китае ли сделаны?

Закрывают школы, больницы — нерентабельно. Но это начал Гайдар, объявив нерентабельными заводы, целые города, губернии. Производственные цеха превратились в склады китайского ширпотреба.

В январе 1995 го (русские танки горели в Грозном) Гайдар заявил, что теперь (после начала Чеченской войны) никогда не поддержит президента Ельцина. Это «никогда» кончилось через год. Предстояли выборы президента России — 1996, шла делёжка гигантской собственности — те самые залоговые аукционы.

Мёртвые хватают живых

Святой Гайдар — это оправдание всего, что происходит сейчас.

Почему власть потворствует восхвалениям Сталина? — террор, твёрдая рука, на страх врагам, подавление оппозиции.

Почему власть потворствует восхвалениям Гайдара? — памятники, международные форумы…

Через 10 лет после смерти Гайдара канонизация продолжается. Кто-то (по глупости, вероятно) сравнил его с академиком Сахаровым. Один умер, не имея ни богатства, ни должностей. Другой — получал доходы, спекулируя госимуществом. Не наворовал дворцов и яхт? Это, конечно, подвиг: мог, а не украл. Но ведь яхты друзей всегда были к его услугам. (Друзья Путина стали миллиардерами, а у самого старая «Волга».)

Но ещё важнее: один — высокий моральный пример, а другой — абсолютно аморальный.

Один занимался настоящей наукой, ядерной физикой, сделал водородную бомбу. А потом был лишён наград, сослан, перенёс голодовки и пытки.

Другой трудился в журнале «Коммунист», превозносил «экономику социализма» — то есть выдувал мыльные пузыри, работал вруном и покрывал других врунов.

Сахаров жертвовал собой. Гайдар жертвовал другими. Миллионами.

В 1994-м на Дальнем Востоке, на Крайнем Севере имя Гайдара произносили с ненавистью. Он сказал, что эти города, эти заводы, фабрики, шахты — нерентабельны, это означало, что все люди, живущие там, нерентабельны. Невыгодны. Убыточны.

Сталин и Гайдар — что общего? Их поклонники одинаковы. Либо отрицают факты, либо твердят «другого пути не было». И ещё общее: люди для них были просто строительный материал, а потом — строительный мусор.

Учебники истории пишут победители. В эпоху Сталина учебники истории ни слова не содержали о терроре, о голодоморе.

Сталин — Отец народов, Гений всех времён. Сталин — людоед, кровавый палач. Эта война мнений идёт давно, мир невозможен; к этому уже привыкли. Но оказалось, есть и другие исторические фигуры, спор о которых приводит оппонентов в ярость.

Недавно кто-то написал: «Несомненно, что Егор Гайдар был рыцарем российской свободы. В известном смысле не меньшим, чем Андрей Сахаров».

Другой журналист пишет: «Главный подвиг Гайдара и его место в российской истории — в попытке привить российскому свободолюбию экономическое измерение и практический навык коалиционной борьбы. За то и другое Гайдар был освистан и проклят не меньше, а то и больше, чем Сахаров».

Спорить с глупостями невозможно. Невозможно понять, что автор называет «российским свободолюбием». На улицу даже в самые острые моменты сейчас во всей России не выходит даже 100 тысяч — это меньше одной тысячной взрослого населения. Меньше, чем 0,1 процента. Это наше свободолюбие. Возможно, примерно такому числу было привито «экономическое измерение». А 99,9 процента остались за бортом.

Нынешние владыки жизни ничем не обязаны Сахарову. Зато всем обязаны Гайдару; или, чтоб не оставлять его в одиночестве, — гайдаровщине.

Да, был Ельцин, но… Но ведь мы говорим «лысенковщина», а не «хрущёвщина». Недалёкий, малообразованный партийный функционер поверил Лысенке и — уничтожил генетику. Другой малообразованный партийный функционер поверил в гайдаро-чубайсов. И памятники сейчас ставят гайдаровщине.

Рабы цепляются за кумиров. Ленин, Сталин, Гайдар… Для кого-то и Чубайс святой. («Кому и кобыла невеста» — ответ дворника на вопрос Остапа Бендера.)

У Сталина, Ленина и Гайдара много общего: все они лживые и жестокие. А если вам кажется, будто этого мало…

В эфире «Эха Москвы» в феврале 2008 года Гайдар всё сам о себе сказал.

ГАЙДАР. Есть правда, а есть соображения здравого смысла и политической пользы.

После такого признания можете говорить, что хотите, но только не сравнивайте циника с Сахаровым.

Гайдар и Сахаров? Тогда уж Сталин и Махатма Ганди.

Учителя истории

Проигравшие не пишут учебников. Умершие и уехавшие — не преподают.

В 1923-м в России 90 процентов были уверены, что в 1917/1918-м можно было сделать лучше, умнее, не губить людей и промышленность… К 1938-му никто и пикнуть об этом не смел (а кто пикнул — исчезли в ГУЛАГе). Учебники написал победитель, Сталин.

Победители в Холодной гражданской войне преподают свою историю в своих экономических школах и высших экономических школах. Они учат детей:

— иного было не дано;

— мы — единственные, кто понимал, что и как надо делать;

— мы — единственные, кто взял на себя ответственность;

— все, кто думает иначе, — быдло и совок, недостойны жить. Их умерло 10 миллионов? Жаль, что не больше. 40 миллионов совков висят гирей на нашей экономике.

Ихние ученики (так сказать, чубайсомольцы — то есть молящиеся на Чубайса), которые тогда были грудными, — свято верят в эту ахинею.

Дети удобны. В Северной Корее они верят, что Ким Чен Ир — гений. В Камбодже они верили, что Пол Пот — гений. В СССР 30 лет верили, что Сталин — гений (такие и сейчас еще есть). И полно молодняка, который верит, что Чубайс — гений. Проваливший всё, кроме пиар-кампаний. Угробивший промышленность, электроэнергетику, опозорившийся с ваучерами, организатор залоговых аукционов, проваливший все партии, в которых состоял, но сохранивший невероятную наглость: мы спасли! мы взяли на себя ответственность!

В чем хоть раз выразилась эта ответственность?

Все они стали дико богаты. Понятно, что, с точки зрения их самих, их жен, детей, родни, поваров, шоферов — успех несомненен: вот они — яхты, особняки, телепередачи.

«Мы спасли от голода» — это их евангелие, уподобление себя богам.

«Мы избрали единственно возможный путь» — это их марксизм-ленинизм, жульническая логика: «Учение всесильно, потому что оно верно».

Они похожи на большевиков. Те тоже любили превращать похороны в партийное торжество — Мавзолей, романтика.

Они усердно пишут историю своей личной победы. (Впрочем, писать им некогда и негде, Куршевель не располагает к таким занятиям. За них пишут наемники.)

И все, кто славил эти реформы (большинство — за деньги и карьеру), все они теперь кровно заинтересованы в торжестве идей. Выходит, они всё сделали правильно. А если признать, что годами пропагандировал глупость, ложь и наглость, — как жить? как остаться в мире с собой?

Всё было ясно тогда, сразу, в 1992-м. Но, как и в 1917-м, они вцепились во власть, заглушили протесты, а проигрыши выборов быстро научили их мухлевать с результатами.

Есть и разница. Эти реформаторы не завоевали власть, не увлекли народные массы своей программой, честностью (и чем там еще увлекаются массы?). Их назначили, и они стали вещать: реформы! инвестиции! борьба с коррупцией! инновации! — всё как сейчас.

