bibl44
ГЕНЕРАЛ КАППЕЛЬ

Владимир Оскарович Каппель родился 16 (29) апреля 1883 года в городе Белеве Тульской губернии Российской империи в семье потомственных дворян, выходцев из Швеции. Отец Каппеля был военным, кавалером георгиевского креста и видимо это способствовало тому, что уже с детства Владимир также мечтал о военной карьере. В 1903 году он окончил кавалерийское училище и был направлен для прохождения дальнейшей службы в действующую армию.

В 1907 году Каппель женился на скромной девушке Ольге, дочери крупного гражданского сановника. По началу родители невесты не одобряли этот брак, предполагая, что их зять человек легкомысленный и подверженный порокам, которые, к сожалению, часто процветали в офицерской среде того времени. Но вскоре им пришлось изменить свое отношение к мужу дочери. Каппель не только обладал высокой православной нравственностью, о чем неоднократно упоминают сохранившиеся армейские характеристики молодого офицера, но также был прилежен в учебе. Не желая останавливаться на достигнутом, Владимир Каппель в 1909 году поступает в академию Генерального Штаба — высшее из военных учебное заведение России. Разразившаяся в 1914 году первая мировая война была встречена Каппелем на фронте. За мужество и личную отвагу император наградил Каппеля четырьмя орденами и произвел в чин подполковника незадолго до начала революции.

Падение монархии, скорый приход власти большевиков, развал фронта и страны Каппель переживал как собственную трагедию. Он не мог примириться с тем, что уготовили новые коммунистические властители для его Родины. Поэтому, неудивительно, что Каппель избирает единственно приемлемый для него путь — путь борьбы за освобождение и возрождение России.

Весь 1918 год проходит в упорных сражениях. С небольшим поначалу отрядом добровольцев Каппель блестяще громит Красную Армию и освобождает от большевиков волжские города: Сызрань, Казань, Самару, Симбирск. К концу года он становится одним из самых заметных военных вождей на Востоке России. Именно этот краткий период жизни Каппеля станет впоследствии самым важным из всего того, что он успел совершить.

Однако борьба была омрачена тем, что в большевистские застенки попали жена и двое детей Каппеля. Ему было предложено сложить оружие в обмен на жизнь близких, на что Владимир Оскарович ответил: «Расстреляйте жену, ибо она, как и я, считает для себя величайшей наградой на земле от Бога — это умереть за Родину. А вас я как бил, так и буду бить». В начале 1919 года Верховный Правитель России адмирал А.В.Колчак возводит Каппеля в чин генерал-лейтенанта и поручает ему проведение самых ответственных военных операций. Но уже ничто не может спасти Белое Движение. Всеобщее богоотступление русского народа в то грозное время, не могло быть уравновешено подвигом небольшого числа подлинных патриотов. Народ, признавший над собой власть красных поработителей, уверенно шел по дороге к собственной гибели. В этот период начинается великое отступление Белой Армии. Арест, а затем и расстрел коммунистами адмирала Колчака, накладывают на генерала Каппеля новое, тяжелое бремя. На короткий период он становится номинальным Верховным Правителем. Осознавая свою ответственность перед армией и сопровождающими ее сотнями тысяч гражданских лиц, спасающимися от советской власти, Капель принимает решение вывести доверившихся ему людей за границу России, в Китай. После оставления в конце 1919 года Омска Белая Армия совершает беспримерный, в 3000 километров поход до Забайкалья, который позже получил название Сибирского Ледяного Похода.

Узенькая, как бесконечный коридор, полоска дороги, и по этой дороге тянется многокилометровый обоз. Здесь были все слои общества, все ранги, все чины. Эта пестрая толпа усталых, голодных, замерзших и больных людей, гонимых собственным народом, называлась армией адмирала Колчака, белыми, а позднее — просто каппелевцами.

Сам Каппель часто шел пешком, желая тем самым ободрить изнуренную армию. Форсируя замерзшую реку Канн, генерал провалился под лед и получил обморожение обеих ног. Добравшись на третьи сутки до таежной деревни Барги, Каппель был прооперирован местным врачом. Без наркоза ему ампутировали ступни. Подавленная происшедшим, армия была потрясена, увидев, как спустя несколько часов, любимый полководец, приказав привязать себя к лошади продолжил руководство организованным походом.

Он еще держался десять дней, после чего слег окончательно. Армия вошла в Нижнеудинск, где Каппелю было предложено с последним эшелоном, оставив своих соратников уехать в безопасное место. На все доводы генерал отвечал, что если ему суждено умереть, то он готов умереть среди своих бойцов.

