bibl44
СОВРЕМЕННАЯ АРХИТЕКТУРА КАК ОТРАЖЕНИЕ ЛОГОСА ТОРГОВЦЕВ И СЛУГ

Смотря на современную архитектуру поражаешься её формам, каждый день выходя на улицу или взглянув в окно мы наблюдаем её депрессивное величие, ведь и ныне большинство населения страны живёт в постройках выполненных ещё в советские времена, а те что были возведены уже ныне лишь немногим отличаются по своему антуражу от советских. Впрочем, это касается не только России.

Многие задаются вопросом о том, как это произошло? Как могло произойти, то, что великие архитектурные произведения древнего мира, затем античности, потом средневековья и наконец модерна сменились на то, что мы сейчас наблюдаем за окном? Думаю для того чтобы ответить на этот вопрос нам придётся снова обратится к традиционной иерархической структуре аграрного общества с его делением на три-четыре сословия(подробнее на эту тему смотри первый стрим на втором канале).

В подобном обществе у каждого сословия или касты (варны) присутствуют свои уникальные свойства, которые практически не пересекаются со свойствами других сословий. Брахманы (философы, священники, Жрецы) — молятся и философствуют, кшатрии (Воины) — воюют, вишья (Торговцы, ремесленники) — торгуют, продают свой труд, шудры (Слуги) — служат. Каждая из этих каст несёт в себе свой собственный логос, своё уникальное метафизическое видение мира, а значит и трансцендирует себя (проявляет свои влечения) со свойственным только ей уникальным способом.

Жрец ищет способы того каким образом можно было бы заручится поддержкой богов, Воин — как победить своих врагов, Торговец — как продать свой продукт, а Слуга — как бы выжить и выслужиться у своих господ. Жрец проявляет себя в архитектуре через храмы, дворцы, соборы, места для культов, амфитеатры, философские школы. Воин проявляет себя через замки, фортификации, границы, лагеря. Торговец через базары, торговые центры, магазины, кузни, мастерские. Слуга через массовые застройки — «муравейники».

Очевидно, что закат эпохи Жрецов произошел примерно в 18-19 веках с началом эпохи просвещения и индустриализации. Затем пало сословие Воинов, которому окончательно был положен конец во второй мировой войне, когда пали разного рода фашистские режимы с их культами героя. С распространением капиталистических отношений, метафизически принадлежащие третьему сословию — Торговцы оказались победителями, но не только они. Победителями так же оказались наиболее низшие — Слуги, которых представляли социалистические государства с их упором на прославление рабочего класса и труда. Вся пролетарская метафизика строится на мифе о том, что человек стал человеком только благодаря труду. Примечательно как разительно отличается данный материалистический логос с сакральным логосом Жрецов и их представлением о мироустройстве и человеке.

Как можно заметить, перестав брать в руки меч аристократия очень быстро выродилась и слилась воедино сначала с Торговцами, а затем уже насильно под угрозой стратоцида со Слугами.

Отвечая на поставленный вопрос о том почему мы наблюдаем ныне именно такую архитектуру, а не какую-либо иную нужно исходить именно из этих предпосылок. Сильно упрощая, можно сказать, что Торговец смотрит на объект через призму того насколько он выгоден монетарно и как его можно использовать чтобы продать наиболее выгодно свой собственный продукт. Именно поэтому их основным инструментом в архитектуре является привлечение внимания через стекло, что под солнцем превращается в отражающее зеркало в котором человек может видеть себя(эпоха нарцизма) и через фалличную организацию самих зданий, которые ты заметишь даже будучи за много километров от них самих в виду их высоты. Интересно, что наиболее характерно это проявляется в самых популярных торговых точках планеты — Нью-Йорке, Сингапуре, Гонконге, в современной архитектуре Лондона и т. д.

Торговцы не способны порождать великую архитектуру, но способны порождать реплики великих архитектурных произведений прошлого. Тем не менее эти реплики не будут содержать в себе духа жрецов или воинов, они не будут вымучены и выстраданы, они будут пусты в своём содержании ввиду того, что торговец не способен достичь высших уровней мироустройства, да и цель в итоге у него всегда будет только одна — монетарная выгодна.