Чубайс, отзываясь на смерть Гайдара, сказал (в «Известиях»): «Сделанное им невидимо. Так всегда и бывает: стоит здание, красивое, а его фундамента никто не видит. Гайдар построил фундамент российского государства. Все успехи и недостатки государства, всё строилось на этом фундаменте. И удвоение ВВП, и модернизация экономики — всё стоит на нем».

Невидимый фундамент — как в сказке «Новое платье короля». На фундаменте воображаемое удвоение производства. А еще на фундаменте: тысячекратный рост торговли порнографией; стократный рост наркомании; многократное сокращение числа читающих граждан; превращение милиции в ОПГ.

Президент по телевизору обещает старушке провести газ в ее дом. Модернизация экономики здесь, видимо, в том, что не с гонцом и не по почте, а по телевизору.

Наш рынок не поднял (как нам обещали) качество продукции. Наш рынок изгнал ученых, подорвал космос, авиастроение, станкостроение, умерла легкая промышленность, фармацевтика. Даже детские игрушки (иногда ядовитые) теперь из Китая. Даже лекарства (иногда ядовитые) теперь откуда попало. Даже качество еды упало.

Скажите, что выросло, кроме телепохабщины, порножурналов, наркомании и алкоголизма?

Песня о Ленине

Когда умер Ленин (на 54-м году жизни), сподвижники плакали и говорили, что нас (всю Россию) покинул гений, самый человечный человек. И написали учебники про мудрого, доброго, заразительно смеющегося, который создал фундамент, на котором гениальные продолжатели построили всё-всё-всё.

Когда умер Сталин, в стране была невероятная скорбь. Официально считалось, что рыдают сто процентов граждан и весь зарубежный пролетариат. Говорили, что нас покинул добрый Отец народов, гениальнейший, мудрейший вождь, Корифей всех наук…

Граждане, особенно дети, которых этому учили с ясельного возраста, свято верили во всё это. Потом, в 1956-м, стало известно о культе личности, о жесточайших репрессиях, и еще несколько лет многие верили, будто Ленин всё сделал правильно, а Сталин всё испортил. Мол, проживи Ленин еще 10–15 лет, и у нас был бы рай. А потом был опубликован документ — письмо Ленина о том, что, пользуясь возникшим в стране голодом, надо расстрелять как можно больше священников. И с этого момента верить в доброго дедушку Ленина, кажется, трудно. Но у некоторых получается.

Нам все равно, любил ли Ленин детей и чьих именно. Важно другое: миллионы детей умерли и осиротели из-за его приказов.

Чубайс (в «Известиях») написал о Гайдаре: «Для меня это был образец русского интеллигента — и по космическому уровню культуры, и по деликатности, человеческой тактичности». Это в точности как сподвижники говорили про Ленина. Разве что добавился «космический уровень культуры».

Чубайс (в «Известиях») говорит о Гайдаре: «Он взял на себя ответственность в момент, когда тысячи долларов не было у государства, чтобы купить хлеб, мясо, инсулин в ноябре 1991-го». Это правда, я сам видел правительственные документы, где Гайдар собственной рукой вычеркнул из валютных расходов инсулин, медицинские инструменты, но выделил шесть миллионов долларов на дурацкую затею — на Оперный фестиваль на Красной площади. Фестиваль ожидаемо провалился, ханыгу-организатора арестовали, пособник Станкевич (советник президента Ельцина) бежал в Польшу и получил политическое (!) убежище. А тот, кто из пустой казны дал драгоценную валюту аферистам, — не потерпел даже морального ущерба.

«О мёртвом либо хорошо, либо ничего», — с пафосом повторяют порядочные люди. А как быть с Чикатило (хороший был учитель)? Как быть с Гитлером (ел морковку, рисовал акварелью)? Об этих мертвецах тоже либо хорошо, либо ничего?

Не забыть, как в эфире «Эха» я что-то критическое сказал о покойном Гайдаре. Ведущая возмутилась: «О мёртвых либо хорошо, либо ничего!». Я осторожно спросил: как же вы тут недавно гневно осуждали только что умершего Япончика (Иванькова)? Ведущая возмутилась: «Как вы можете сравнивать?! Это вор в законе!» — «И что? На небе судят не по УК РФ. Сами сравните: здесь можно получить пожизненный срок, вряд ли он превысит 50 лет. А там — вечные муки». А сравнивать Япончика с Гайдаром очень даже можно. Например, по такому параметру: кто больше людей ограбил? от чьих действий умерло больше людей? кто разорил науку, погубил производство, толкнул в эмиграцию?

«О мёртвом либо хорошо, либо ничего» — кому это выгодно? Только тем, кто хочет, чтобы после смерти о негодяе говорили только хорошее. Или молчали.

Принуждение к скорби

Друзья покойного развязали моральный террор. Они поносят всех, кто не горюет, а почему?

Умер человек, друзья и близкие в печали, но почему все, кто не скорбит, — быдло? И тот миллион инженеров, врачей, ученых — те, кто «проголосовали за реформы ногами» (уехали на Запад), — быдло?

То есть друзья и родные скорбят от любви, а остальные должны скорбеть от уважения и благодарности. А не скорбишь — пропади пропадом, сдохни.

Скорбь — дело интимное, индивидуальное. Помню, один ребенок горько рыдал по умершей кошке, а в тот же день по телевизору сказали (и показали), как взорвался президент Чечни Ахмат Кадыров, ребенок остался совершенно равнодушен. Наверное, с точки зрения родных и близких Кадырова, этот ребенок — урод, но что поделаешь.

Да, был министром, да, руководил… Но его соратники, возносящие друга до небес, верные ленинцы, — лица заинтересованные, ибо его величие, гений и прочее — гарантия их ума, величия, правоты. Он спас от голода и войны, потом они, руководясь идеями, спасли Россию ваучерами, потом спасли залоговыми аукционами, потом спасли дефолтом, потом поддержали Вторую чеченскую войну (Чубайс в 1999-м сказал свою лучшую фразу: «В Чечне возрождается русская армия!», жалко, не добавил «и милиция!»).

…Узнав о смерти Гайдара, некоторые плакали даже во время посадки в самолет и сами об этом рассказали, не уточняя: в частный самолет они садились или просто в бизнес-класс. Но плакали не по Гайдару, а по нам, по «нашей всеобщей неблагодарности», пропади мы пропадом.

Однако пока мы живы — у нас еще есть шанс прозреть, раскаяться и преисполниться чувством глубокой благодарности. Но те десять миллионов умерли как неблагодарная скотина, они уже в могиле, их уже не исправишь.

Да, у нас сейчас другая страна. От той страны, которая была до прихода к власти Гайдара, наша теперешняя отличается любовью к Сталину, отрицанием демократии и превращением в ругательство слова «либерал».

Реформатор-экономист? Мировая экономическая наука не признаёт Гайдара вообще. Теоретические его сочинения (которые Гозман называет «великими книгами») абсолютно банальны, ни одного нового слова. А практические результаты его действий оказались катастрофичными.

Но если где-то чего-то пропало, то у кого-то что-то прибавилось (Ломоносов). И вот те, у кого прибавилось, — для тех он, конечно, икона. Святой Гайдар очень выгоден жрецам. Они никак не могут нажраться.

А рассказы про аскетизм Гайдара, во-первых, пустая болтовня и (надеемся, искренние) заблуждения. Во-вторых, нам уже десятки лет рассказывают про аскетизм Сталина: бедно жил, шинелью укрывался. И что? — безвинным жертвам террора от этого легче?

Когда я в «Новой газете» написал, что Гайдар с семьёй захватил дачу Руслановой, он немедленно оттуда сбежал, а уже потом ответил в «Известиях» постыдной, лицемерной и саморазоблачительной статьёй: мол, нас там нет.