Обморожение организма, тяжелейшая операция и двухстороннее воспаление легких ускорили развязку. 25 января 1920 года генерал В.О.Каппель не приходя в сознание, скончался. Первоначально его тело было захоронено в Чите, но в связи с продолжающимся наступлением Красной армии, прах Каппеля осенью 1920 года был перевезен в Харбин, где и был захоронен внутри ограды у алтарной стены Иверского храма. По свидетельству В.О.Вырыпаева — соратника Каппеля, при перевозке останков генерала из Читы в Харбин, гроб был открыт, и все присутствующие засвидетельствовали, что тело осталось нетленным.

В 1955 году по указанию из Москвы китайские власти уничтожили могилу В.О.Каппеля. В июне 2001 года в районе станции Утай в Иркутской области, на месте гибели генерала Каппеля, по инициативе Иркутского казачьего войска был установлен памятный крест.

В смутное время гражданской войны миллионы новомученников российских своей жертвенной кровью засвидетельствовали непоколебимую верность Господу нашему Иисусу Христу. Они превратили гигантскую территорию России в единый духовный антиминс, на котором продолжается великая Литургия жизни. И среди святых мощей погибших за правое дело и освящающих этот великий Антиминс, есть и частица жертвенной крови генерала Каппеля.

12 декабря 2006 года в Харбин через Пекин прибыли меценат Александр Алекаев, протоиерей Дмитрий Смирнов, режиссер 1-го федерального телеканала и автор фильма о генерале Юдениче Андрей Кирисенко и эксперт-специалист, участвовавший в идентификации останков Царской Семьи, Сергей Никитин. Русских в Харбине практически не осталось, поэтому приходилось рассчитывать исключительно на интуицию и собственные силы. Иверская церковь и храмовая территория находятся в запущенном состоянии. Где вести поиски, никто не знал. К счастью, нашелся человек, родившийся в Харбине, проживший большую часть жизни в Австралии и ныне возвратившийся в Харбин — он познакомил экспедицию с рукописным планом, сделанным неизвестной женщиной более 30 лет назад в Австралии. На плане крестиком было помечено приблизительное место захоронения Каппеля. Но владелец плана предупредил — за предоставленные сведения он никакой ответственности не несет. 14 декабря на трехметровой глубине был обнаружен сохранившийся цинковый ящик, в котором в прекрасном состоянии находился гроб с телом генерала Владимира Оскаровича Каппеля. Ткани тела истлели, но костные фрагменты и голова сохранились полностью. Вообще останки похороненного 85 лет назад генерала оказались в поразительном состоянии, вплоть до уцелевших волос и усов. Опознание предполагали проводить по фотографии, но оно и не потребовалось. Первой мелькнула мысль о том, что на самом деле участники необычной харбинской экспедиции присутствуют при обретении мощей. Совершенно неожиданно встал вопрос о месте захоронения в России. Предполагалось вернуть останки генерала в Читу, туда, где Каппель был похоронен первоначально. Но вариант с Читой отпал — читинские коммунисты пригрозили беспорядками и массовыми акциями протеста, если генерал Каппель будет похоронен в Чите. Читинские власти накануне выборов испугались угроз. И тогда было принято решение везти гроб в Москву.

13 января 2007 года в Донском монастыре останки генерал-лейтенанта В.О.Каппеля были торжественно погребены. Правнуки тех, кто боролся с белыми армиями, в составе роты почетного караула отдали воинские почести величайшему полководцу новейшей российской истории.

Генерал Каппель. Обретение

14-го декабря 2006 года в городе Харбине (Китай) были обнаружены останки генерал—лейтенанта Владимира Оскаровича Каппеля (1881 -1920 гг.), вывезенные в 1922 году при исходе белых войск за пределы России и перезахороненные в Харбине у северной стены Свято-Иверской церкви.

Автор очерка — Чуднова Ирина Викторовна — присутствовала при раскопках и экспертизе останков.

Начало пути в Россию

В экспедиции я приняла участие по приглашению Дмитрия Напары, одного из тех людей, без которых обретение праха героя не могло состояться. Далее я расскажу о том, что происходило в Харбине 13-14 декабря 2006 г. на моих глазах и так, как мне это запомнилось. Это не официальный отчёт, а лишь очерк очевидца.

13-го декабря я приехала в Харбин утренним поездом, полдня ушло на размещение и решение организационных вопросов: билеты, контакты, фото-экипировка. В обед созвонились с Д. Напарой — договорились встретиться вечером у Николая Николаевича Заики. Я поехала к Свято-Иверской (Офицерской) церкви.