Слугам же в отличии даже от Торговцев и вовсе неведомо эстетическое чувство ввиду того, что их функция заключается в другом — в труде, в вопросах о минимальной материальной пользе какого-либо объекта. Слуга, будучи сам лишь функцией смотрит на объект через призму того насколько конкретный объект может быть прежде всего функционален. Чем больше функций он вложит в конкретный объект, тем довольней он будет, видя в этом объекте прежде всего отражение более высшего себя(идеальное-я). Именно поэтому прежде всего материальная функция, утилитаризм начинает выступать в качестве целеполагания и мысли при постройке зданий у Слуги. Примечательно, что самая депрессивная и эстетически бедная по своему содержанию архитектура была построена в странах, где победили именно Слуги. Впрочем, это же можно наблюдать и в странах, заигрывающих с социализмом, вроде скандинавских стран с их известным на весь мир пролетарским минимализмом.

Сравните это с подходом Жрецов и Воинов, когда те направляли свои устремления на прекрасное — будь то величественный кафедральный собор или не менее величественную фортификацию при этом имея минимум ресурсов (в сравнении с современностью, когда эти ресурсы и девать некуда).

Мне, в данном случае, вспоминается поход в артиллерийский музей Санкт-Петербурга, в котором присутствует артиллерия начиная с позднесредневековых образцов и заканчивая современностью. Примечательно, что чем раньше была произведена пушка — к примеру в 16-17 веке, тем больше на ней выгравированных узоров и казалось бы ненужных или «иррациональных» как назвал бы это ныне современный Слуга украшений. Тем не менее у каждой такой пушки была своя индивидуальность, своя отличительная черта, говорящая о её качестве. И это при том, что сами эти пушки долго не служили и всего через несколько битв и походов, а то и раньше — ломались.

В самом музее по мере того, как ты приближаешься к более современным пушкам, всё явственней замечаешь, как проступает беднота, пустота, упрощение, удобство, функциональность и наконец массовость пушки, её количественный, а не качественный признак. То есть как будто чем ближе мы подходим к современности, тем в действительности беднее, серее, невыразительнее и функциональней объект.

Через эти пушки как пример можно наблюдать отличие архитектуры Жрецов и Воинов — архитектуры вечности, архитектуры наделённой высокой эстетической составляющей, чьими постройками, которым уже тысячи лет мы восхищаемся и ныне от архитектуры Торговцев и Слуг, чьи торговые центры и «муравейники» будут снесены при любом удобном случае и никто о них не вспомнит. Впрочем, в современной эпохе, пережившей ярко выраженный социализм и интегрировавшей его в капиталистический мейнстрим, мы всё чаще можем ныне наблюдать и гибриды, объединения логосов Торговцев и Слуг. В архитектуре это проявляется, например в виде хостелов, гостиниц, отелей, стадионов, кинотеатров, административных центрах.

Как уже и было сказано Торговцы, как и Слуги мыслят только краткосрочной перспективой, поэтому и строят здания, что не продержатся долго, но которые дают краткосрочную выгоду в соответствии с их представлением о том, что жизнь есть только одна — материальная. В то время как Жрецы, что знают о жизни после смерти и Воины, что стремятся приобрести билет в бессмертную жизнь умерев в бою имеют совершенно иные представления о том какой должна быть архитектура — архитектура, направленная на вечность, престиж и славу.

В конце концов именно поэтому Торговцы и Слуги, даже если посмотреть на это с материальной точки зрения, не понимают, почему построить Санкт-Петербург гораздо выгодней какого-нибудь Челябинска, хотя в любом случае в долгосрочной перспективе ты сможешь отбить вложенные деньги, например тем же туризмом.

Есть исключения в виде, например Йошкар-Олы с её героическими репликами архитектуры центральной России 16-17 века, но эти реплики выглядят настолько же неуместно и комично для современной эпохи как если бы сейчас в центре Москвы начали бы строить пирамиду Хеопса.

Всему своё время и нынешнее время — это время торговых центров и «муравейников».

Новую великую архитектуру мы увидим только с возвращением Жрецов и Воинов, а пока что наслаждайтесь тем, что они оставили нам в наследие и ищите пути восстановления их логоса.

Михаил Мтвралашвили

bibl44