Мелко? Мы наизусть знаем, что власть — если не может опровергнуть факты и не желает их признать — отмахивается: это, мол, мелко, недостойно, да и кто это говорит!

Допустим, это говорит агент пяти разведок, и что? В «Борисе Годунове» царя публично обвиняет юродивый. Он кричит: «Ты убил маленького царевича». Ну и что ж, что это юродивый? От этого убийца не становится святым.

Александр Минкин МК

14 января. Некоторые люди думают, что христианство с его акцентом на равенстве перед Богом и заповедью «подставлять другую щеку» фатально ослабило белого человека. Сегодня христианство, конечно, играет определенную роль в капитуляции, но это скорее симптом, а не причина болезни белого человека. Как отметил отец Джеймс Торнтон, «традиционное христианство отнюдь не требует уничтожения различий. Кроме того, европейцы были христианами более тысячи лет, и христианство, конечно, не подорвало способность генерала Джексона Каменная Стена замечать расовые различия – равно как и конкистадоров с крестоносцами».

Вера была упрощена, чтобы удовлетворить требования времени. Библия требует, чтобы гомосексуалисты были казнены, но многие современные христиане хотят как рукополагать гомосексуалистов, так и отменить смертную казнь вообще. Христианство не изменилось – изменились христиане.

Джаред Тейлор

14 января. Католическая епархия была вынуждена приостановить установку самой высокой в Индии статуи Христа на одном из холмов в штате Карнатака. Причиной стали протесты местных индуистов, которые верят, что на этой вершине живет божество из их пантеона, сообщает Ucanews.

Индуистские активисты пытаются оспорить права католиков на холм Капалабетта, на вершине которого в прошлом году начались работы по установки 30-метровой статуи Христа. Католики утверждают, что владеют землей на законных основаниях: участок был подарен епархии бывшим министром, лидером партии «Индийский национальный конгресс» Д.К. Шивакумаром. Политик, исповедующий индуизм, лично возглавил 25 декабря прошлого года закладку статуи.

По замыслу авторов проекта, статуя в Карнатаке лишь немного будет уступать по высоте 33-метровому изваянию Христа-Царя у города Свебодзин на западе Польши, которое было установлено в 2010 году и считается самым высоким в мире.

Индуисты мотивируют свое сопротивление проекту тем, что вершина Капалабетты является «уделом» божества по имени Капали Бетта, в связи с чем христиане не имеют права устанавливать здесь статую своего Бога.

Архиепископ Бангалорский Питер Машадо встретился в начале января с премьер-министром Карнатаки Б.С. Едиюраппой, который пообещал помощь властей в разрешение проблемы. До тех пор пока компетентные органы не разберутся с правами собственности на спорный участок, строительные работы приостановлены.

По словам представителя епархии священника Сирила Виктора Джозефа, католики не сомневаются в своей правоте: на протяжении нескольких десятилетий каждую Страстную Пятницу они проводили процессии на холме. «Здесь стоял крест, и теперь, когда землю официально подарили нам, мы хотим поставить вместо него статую», – сказал он.

Христиане появились в этих местах еще в 1906 году, когда сюда приехали французские миссионеры. С тех пор село Харобеле, расположенное у подножья Капалабетты, считается оплотом христианства в Карнатаке.

14 января. За прошлый год в Европе, причем преимущественно Западной, произошли почти 3000 различных атак на места христианского культа или связанные с христианством: храмы, кладбища, школы, памятники, скульптуры. В среднем происходило 5 таких поступков ежедневно. Организация также сообщает, что учитывая количество нападений на христиан 2019 можно считать «годом мучеников». Согласно данным американского института Gatestone, больше нападений зарегистрировано во Франции и Германии, но они происходили также, в частности, в Бельгии, Великобритании, Дании, Ирландии, Италии и Испании. Комментируя эти данные, исполнительный директор Обсерватории нетолерантности и дискриминации в отношении христианства Эллен Фантини обратила внимание, что «христиане в Европе притесняют различными способами, начиная от вмешательства в свободу совести, высказываний и публичных объединений и к отказу или затруднение доступа пострадавшим в органы правосудия и юридических услуг». Также отмечается нарушение прав родителей на воспитание собственных детей согласно исповедуемой ими веры. В свою очередь, председатель ACN Томас Гейне-Ґельдерн заявил, что учитывая количество покушений и убийств христиан прошлый год был «годом мучеников, одним из самых кровавых в истории христианства». Трудно поверить, что в такой стране, как Франция, по 2019 произошло 230 атак на христианские институты, а в Чили только от середины октября повреждено 40 храмов.

https://vk.com/club_prometheus_rus

12 января. Последнее время американские левацкие СМИ с нескрываемой радостью констатируют, что «Белая, христианская Америка» — дело прошлого, что в 2020 году белых родится меньше, чем всех остальных вместе взятых. А что не порадоваться плоду своих глобалистских трудов…

По независимым подсчётам, начиная с 2014 года в статьях одной лишь «Нью-Йорк Таймс» в разы подскочило упоминание таких терминов как «расизм, разнообразие и господство (привилегия)». Как будто кто-то намеренно форсировал левацкую повестку подавления белого большинства.

Что ж… Америка семимильными шагами движется в сторону мультиминоритарного общества, где нет большинства, и все группы враждуют друг с другом.

https://vk.com/club_prometheus_rus

12 января. Никакой мировой войны из-за ликвидации иранского террориста генерала Сулеймани не случится. Все, что будет, — будет продолжаться гибридная война, которую иранцы и так ведут. Иранцы будут по-прежнему обстреливать допотопными ракетами пустыню и постить фейковые видео о том, как эти ракеты поразили Большого Сатану — врага Аллаха и пр., и пр., и пр., — все до боли знакомо, вплоть до сбитого самолета, увы.

Вообще, если вы думаете, что гибридную войну в ее нынешнем виде изобрел Кремль, вы заблуждаетесь. Ее изобрел Иран. Московские политики — только ученики иранских аятолл.

В чем суть гибридной войны, которую Иран ведет на Ближнем Востоке?

Иран — нищее государство с разваленной экономикой, добирает себе величие путем прокси-войн и пиара и создает по всему Ближнему Востоку шиитские ополчения. Их цель — получить власть во всех странах, где много шиитов, — то есть в Ираке, Сирии и Ливане. И, создав с обеих сторон Израиля шиитские вооруженные анклавы, Иран хочет стереть Израиль с лица земли.

Архитектором, зодчим, и харизматичным исполнителем этого плана и был генерал Сулеймани, глава «Кудс» — подразделения Корпуса Стражей Исламской Революции, которое является иранской «ЧВК Вангера».

Кудс подчинялся Сулеймани, а Сулеймани подчинялся непосредственно аятолле Хаменеи. Хаменеи 80 лет, и он давно живет в божественной реальности — чего стоит одно только решение Хаменеи во время последних протестов. «Сделайте все, что угодно, чтобы их остановить», — якобы потребовал аятолла, и, согласно Reuters, было убито 1500 человек. Людей расстреливали с вертолета и топили в водохранилищах.

КСИР в иранской экономике занимает ту же нишу, что янычары занимали в Оттоманской Порте, а ФСБ сейчас в России.

В России есть такое понятие — «бассейн». Бассейн — это параллельный бюджет, который наполняется откатами и идет якобы на разные важные гибридные операции (подмену мочи в банках, солсберецкого «Новичка» и пр.). На самом деле бассейн, конечно, в первую очередь разворовывается.

Ровно то же самое происходит с КСИР.

Чтобы вы понимали размер коррупции, приведу только один пример.