В Харбине стояла солнечная, бесснежная, морозная погода, для середины декабря удивительно тепло — минус 5 днём, минус 11-13 ночью. Старожилы говорят, лет тридцать не было такой тёплой зимы. Земля не успела промёрзнуть.

По узкому, беспорядочно застроенному проходу, я вышла к Иверской. Некогда красивейшая харбинская церковь, построенная в 1908 году, изящная пятиглавая, видная издалека, сейчас она находится в плачевном состоянии.

Однако имеет охранный статус памятника архитектуры второй категории, восстановительные работы начнутся весной следующего года. После реставрации церкви земляные работы у её стен станут невозможны, это одна из причин, по которой раскопки пришлись на холодное время. Я обошла церковь со всех сторон, фотографируя пристройки, сараи, лестницы и прочие, уродующие здание позднейшие добавления. Вот так выглядит северная стена храма, где на следующий день развернутся раскопки. Копать будут как раз в 7-10 метрах позади ствола дерева.

Закончив съёмку, я поехала к Николаю Николаевичу Заике, с которым познакомилась в феврале этого года во время работы над передачей РЭН-ТВ о Православии в Китае.

В старом русском доме на Торговой улице в этот день было много гостей. В основном российские новостные каналы — из Москвы и Владивостока.

Хозяин сильно взволнован, в коридоре сложена аппаратура, штативы, камеры, чья-то одежда. Операторы и корреспонденты переходили из комнаты в комнату, снимали, записывали рассказы Заики, обменивались информацией, знакомились.

Потом они ушли, в доме на несколько минут стало тихо, Николай Николаевич угостил меня мандаринами и чаем, я передала ему диски с записью февральской программы и моими снимками. Приехала поисковая группа «Белых воинов» — Александр Алекаев, Дмитрий Напара, эксперт Сергей Никитин, протоиерей Димитрий Смирнов и другие.

Разговор зашёл о месторасположении могилы генерала Каппеля. Николай Николаевич показал план, составленный по памяти русской харбинкой, эмигрировавшей в Австралию, она долгие годы жила рядом с Иверской.

На плане — ошибка: Каппель умер не в 1919, а в 1920 году.

Потом были долгие разговоры — о Каппеле, о белой эмиграции, о старом Харбине и КВЖД, о русских в России и вне её, об Австралии, о предстоящих на утро поисках, о будущей книге Николая Николаевича, о православном кладбище Хуаншань, и о многом другом. Завтра предстоял решающий день.

14 декабря. Обретение тела

С раннего утра подъезд к Свято-Иверской церкви оцеплен полицией, пускают только по отличительным значкам. Над северной стороной храма уже натянут тент: чтобы отсечь любопытных, для утепления, а также, в соответствии с китайской традицией — считается, что лучи солнца не должны попасть в открытую могилу.

В половине девятого отец Димитрий отслужил молебен. Эксперт Сергей Никитин определил предполагаемое место могилы, и китайские рабочие уже срывают отбойными молотками кирпичную брусчатку.

Земля практически не промёрзла, работа идёт ходко, мешает лишь постоянно попадающийся в культурном слое битый кирпич, который затем сменится довольно упорядоченной кладкой в форме расходящегося веером свода.

Впрочем, так и осталось не ясно — склеп ли это (стенки не были найдены) или же некий строительный мусор, сваленный и присыпанный землёй. Есть свидетельства старожилов о строительстве зернохранилища неподалёку от места раскопок, забегая вперёд, скажу, что на глубине примерно трёх метров, рядом с могилой была обнаружена пустота, но захоронение генерала от этого не пострадало. Работа спорится, каждая находка вызывает массу размышлений и выводов, никто пока не знает, что ждёт впереди, но все верят в удачу, отец Димитрий в ней не сомневается ни на гран.

Российские телеканалы попеременно снимают репортажи, фотографы и операторы фиксируют каждый этап работ, так продолжается где-то до часу дня, пока, наконец, на глубине двух с половиной метров под лопатой рабочего не раздаётся глухой звук: железо заскребло по деревянным доскам.

Сергей Никитин нервно, в полторы затяжки, выкуривает сигарету и спускается в раскоп.

Обнаружен большой, широкий деревянный ящик, ориентированный вдоль стены и несколько развёрнутый относительно неё, видно, что он очень тяжёлый и прочный. Могилу расширяют, это занимает ещё несколько часов земляных работ.

Ящик окапывают со всех сторон, день стремительно сходит на нет, откуда-то приносят мощные строительные лампы и работа продолжается.

Начинают разбирать деревянный ящик, становится понятно, что это саркофаг, внутри которого — гроб.

