bibl44
ОСВОБОЖДЕНИЕ ИЕРУСАЛИМА

День освобождения Иерусалима войсками 1 Крестового похода 15 июля 1099 года является днем главного орденского праздника. Как это было?

7 июня 1099 войско крестоносцев, насчитывающее около пятнадцати тысяч пехотинцев и до полутора тысяч копий (как рыцарей так и просто конных воинов), подошло к Иерусалиму, гарнизон которого состоял (приблизительно) из тысячи профессиональных египетских воинов и несколько десятков тысяч вооруженных горожан-мусульман. Стены города, достигавшие восемнадцати метров, его размер и малочисленность крестоносного войска делали осаду весьма трудным предприятием, если не невозможным в принципе. В любой момент на выручку города могла подойти новая мусульманская армия, как это случилась ранее, при осаде Антиохии. Эмир Иерусалима Ифтикар ад-Даула хорошо подготовился к осаде: все колодцы вокруг города были уничтожены и отравлены, христианское население выслано или запуганно, деревья вырублены, а все что могло послужить подспорьем при осаде, уничтожено.

Все это не давало никакой надежды на правильную осаду, да крестоносцы и не собирались вести ее: их быстрый марш в Иерусалим поставил армию в тяжелое положение, не было ни союзников, ни запасов, ни осадных орудий. Поэтому уже через шесть дней начался первый штурм, в котором у христиан была всего лишь одна осадная лестница. Разумеется, он провалился, причем, как говорят, первый достигший стены воин потерял обе руки.

Крестоносная армия страдала и если нехватка еды была несколько облегчена доставленным из Рамлы зерном, то вода стала настоящей проблемой: многие умирали от отравлений или обезвоживания, по свидетельствам очевидцев, даже за большие деньги нельзя было напиться толком, при этом речь шла только о грязной воде.

Ситуация продолжала ухудшаться, вскоре пришло известие о том, что генуэзская эскадра разбита египетским флотом… Но зато шесть уцелевших судов, с бесценным грузом — зерном и всевозможными материалами, необходимыми для подготовки штурма, смогли пробиться к крестоносцам в середине июня. Одновременно стало известно, что на выручку города идет новая египетская армия. Крестоносцы начали готовиться к штурму, потратив три недели на создание осадного парка (башни, лестницы, тараны, катапульты).

Ненависть, возраставшая день ото дня, достигла своего пика во время этой осады. Мусульмане, почти каждый день затаскивали на стены кресты и демонстративно мочились, и плевали на них. Европейцы отвечали публичными казнями пленных, иногда используя их тела вместо камней для катапульт, а однажды послали в город живого мусульманина. Тот рухнул на землю, не долетев до стены и вскоре умер…

Когда в начале июля крестоносцы босыми прошли крестным ходом вокруг города, распевая псалмы с пальмовыми ветвями в руках это вызвало еще большую ненависть мусульман, ответивших выстрелами и проклятиями. Спустя пять дней начался штурм.

14 июля 1099 года отряды европейцев пошли в бой за освобождение священного для них города. Как и ожидалось, обстрел городских стен не нанес особого ущерба, тогда как крестоносцам, двигающим свои осадные башни и таран, приходилось значительно тяжелее. Штурму предшествовала хитрость: за несколько недель до его начала, крестоносцы демонстративно построили высокую, на уровне городских стен, осадную башню, напротив четырехугольной городской башни в северо-западной части города. Видя это, мусульмане особенно укреплялись там, готовясь отразить атаку. Однако, башня оказалось с сюрпризом: в ночь перед штурмом ее разобрали, как детали конструктора, и собрали снова, на другом участке: сарацины были как громом поражены, увидев на следующее утро новые позиции машин и палаток.

Готфрид Бульонский, который и провел этот маневр, начал штурм с преодоления первой, низкой стены, чтобы потом получить возможность подвести свою башню к главной стене. Помочь в этой атаке должен был обитый железом боевой таран, который крестоносцы тащили к городу под прикрытием баллист и стрелков. Вскоре он пробил стену и загорелся, подожженный защитниками. Тут стало ясно, что таран, стоящий в проломе, мешает подвести башню и роли полностью переменились: крестоносцы пытались окончательно уничтожить его, а мусульмане потушить, поливая водой. Европейцы победили.

Атака Раймунда Тулузского и его французов между тем провалилась: мусульмане, ожидающие нападения именно там, вели настолько плотный обстрел, что атакующим не удалось даже толком подойти к стенам. Наступила ночь.

Утром воины Раймунда попытались опять подвести башню, но защитникам удалось поджечь ее, и она развалилась. Между тем, атаки с нескольких направлений все же заставили мусульман разделить свои силы, а Готфрид сумел использовать это. Его люди катили башню к главной стене и вели отчаянный бой. Сам он находился в гуще сражения, на верхнем этаже башни. Риск был настолько велик, что в какой-то момент стоящему рядом с ним крестоносцу оторвало голову выстрелом из мусульманской баллисты. Защитники попытались применить секретное оружие — сбросили на пути у башни огромное бревно, пропитанное смесью, напоминающей греческий огонь, однако крестоносцы были готовы и потушили его с помощью уксуса, заранее припасенного. Бревно убрали и движение продолжилось.

Защитники города, ободренные надеждой на спешащую им на помощь армию египтян, удвоили число дротиков и каменных ядер, посылаемых их катапультами. С особенным упорством стремились они уничтожить башню Готфрида, на которой сверкал золотой крест. Герцог Лотарингский видел, как рядом с ним падали его воины и оруженосцы, но упрямо продвигался вперед, словно считая себя заговоренным от стрел и ядер. Время перешло за полдень, а судьба сражения все еще не определилась. Многие из нападающих стали терять бодрость, и враги тотчас это заметили, о чем известили радостными криками. И тут, произошло чудо. Вдруг крестоносцы увидели на Масличной горе лучезарного всадника, который, потрясая щитом, указывал на Иерусалим. Готфрид и Раймунд заметили его первыми и одновременно воскликнули: «Святой Георгий идет к нам на помощь!» Вид небесного всадника зажег священным огнем души осаждающих, вызвал в них великий подъем, и сражение развернулось с новой силой. Несмотря на все препятствия, башня Готфрида первой достигла вражеских стен. Лотарингский герой в окружении своих братьев и вассалов через подъемный мосток спрыгнул на площадку стены и врезался в толпу объятых ужасом врагов. Наступил решающий момент — крестоносцы хватали лестницы и лезли на стену, мусульманская оборона в северной части города полностью рухнула. Солдаты, следующие за своим начальником, очищают площадку, спускаются на улицы и гонят бегущих.

В это же время крестоносцы ломают Кедарские ворота, и новые толпы врываются в город с криками: «Так хочет Бог! На то Божья воля!» Вожди крестоносцев встречаются на площади повергнутого Иерусалима; они обнимаются, плачут от радости и устремляются дальше, чтоб завершить свою победу. Иерусалим был взят в пятницу 15 июля 1099 года в три часа пополудни.

bibl44

INFO@JERUSALEMCROSS.INFO