8 мая 2004 в Тегеране открыли новый аэропорт имени имама Хомейни. Через несколько часов после начала его работы КСИР взял аэропорт штурмом и закрыл — якобы потому, что им управляли коварные иностранцы, — а в реальности из-за нарушенных бизнес-интересов. Кстати, у самого КСИР в этот момент функционировал целый нелегальный аэропорт в Карадже, через который ввозилось и вывозилось что угодно без контроля государства. Один из иранских парламентариев оценил объем черного рынка, контролируемого КСИР, в 12 млрд долларов в год. При этом черный рынок — это мелочь. КСИР контролирует все, «стратегические индустрии и коммерческие сервисы, начиная от строительства дамб и трубопроводов до изготовления автомобилей и лазерной хирургии глаза», — я цитирую доклад RAND «The Rise of the Pasdaran».

Вся эта бизнес-активность сопровождается пятиминутками ненависти и грандиозными реляциями о постоянных иранских победах над Большим Сатаной (Киселев с его «ядерным пеплом» отдыхает), а также созданием и вооружением шиитских ополчений в Сирии и Ираке, поставками оружия хуситам, поддержкой «Хезболлы», ХАМАС и пр.

Это классический джентльменский набор стран коррумпированной паранойи или параноидальной коррупции.

У них у всех существует «бассейн» для борьбы с Мировым Сатаной, и всегда на один доллар, потраченный на борьбу с Сатаной, приходится как минимум второй, потраченный на золотые унитазы.

Проистекающую от этого экономическую катастрофу страна компенсирует за счет международного хулиганства и шантажирует приличные страны со словами: «Потрафь мне, а то сделаю гадость».

Тактика Ирана возымела неожиданный успех, когда президентом США стал Барак Обама, который разделял главное убеждение всех американских левых. Он полагал, что всякий раз, когда какая-нибудь страна-изгой ненавидит США, то проблема связана с США, и решить ее можно, извинившись перед страной-изгоем (в этом смысле левые комментаторы и иранские аятоллы совершенно едины во взглядах: и те и другие думают, что корень всех зол — США).

Президент Обама заключил с Ираном сделку, разблокировал его замороженные счета и отправил двумя самолетами в Иран 1,7 млрд долларов наличными, которые, надо думать, генералу Сулеймани очень пригодились.

В Белом Доме Обама принял ставленника Сулеймани — иракского шиитского премьер Нури аль-Малики. По возвращении в Ирак аль-Малики, точно просчитавший слабость Обамы, немедленно развернул кампанию террора против иракских суннитов, которая, собственно, и толкнула их в объятия запрещенного в России ИГИЛа. Одним из полевых командиров Сулеймани, отправленных им к Обаме в свите аль-Малики, был Хади-аль Амири, который и руководил непосредственно попыткой штурма американского посольства.

При Трампе сделка с Ираном, которая должна была убрать Иран с первых полос газет во время президентства Обамы и обеспечить ему взамен гегемонию на Ближнем Востоке, была разорвана. После этого гибридная война иранцев против Большого Сатаны вступила в новую фазу.

Они взрывали танкеры в Оманском заливе и говорили: «Это не мы». Они взорвали два НПЗ в Саудовской Аравии и сказали: «Это не мы».

Трамп, не желая вляпываться в Ближний Восток, не реагировал ни на танкеры, ни на НПЗ. Не реагировал он, даже когда иранцы сбили американский дрон в нейтральных водах (131 млн долларов, между прочим).

Однако 27 декабря Сулеймани перешел красную черту. В этот день подведомственная ему «Катиб Хезболла» обстреляла американскую базу возле Киркука и убила американского гражданина, переводчика Навреза Валида Хамида. В ответ американцы разнесли несколько баз группировки, убили 25 человек и 51 ранили.

На этом обмен любезностями можно было завершить, но, судя по всему, Сулеймани и его единственный начальник неправильно поняли сигнал. Они решили, что Трамп наконец готов ввязаться в конфронтацию на их условиях: то есть играть в бесконечную гибридную войну, в ходе которой каждый ответный удар Трампа иранское телевидение и CNN будут описывать как чудовищную провокацию, а каждый теракт со стороны Ирана — как закономерную реакцию оскорбленного народа.

В рамках этой-то стратегии через два дня после удара американцев Сулеймани попытался организовать штурм американского посольства силами возмущенного народа. Возмущенным народом (см. выше) командовал аль-Амири.

Увы, на беду Сулеймани, Трамп не стал ввязываться в гибридную войну, а вместо того отдал приказ о ликвидации самого Сулеймани.

Если не считать совсем уже клинических случаев (вроде актрисы Роуз Макгован, которая заявила иранцам, что бедные американцы являются «заложниками террористического правительства»), то большинство левого истеблишмента немедленно обвинило Трампа в том, что он ни много ни мало развязал Третью мировую войну.

ТВ наперебой показывало толпы, скандирующие «Смерть Америке!» (зрители не все были в курсе, что «Смерть Америке!» в Иране кричат с 1979-го года каждый день), и комментаторы состязались между собой, придумывая ужасы, которые теперь обрушит на мир Иран.

В самом деле — если Иран, когда ему не отвечали, взрывал танкеры и НПЗ, что же он сделает сейчас, когда ему ответили?

Ответ оказался — чижика съел.

Громко поклявшись отомстить Большому Сатане, иранцы запустили по американским авиабазам 15 устаревших ракет, из которых четыре упали в пустыне, а остальные не причинили никакого вреда. После этого они сообщили по иранскому телевидению о 80 трупах, выставили в качестве подтверждения ракетного удара несколько фейковых видео и заявили, что мученик отомщен.

Кроме этого, неизвестные взломали твиттер журналиста «Хаарец» и сообщили от его имени уже о 200 трупах американцев, а также взломали твиттер новостного агентства Кувейта и опять-таки сообщили в нем, что американцы срочно в панике покидают Ирак.

Все эти реляции Ирана о собственных победах привели его же собственные силы ПВО в такое возбужденное состояние, что в ожидании неминуемого возмездия иранские ПВОшники сбили украинский самолет.

Это — классический модус операнди гибридного хулигана.

Надо понимать, что гибридная война, которую так любят страны-изгои, в корне отличается от настоящей войны, прежде всего, тем, что гибридная война — это удел слабых, коррумпированных и фанатичных режимов, у которых нет ни сильной экономики, ни ресурсов для ведения настоящей войны, и их международное хулиганство, даже несмотря на все его трагичные последствия, — это прежде всего способ самоутвердиться и обратить на себя внимание.

Если нормальная страна уступает такому режиму, каждую уступку он принимает за слабость. Если ему не отвечают, он поднимает эскалацию на новый уровень, добиваясь, чтобы ему ответили и чтобы он мог сказать по телевизору своим подданным: «Меня опять обидели».

И, напротив, если этому режиму наносят сокрушительный удар, он немедленно съедает чижика. Зачем? Всегда же вместо ответного удара можно обстрелять пустыню и запостить в телевизоре фейк о 80 убитых военных. Это же гибридная война. Она не ведется с целью победить. Она ведется с целью сохранить власть и освоить бабло, а в могиле осваивать бабло затруднительно.

За примером далеко ходить не надо. Вспомним, как красиво показывались в послании Федеральному собранию мультики ракет, падающих на Флориду.

А что сделал Кремль, когда под Дейр-аз-Зором американские войска убили 200 вагнеровцев? Он сказал: «Их там не было».

Юлия Латынина

11 января. Не все традиции одинаково полезны: наглядно о нищете ксенопатриотизма.

За последнюю неделю заметная часть русского правого движения неиллюзорно решила принять ислам – в самом прямом смысле этого слова. И исповедалась в своих братских симпатиях к Исламской Республике Иран. В процессе столь неожиданного камин-аута, интернет наполнился красочными живописаниями героически-неравной борьбы самого традиционного государства на Земле, против скверного Западного содома, исполненного всяческих непотребств.