Дерево прекрасно сохранилось. Верхние доски сняты. Под ними цинковые пластины, пространство между гробом и саркофагом заполнено слежавшимся гипсовым порошком, среди гипса попадаются зелёные кисти бахромы.

На гребне крышки гроба по бокам обнаруживаются серебряные инкрустации — с одной стороны двуглавый орёл, с другой — венок из листьев. Практически никто не сомневается, что это могила Каппеля.

Сергей и китайский рабочий расчищают гроб, видно, что он из плотного, возможно, красного дерева. Верх крышки крепкий, возникает, было, идея поднять гроб, не вскрывая, и почти тут же отпадает — снизу доски гроба сцементировались с днищем саркофага и прогнили, придётся поднимать по частям.

Сперва обвязывают и поднимают крышку, под ней открываются останки генерала.

Сверху видны пальмовые листья, образок божьей матери и ленточка георгиевского кавалера. Образок передают отцу Димитрию,

Он стоит рядом со мной, слева, поддерживает, когда я слишком опасно наклоняюсь над раскопом, чтобы снять работу внизу. Справа от меня стоит первый секретарь Российского Посольства Виктор Пашков, он ни на минуту не отходит от могилы, координирует работу.

На противоположной стороне — Николай Николаевич Заика, словно приросший к земле, за весь день так ни разу и не вышедший из-под тента. Всеобщая суета — готовится подъём гроба, телевизионщики настраивают камеры.

Под гроб подведён жестяной лист, обвязаны верёвки, останки генерала, восемьдесят четыре года пролежавшие в харбинской земле, плавно подняты на поверхность.

У выезда из переулка с самого раннего утра стоит машина, оборудованная под катафалк, из харбинского бюро ритуальных услуг. Эта машина породила среди жителей окрестных домов множество самых разнообразных слухов, которые мы по мере возможностей старались развеять.

Пока Сергей Никитин обследует дно могилы, к северной стене Иверской подгоняют катафалк. Всё готово к панихиде по георгиевскому кавалеру генерал-лейтенанту Владимиру Оскаровичу Каппелю.

Отец Димитрий читает, свечи ровно горят в морозном, безветренном воздухе Харбина.

После панихиды гроб с прахом грузят в катафалк, телеведущие российских каналов берут несколько коротких интервью у главных организаторов поисковой группы, и мы едем в бюро ритуальных услуг.

На часах девять вечера. Раскопки продолжались ровно 12 часов. Впереди экспертиза.

Дорога долгая, мы успеваем немного отогреться и обменяться впечатлениями, Александр Алекаев всю дорогу повторяет: «Будь верен до смерти, и дам тебе венец жизни».

Да, белый генерал был верен долгу до самого конца. Вне всякого сомнения, тот, чей прах извлечён сегодня из-под стен Офицерской церкви — Владимир Каппель. Однако формальности должны быть соблюдены. Когда мы подъезжаем к бюро ритуальных услуг, начинается снегопад, через несколько часов все улицы Харбина станут белыми.

14 декабря. Экспертиза

Экспертизу проводил Сергей Никитин в присутствии официальных лиц с китайской стороны и наблюдателя Российского Посольства. Результаты я изложу по памяти своими словами.

На снимке слева направо: эксперт С. Никитин, о. Димитрий, А. Алекаев во время экспертизы.

Из гроба извлечены георгиевская лента и ещё один образок довольно плохой сохранности, разобрать, что на нём изображено, не удалось.

На голове покойного сохранились волосы и борода, форма головы, бородка и причёска совпадают с таковыми на известных портретах Каппеля.

Рост примерно 170 см, что несколько больше известного прижизненного роста генерала Каппеля, однако, для горизонтально положенного тела характерно вытягивание.

Помимо георгиевской ленты и двух образков, на мундире различимы погоны высшего офицера генерального штаба.

Одним из наиболее важных признаков, идентифицирующих Каппеля, являются ступни. Как известно, незадолго до смерти, Каппелю была сделана ампутация.

На правой ноге лежащего в гробу обнаружены хорошо сохранившиеся остатки светлого шерстяного носка, на этой ноге отсутствуют верхние фаланги пальцев. На второй ноге наличествует только пяточная кость.

Никаких иных предметов — орденов, украшений, оружия, документов в гробу обнаружено не было. Тело покойного укрыто пальмовыми и хвойными ветвями, украшено бумажными цветами и листьями.

После окончания экспертизы гроб с останками Владимира Оскаровича Каппеля был уложен в цинковый саркофаг и приготовлен к отправке в Москву.