Как это часто бывает, в пылу борьбы за сферическую традицию в вакууме, отечественные внуки Генона и Эволы позабыли о самом главном – традиция хороша, когда она своя, или на крайний случай, когда культурно комплиментарна русскому народу. Почему будучи ксенопатриотом и ксенотрадиционалистом легко попасть в крайне глупую ситуацию – показываем в этой статье.

Суть проблемы состоит прежде всего в том, что иранская самая традиционная традиция, выглядит по русским меркам крайне специфично, причем до такой степени, что по многим пунктам может смело посоревноваться с тем самым “западным содомом”.

Взять хотя бы легальную педофилию предпубертатного возраста, вполне официально одобренную главным духовным и юридическим авторитетом исламской республики – покойным аятоллой Хомейни в сборнике своих фетв «Тах̣рир аль-Вас̣ила» (араб. «Средства к спасению» или «Пути к освобождению»), изданном в 1965 году, в следующих формулировках:

«Нельзя иметь сношения с женой до достижения ей девятилетнего возраста, будь то постоянный брак или прерванный. Что же до остальных наслаждений, как похотливые касания, прижимания и сближения, то они разрешаются даже с грудной девочкой. Если кто-нибудь имел сношения с девочкой младше 9 лет и не повредил ей промежность, то на нем только грех.

А если повредил ей промежность, так что порвал перегородку между мочеточными путями и влагалищем или между влагалищем и задним проходом, то ему больше никогда нельзя иметь с ней сношений, <разве что иным способом>.

В любом случае супружество не прекращается и к нему применяются все установления, как-то: правила наследования, запрет на пятую жену, запрет на женитьбу на ее сестре и так далее…

Если мужчина вошел к жене своей после 9-летнего возраста и порвал ей промежность, то ему не запрещено в дальнейшем иметь с ней сношений и не нужно выплачивать выкуп, но он должен содержать ее, пока она жива.»

Также, наверное, многие читатели уже знают, что столь же официально на правовом и религиозном уровне одобрены в Исламской Республике операции по смене пола. В Иране их проведение оплачивает напрямую государство на сумму 3-3,5 тыс долларов, одновременно осуществляя полный контроль за процессом. На сегодняшний момент в Иране проживают порядка десяти тысяч транссексуалов, а по количеству проводимых операций (по разным данным от 500 до 700 ежегодно) Исламская республика Иран уступает только Таиланду.

История легализации трансгендеров в Иране напрямую связана с нормами шиитского ислама в трактовке лидеров исламской революции. Ещё задолго до того, как стать лидером революции, Рухолла Хомейни в собрании своих фетв «Тах̣рир аль-Вас̣ила» написал по вопросу смены пола примерно следующее:

«В божественном откровении (не нуждающемся в иносказательном толковании), нет запрета на изменение пола через операцию из мужчины в женщину и наоборот».

Таким образом, клирик считал смену пола, не изменением Божьего творения, а скорее необходимым способом лечения от болезни «двойного пола». В пропущенной части цитаты, например, особо оговаривается, что менять пол могут гермафродиты. Вообще с точностью понять пол человека является в исламе важным для определения его или её роли и действий, например, во время намаза. Хомейни при этом резко высказывался против гомосексуализма, полагая его харамом (араб. «запрещённым»).

В 1978 году, всего за год до свержения шаха Мухаммада Резы Пехлеви и своего прихода к власти, к находившемуся тогда в изгнании в священном для шиитов иракском Неджефе аятолле за советом обратился Ферейдун Хатун Молкара, верующий мусульманин, уверенный в том, что ему необходимо стать женщиной. Это обращение, однако, не возымело никаких конкретных последствий, зато победившая через год в стране Исламская революция реализовала представления Хомейни о необходимости запрета гомосексуализма, в качестве наказания за который до сих пор предусмотрена смертная казнь.

Таким образом, Молкара, будучи на тот момент трансвеститом: используя женский макияж или одеваясь в женскую одежду, подвергал себя опасности быть обвинёнными в мужеложстве. Однако в 1987 г. он смог – через сына Хомейни Ахмада — добиться личной встречи с Лидером революции.

По воспоминаниям Молкары, имам не был в курсе разницы между гермафродитами и транссексуалами. Разобравшись в ситуации после совета со своими врачами, Хомейни, как утверждал Молкара, назвал его «Божьим слугой» и дал согласие на то, чтобы тот сменил пол. Тогда же в ответ на запрос Судебно-медицинской организации Ирана Министерство юстиции, руководствуясь всё той же ранее упомянутой фетвой аятоллы Хомейни, признало смену пола законодательно соответствующей исламу. После операции, проведённой в Таиланде в 1997 г., теперь уже Марьям Молкара, стала, судя по всему, первым гражданином ИРИ, признанным государством в качестве транссексуала.

В религиозном центре Ирана, Куме, также занимаются изучением проблемы транссексуалов в соответствии с нормами ислама. Экспертом по проблемам смены пола считается ходжат аль-ислам Мухаммад Кариминия, защитивший диссертацию по этой теме и написавший по этой теме книгу «Смена пола с позиции законодательства и исламской юриспруденции». К сожалению, её копию по-персидски (на другие языки она, полагаю, пока не переведена) в интернете найти не удалось. Согласно же позиции нынешнего Верховного руководителя аятоллы Али Хаменеи, операции можно проводить, «если они помогают человеку определить его настоящий пол».

Отдельным важным вопросом представляется религиозная политика Ирана. В преследовании христиан эта страна тоже ушла намного дальше, чем любые западные секулярные государства. Несмотря на то, что христианство в Иране присутствует издавна, на текущий момент обращение в отличную от ислама религию подпадает под законодательные нормы об отступничестве. За выход из мусульманской религии по исламскому законодательству в трактовке аятоллы Хомейни (опять-таки отсылаем читателей к сборнику «Тах̣рир аль-Вас̣ила») надлежит поступать следующим образом: смертная казнь для мужчин, тюремное заключение для женщин. В качестве доказательства принимается либо личное признание, или же достаточно свидетельства двух «добропорядочных» взрослых мужчин.

Особенно вопиющим на наш взгляд моментом является то, что санкциями по данному правилу затронуты и дети христианских неофитов, в том числе родившиеся после отказа их родителей от ислама. Согласно Хомейни, дети «отступников» тоже могут быть квалифицированы как «отступники», даже если они родились уже в другой религии, и никогда не принимали ислам.

В норме исламского права указано, что: «Ребенок мусульманина или ребенок отступника, будь то обращенный или урожденный, считается мусульманином несмотря на отступничество отца, и, следовательно, если ребенок достиг половой зрелости и выбрал неверие, ему будет предложено покаяться (и вернуться в ислам), иначе он будет казнен». Вряд ли после этого стоит удивляться, что отдельные произведения аятоллы Хомейни официально признаны в России экстремистской литературой.

Как видим, многие современные иранские «традиции», по значимому числу параметров не уступают наиболее антитрадиционным проявлениям западного декаданса, а кое в чем их даже опередили.

Еще здесь стоит напомнить, что на современном Западе, русскому человеку неприятна никак не основа его культуры, а именно та самая толерантность, которая как раз и позволяет впоследствии насаждать исламистские законы и чуждую европейцам мораль в странах Европы. “Особая исламистская духовность” будучи перенесенной в европейские страны, прекрасно встраивается в тамошний деградантский, левацкий мейнстрим. Так что принцип “чума на оба ваши дома” – до сих пор остается самым адекватным вариантом ответа для русского человека.

Great&Sovereign

10 января. Почему марксисты враги науки? Казалось бы, странное дело. Марксисты любят постоянно ссылаться на передовые открытия, философию и прочие вещи, требующие неординарного мышления и высокого уровня интеллекта. И ассоциируется марксизм не только с бунтующими голодранцами, но и со студентами.

Марксисты бывают двух видов. Одни трясут ракетами и прочим вооружением (например, СССР, Северная Корея), другие трясут гениталиями (современный псевдолиберальный геобаллистический проект Евросоюза, основывающийся на учении марксисткой франкфуртской школы). По всей видимости, марксисты не могут чем-либо не сотрясать, пытаясь шокировать окружающих.

Если следовать логике психоанализа неофрейдизма, то это говорит о наличии серьезных психологических комплексов и явной склонности к эксгибиционизму и садизму. Кстати, в любом случае марксизм основывается не на плюрализме мнений, без которого развитие интеллектуальной среды попросту невозможно, а на интеллектуальном диктате. Марксизм — всегда диктатура. Классический (СССР) — это провозглашенная диктатура пролетариата, и не важно, что во главе стоит партийная номенклатура из потомственных кухаркиных детей, ставшей новым дворянством. Марксизм Франкфуртской школы – это власть активного меньшинства над большинством, под прикрытием идеологии всеобщей свободы, равенства и антифашизма. Получается, что в обоих случаях явная ложь, между провозглашенными целями и реальным положением вещей. Но ложь всегда требует гораздо больше затраченных сил и средств для того, чтобы в глазах пассивного большинства казаться правдой, быть легитимной. Отсюда вечные спутники марксистской лжи — насилие и цензура. В одном случае открытая и обоснованная «защитой от контрреволюции, капитализма и империализма», в другом случае скрытая — мол, «мы конечно за свободу слова и мнения, но только той, которая не уменьшает прав меньшинств», а вот какая идеология и какое мнение направлены против прав и свобод других людей, они решают сами, записывая всех неугодных в фашисты, сексисты и прочие социальные группы, над дискредитацией которых в сознании масс марксисты трудились долгие годы. Следовательно, марксизму свойственны два типа насилия: открытое и скрытое, с помощью которого они боролись и борются с инакомыслием.

Итак, марксизм всегда строится и держится на лжи, следовательно, кто же является наиболее опасным элементом для марксизма? Конечно же это тот, кто способен разрушить лживую идеологию, тот, кто способен отделить зерна от плевел, Свет от Тьмы. Этот герой — свободно мыслящий интеллектуал. Вот кто их главный враг во все времена!

Конечно, с нами не согласятся многие отравленные миазмами марксизма и равенства. Но, как говорил Воланд в произведении М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита»: «Факты вещь упрямая».

Начнем с западного марксизма Франкфуртской школы. Он то в глазах обывателей ассоциируется с вполне себе интеллигентными студентками, мелкими служащими, вроде бы публикой с относительно развитым интеллектом. Тем более очень часто идеологи франкфуртской школы оперируют к ученым мужам и женам, и их достижениям. Но это только на первый взгляд. Они во всей этой среде поддерживают только тех, кто выгоден им. Их пиарят. А вот тех, кто неугоден преследуют. Например девочка с явным психическим расстройством Грета Тунберг- была провозглашена ученой, по итогам 2019 года совершившей одно из 10 самых важных открытий для науки (по версии серьезного научного журнала Nature), а профессор, первооткрыватель структуры ДНК, и нобелевский лауреат Джеймс Уотсон, который говорил о том, что белая раса существенно отличается от негроидной расы в своем интеллектуальном развитии (данный вывод им был научно доказан) – был подвергнут преследованию и травле, лишен всех премий и звания профессора, отстранен от административной работе в университете, хотя он то является действительно заслуженным ученым с Мировым именем, в отличии от малолетней гражданки Тунберг. Следовательно, марксисты, конечно же любят и уважают ученых, но лишь тех, кого они ими считают. Как показывает практика, для марксиста не тот ученый, кто совершает научные открытия, а тот, кто идеологически близок и совершает «открытия», подтверждающие марксизм, а не опровергающие его. Таким образом, основываясь на вышеприведенном примере, у марксистов любой идиот может быть провозглашен великим ученым, а любой великий ученый идиотом на основании лишь принципа социально-идеологической близости. Такой вот диалектический материализм получается.

Тоже касается и студенчества. Выступили массовкой во время сексуальной революции, которую можно считать началом установления марксистского диктата…. А где сейчас студенческое европейское движение? Где юноши и девушки некогда вершившие судьбы Европы? А нигде! Нет их на экранах телевизоров и газетных полосах. Не нужно более студенческое движение. Образ студента бунтаря заменили образом бунтующего мигранта или беснующихся извращенцев- вот он псевдо социальный протест, вот они — нынешние марксисты и герои Европы.

Тем более для современного Европейского социума идеальный гражданин — это потребитель, общечеловек, лишенный пола, национальности, религии — одним словом не человек, а какое-то бесполое существо среднего рода, целью существования которого является удовлетворение всевозможных потребностей тела, и чем извращённей и низменней, они — тем роднее и дороже подобное существо для марксистов франкфуртской школы. Почему? Потому что подобным индивидом проще манипулировать. Если человек зациклен на том, что не может понять кто он: мальчик или девочка, то явно ему не до высоких идей. С таким населением глобалисты могут спать спокойно.

Может в классическом марксизме все по-другому? Что ж, давайте посмотрим. Вот в Северной Корее говорят науку уважают (сами соратники Ким Чен Ына говорят), профессора у них в почете. Хорошо. Рад за Северных Корейцев. Но где же их научные достижения? Где открытия? Хотя, в одной из передач показывали грузовой автомобиль, который заправляют вместо бензина дровами. Чем не вклад в развитие Мировой техники?

Исключением из правил является современный Китай. Конечно гуманитарные науки у них «развиваются» в строго заданном идеологическом ключе, при полном отсутствии свободомыслия, зато лидируют в ряде отраслей, требующих точного научного знания. Но у них свой национальный вариант построения общества. Эдакий национал-коммунизм, базирующийся на видоизмененных идеях Мао Дзедуна и Конфуция. И самое главное: Китайцы — не интернационалисты! По сути, они отвергли основной постулат марксизма, и считать их таковыми можно лишь весьма условно. Они не стремятся принести счастья всему человечеству. Люди для них – это прежде всего китайцы-ханьцы, все остальные — варвары. Так было на протяжении всей истории китайского народа. И если они и стремятся к построению всемирной империи, то эта империя будет с китайским лицом, для китайцев и по-китайски. Тут без вариантов. Китайцы — самые настоящие националисты, как, впрочем, и японцы. Кстати, эти страны по своему научному и технологическому развитию находятся на устойчивых лидирующих позициях, и сбавлять темпа не собираются. Совпадение? Не думаю.

Марксизм за всю свою историю всегда пытался подчинить науку идеологии. Если наука хоть в чем-то не устраивает вождей, то такая наука — не наука, а вражеская диверсия в истинно научной среде, которая может базироваться лишь на догматике марксизма. Вспомните, в СССР запрещали заниматься кибернетикой и генетикой, объявив их «буржуазными лженауками», чуждыми пролетарскому государству, а ученые отправились в ГУЛАГ, заниматься более полезным делом для пролетариев — добывать древесину и иные полезные ископаемые. И это точные науки. Я уже не говорю о гуманитарных: философии, политологии, социологии, которые не могут развиваться при политическом диктате и цензуре.

Кстати, раз уж мы о ГУЛАГе и ученых заговорили, сделаем небольшое, но весьма важное пояснение. Ученые, философы и иные носители национального сознания как правило были судимы по антисоветским статьям, объявлялись «врагами народа». Даже в системе ГУЛАГа они были низшей кастой, а вот уголовники — насильники, убийцы, воры — были на привилегированном положении, и именовались «социально близкие». Чувствуете, кто был своим, а кто чужим для советской власти?

Владимир Ильич Ленин (Ульянов) — умников не жаловал. Так прямо потомок дворянина по-пролетарски и писал: «Интеллигенция (по ней стоит подразумевать ученых, мыслителей и иных свободно мыслящих людей-Авт.) не мозг нации, а ее говно». Коротко и ясно. Кстати, к сильно умным и относились как к говну. Ибо советский человек должен быть послушным, а не умным. Усреднение, уравнение, серость — стали неотъемлемой чертой советского строя. С самого детства детей учили быть как все, не выделяться. Превратиться в пластилин, глину в руках большевиков. Глине мозги и индивидуальность не нужна, а то восстанет против творцов. Вспомните советские кинофильмы. Например, «Приключения Шурика» или «Доживем до понедельника». Как вам образы интеллектуалов? Студент Шурик, и аспирант-неудачник Нестор Петрович — чудаковатые, робкие, и даже придурковатые, совершенно не понятные окружающим. Одним словом – не от мира сего. Таков был образ интеллектуала в СССР. Кто захочет подражать им? Никто! Ибо нет ничего страшнее для советского человека и россиянина, чем быть белой вороной, не таким как все. Толи дело образ колхозника, красноармейца, рабочего! Ух! «Поскорей бы утро, да снова на работу!» Ну, а после работы можно сообразить на троих, и в «хрущевку», к жене под теплый бок. Вот она, жизнь образцового советского гражданина. Рутинная работа, усредненность бытия, иного варианта существования добропорядочного жителя СССР система не предусматривала. Советский человек — это дешевая рабочая лошадка, но его труд не предусматривает достойной награды.

Советский строй должен был воспитывать «строителя коммунизма». За гордым и пафосным названием кроется жуткая серость и безысходность бытия: родился, пошел в детский сад, в школу… октябрята, пионеры, комсомол, партия, пенсия и смерть. Ради чего жил? Зачем? Тут нет места героям и гениям.

Была, конечно, великая и недостижимая идея построения коммунизма. Но в то, что чем больше ты болванок на станке выточишь, и тем самым приблизишь торжество коммунизма — верили лишь недалекие работяги. Вождь советского государства Леонид Ильич Брежнев, к примеру, ни в какой коммунизм не верил, о чем, к примеру, в начале 1970-х годов родной брат Брежнева, Яков Ильич, спросил того, верит ли он в коммунизм. Как потом рассказывал сам Яков, Леонид Брежнев в ответ только и сказал: «Ты это о чём, Яша? Какой, <нецензурно>, коммунизм? Царя убили, церкви повзрывали, нужно же было народу за какую-то идею зацепиться…». Не верили конечно же в утопическую идею построения коммунизма очень многие. Но врали о том, что верят не только другим, но и самому себе. Тотальная, всеобъемлющая ложь, построенная на вранье, ради всеобщего обмана и призрачности недостижимой цели.

Конечно, в СССР совершали научные открытия. Водородная бомба, полет человека в космос. Работали НИИ, но… сравните количество открытий с США или с Российской империей в конце 19 — начале 20 века. Их было гораздо меньше в СССР. А куда же подевались наши русские Кулибины, Поповы, Менделеевы? Ведь русский народ всегда был очень талантлив. Сгинули в лагерях вождей народа или бежали от «всеобщего счастья» к «акулам империализма», в те же США, когда это было еще возможно. Те же советские академики Королев и Сахаров. Один умер от того, что во время операции медики не учли перелома челюсти, который был получен им по причине проведения с ним воспитательной работы в сталинских застенках сотрудниками НКВД. Переусердствовал чекист. А другой пребывал долгое время в изоляции, ибо посмел не согласиться с политикой КПСС.

Может в правопреемнице СССР, РФ дела лучше с отношением к ученым обстоят? Может развивается наука? Где вы ученые? Где сенсационные открытия? Нет ни открытий, ни ученых, но уже по экономическо-социальной причине. За последние годы слова «нищий» и «ученый» фактически стали синонимами. Оптимизация ли виновата или вечное наследие лихих 90-х… одним словом не модно в многострадальной Родине быть ученым мужем, да и не выгодно. И, по-видимому, ненужно. Ведь не даром Министр образования А. Фурсенко выступая на конференции молодёжного форума «Селигер-2007» как-то сказал следующее: «сейчас задача заключается в том, чтобы взрастить квалифицированного потребителя, способного квалифицированно пользоваться результатами творчества других».

Для справки: современный потребитель в РФ — это почти как на Западе, тоже без определенной национальности, более нищий, особенно потреблять то он не может, хотя очень хочет, но зато со скрепами в виде бесконечной гордости.

Впереди деградация, бездействие и упадок…

Андрей Донской

9 января. Многие говорили и тогда: «Россия не созрела для демократии Россия не созрела для социализма Россия не созрела для той или другой из реформ, диктуемых современным пониманием прогресса». Но те, кто стоял во главе Российской империи вовсе не считали, что политические формы, воспреобладавшие на западе были шагом вперед, они относились к ним критически.

«Парламентское правление — великая ложь нашего времени» — писал Константин Победоносцев.

Народ стонет под игом парламентской машины и распознает скрытую в ней ложь. Едва ли дождемся мы, но дети наши и внуки, несомненно, дождутся разрушения этого идола, которому современный разум продолжает еще в самообольщении поклоняться.

Журнал «БАСИЛЕВС»

8 января. На официальном сайте Валуйской епархии РПЦ МП: «Если мы не хотим быть противниками Бога, нам следует приклонить свои выи не перед богом — абстракцией, выдуманным нашим высокоумием, а перед Богом в лице конкретного архиерея, в руках которого власть вязать и решить нашу вечную участь».

Если это глупость, то автора в запрет и на тяжкое послушание в монастырь. Авось одумается. А если эта ересь – официальная позиция, пора оказать помощь Церкви в заготовке дров для костра Валуйскому архиерею и иже с ним.

2019 год оказался переломным в судьбе нескольких политических режимов Латинской Америки, считавшихся прежде образцами устойчивости.

Некоторые из них уже прекратили свое существование или оказались на грани.

11 ноября 2019 года президент Боливии Эво Моралес, вняв настоятельной просьбе военных сложить свои полномочия, молча собрал чемоданы и без лишнего шума сбежал в Мексику, днем позже все же объяснив с безопасного расстояния причины поспешной смены места жительства. Беспрецедентная волна протестов, вспыхнувших в Эквадоре 3 октября в связи с намерением правительства отменить субсидии на топливо и ввести меры жесткой экономии, едва не стоила должности президенту страны Ленину Морено: комендантский час в Кито был отменен только 14 октября. В Боливии поводом и сигналом для переворота стали действия Организации американских государств (ОАГ) во время подсчета голосов прошедших в стране 20 октября всеобщих выборов. Именно сообщения ОАГ о нарушениях в ходе кампании стали поводом для протестов и беспорядков.

Конкурент Моралеса – Карлос Меса отказался признавать итоги голосования, что активировало протесты в стране, переросшие в беспорядки, в организации которых приняли участие праворадикальные группировки, такие как мотокерос (motoqueros) из движения Resistencia Juvenil Cochala. Боевики на мотоциклах вступили в стычки со сторонниками Моралеса и его партии. Кроме них, в беспорядках принимали участие боевики из «Союза молодежи Санта-Круса» (Union Juvenil Crucenista – UJC) – боевого крыла «Гражданского комитета за Санта-Крус» (Comite Civico Pro Santa Cruz), ультраправой фашистской организации, возглавляемой Луисом Фернандо Камачо, одним из лидеров оппозиции и близким соратником Месы. Данная организация известна своеобразным христианским фундаментализмом, фашистскими и расистскими высказываниями и действиями в отношении коренного индейского населения. Также она активно выступала за отделение департамента Санта-Крус от Боливии.

“Боливия надолго станет плацдармом для распространения влияния США”

Высокопоставленные военные и руководители полиции, часть из которых имеет тесные связи с оппозицией, тоже выступили против Моралеса. Примечательно, что у главнокомандующего вооруженными силами Боливии генерала Уильяма Калимана Ромеро и у главы полиции генерала Владимира Кальдерона имелись связи в Вашингтоне. Первый был военным атташе в США в 2013–2016 годах, второй – полицейским атташе в качестве президента группы латиноамериканских полицейских атташе, аккредитованных в Соединенных Штатах (Agregados de Policia de America Latina acreditados en Estados Unidos – APALA). Калиман даже проходил подготовку в «Школе Америк» (ныне Институт Западного полушария по сотрудничеству в сфере безопасности, Western Hemisphere Institute for Security Cooperation/WHISC), кузнице кадров для антикоммунистических режимов. Сейчас этот центр находится на американской военной базе «Форт-Беннинг».

В Венесуэле, напротив, в результате разоблачения связей Диосдадо Кабельо с американской разведкой, раскрытой в ходе инициированной 17 августа российскими специалистами оперативной игры («Удар кувалдой по Вашингтону»), возникла тактическая пауза. Операция ЦРУ по отстранению Мадуро от власти руками Кабельо провалилась, последний оказался под колпаком венесуэльской и кубинской контрразведок, ЦРУ потеряла ключевого агента в Каракасе, и прежние оперативные планы утратили актуальность. Необходимость срочного пересмотра прежних тактических схем и организации поиска нового контактера в окружении Мадуро вынудила временно оставить Венесуэлу в покое. Впрочем, церэушники воспользовались паузой, по ходу дела сковырнув режим Моралеса – последнего из могикан «левого поворота», тем самым хоть чем-то компенсировав разочарование от провала тайной операции в Венесуэле. Единственный, кто помимо Кабельо серьезно при этом «просел» в карьере, – Джон Болтон, лично отвечавший за операцию по агентурному проникновению в окружение Николаса Мадуро и за вербовку Кабельо: 10 сентября Трамп отправил своего советника по нацбезопасности в отставку по причине «утраты доверия». Режим Мадуро получил тем самым передышку, деятельно используемую для получения от России новых объемов помощи.

Что ждет эти страны в будущем? Ничего хорошего. К сожалению, Латинская Америка так и будет раскачиваться в режиме маятника – от левого поворота к правому, затем назад и так далее. И каждая смена ориентации станет осуществляться через госпереворот. В 2020 году чавистский проект в Венесуэле, к сожалению, закончится: американцы ее дожмут. Мадуро будет вынужден объявить досрочные выборы и, сложив с себя полномочия президента, пойдет баллотироваться в качестве кандидата от родной социалистической партии. То есть сделает все то, чего требуют от него США и о чем он с представителями американской дипломатии и разведки договорился в Осло и на Барбадосе. Деваться ему некуда: в руках ЦРУ зарубежные счета и активы всей чавистской верхушки, которые она хотела бы вернуть любой ценой, в том числе обменяв на самого Мадуро. А суммы изъяты немалые: так, только за один день «реквизиций» Диосдадо Кабельо (согласно Минфину США) потерял 800 миллионов долларов. За такие деньги любой из них – не только Мадуро – мать родную продаст. Еще одна деталь: финальную развязку по Венесуэле администрация Трампа специально затягивает – видимо, ждет приближения дня голосования в США, когда страсти накалятся до предела и крах Каракаса будет воспринят американцами как безусловная и грандиозная победа Трампа, как его личный триумф. Разоблачение агента влияния США Кабельо в этом плане ситуацию не изменило.

В свою очередь Боливию ждет реставрация правого проамериканского режима, сопровождающаяся демонтажем остатков «скреп», возведенных Моралесом. В этой роли страна надолго станет плацдармом для распространения влияния США. Российские инвестиции, сделанные в страну при Моралесе, предсказуемо «екнутся».

Нам же следует готовиться к тому, что система «партнерств» с латиноамериканскими странами, выстроенная на волне эйфории от общего антиамериканизма, в 2020-м будет продолжать сыпаться (после Боливии и Венесуэлы на очереди у США Никарагуа и Куба).

Андрей Манойло

7 января. Поздравляю православных братьев Ордена с Рождеством Христовым! Верю, что в наступившем году нас всех ждут прекрасные свершения!

Наместник

«Вдумаемся, не уподобляемся ли ему (Ироду) мы своими делами, не ставим ли на первое место собственное благополучие и комфорт, не боимся ли мы, что кто-то будет лучше нас, талантливее и добрее, не творим ли мы зло такому человеку, стараясь уязвить его или опорочить перед другими, свергнуть с пьедестала, дабы возвести на высшую ступень себя? Не получается ли так, что источником истины становится для нас не Господь и Его святые заповеди, а мы сами? Не соблазняем ли мы других, выдавая за правду свои собственные выгодные нам измышления, не раздираем ли мы хитон Христов своими амбициозными действиями, не сеем ли семена раздора и ропота среди братьев по вере?»

Патриарх Кирилл

Как верно, Ваше Святейшество. Мы уж и не ждали от Вас такого самобичевания!

6 января. Учреждение Суверенного Рыцарского Ордена Иерусалимского Креста. 15 лет нашему Ордену. Поздравляю братьев с этой значимой для нас датой. Всем вам успехов и помощи Божьей в делах и служении Святому Кресту.

Наместник

Поздравляю братьев Ордена Иерусалимского Креста с днем основания Ордена.

Царевич Игорь Сибирский

4 января. Американские военные, по личному распоряжению Дональда Трампа, провели спецоперацию по ликвидации Генерала Касем Сулеймани — главы террористического иранского спецподразделения «Кудс» Корпуса стражей Исламской революции (КСИР). В результате точечных ракетных ударов по международному аэропорту Багдада, был уничтожен сам Сулеймани, замглавы шиитского ополчения Абу Махди аль-Мухандис и ещё 10 их телохранителей. Кассем Сулеймани был отъявленным террористом и одним из главных идеологов агрессивной политики Ирана в регионе, являющимся большим кумиром исламских фанатиков всех мастей и течений. Ликвидация Сулеймани — это ответ Пентагона на нападения террористов иракской Хезболлы и других шиитских военизированных группировок на американское посольство. Ответ смелый и дерзкий. Трамп как бы показывает, кто здесь на самом деле власть. Потеря Сулеймани для Ирана чувствительна и болезненна. Он стоял за всеми агрессивными войнами Ирана, на нём завязаны многие личные связи с крупнейшими террористическими группировками региона, многие он же и создал сам.

2 января. 1188 год. Госпитальеры разгромили мусульман при Форбеле (Иерусалимское королевство крестоносцев). 1492 год. Падение Гранады и бегство последнего эмира Гранады Боабдиля. Фердинанд и Изабелла отказываются от титула монархов трех религий и провозглашают себя Католическими королями. Мусульмане и евреи, не желающие обращаться в христианскую веру, изгоняются из Испании, a остальным вменяется принять католичество.

1 января. Поздравляю братьев Ордена с Новым Годом! Успехов, здоровья и благоденствия!

Наместник