НОВОСТИ

16 января. 1120 год. Король Балдуин II утвердил первые письменные законы Иерусалимского королевства крестоносцев.

Президент Бразилии Жаир Болсонару подписал в прямом эфире национального телевидения указ расширяющий право на приобретение и владение огнестрельным оружием. По мнению президента, вступившего в должность 1 января, владение оружием позволит «добропорядочным гражданам» защищать себя от преступников. «Так как народ, носитель верховной власти, решил на референдуме 2005 г. гарантировать легитимное право на самооборону, я, как президент, сейчас применю это оружие,» – заявил президент, показывая ручку. В 2005 г. 64% бразильцев проголосовали против полного запрета продажи оружия. Уменьшение государственного контроля над продажей оружия было одним из предвыборных обещаний Болсонару. Согласно новому закону, бразильцы смогут свободно покупать и хранить дома или на работе оружие, но носить его в общественных местах будет запрещено.

12 января. Збигнев Бжезинский некогда изрек: «Россия может иметь сколько угодно ядерных чемоданчиков и ядерных кнопок, но поскольку 500 миллиардов долларов российской элиты лежат в наших банках, вы ещё разберитесь: это ваша элита или уже наша? Я не вижу ни одной ситуации, при которой Россия воспользуется своим ядерным потенциалом».

В этом, достаточно точном утверждении американский политолог и политик коснулся только одного способа «денационализации» элиты, причем не самого главного. Ведь деньгами, в конце концов, можно и пожертвовать. Есть и другие, еще более эффективные технологии.

Вообще, подчинение страны или народа с помощью приручения его элиты – давнишний метод, практикуемый еще с античных времен.

Так, панически боявшиеся скифов древние греки пытались их если не покорить, то, по крайней мере, обезопасить свои полисы от их набегов, приобщив их вождей к греческой культуре.

Однако, как сообщает Геродот, если скифские цари начинали придерживаться греческих обычаев, их подданные безжалостно их убивали.

Значительно позже купцы-радхониты подчинили себе Хазарию, овладев ее элитой через родственные связи.

Этот метод тем удобнее, что покоренные таким образом народы не воспринимают происходящее как порабощение внешней силой – их правители и вожди разговаривают, как они, и так же выглядят, хотя внутренне становятся носителями совсем других ценностей и другой культуры.

Такой способ управления и закабаления был доведен практически до совершенства англосаксами, которые поколение за поколением воспитывают элиты покоренных ими стран.

В Британии это целая сеть частных закрытых школ и вузов, в США подходят к делу еще масштабней – там готовят агентов влияния не только из числа отпрысков высшего класса, но и любых перспективных в этом смысле людей. В том числе и на краткосрочных курсах.

Воспитанный и убежденный в абсолютности западных ценностей сын или внук государственного деятеля сам со временем становится высокопоставленным чиновником и начинает функционировать в соответствии с этими своими представлениями. При этом свою Родину он рассматривает как место если не вынужденной ссылки, то командировки.

Помимо идейной мотивации, за время учебы на будущего агента влияния собирается изрядная подборка компромата, которая позволит в случае необходимости «помочь» ему принять правильное решение. Помимо всего прочего, дети или внуки, учащиеся или просто живущие за рубежом, – прекрасный инструмент для воздействия на государственного деятеля, которым было бы просто глупо не воспользоваться в случае необходимости.

Отметим, что для формирования личности будущего проводника британских интересов, помимо обычного «промывания мозгов», используется инициация в тайные общества (практически каждая частная школа и вуз в Соединенном Королевстве имеют свою ложу), а также приобщение к содомии, что является важной традицией британских образовательных заведений.

Англоязычные страны не только последовательные и злейшие враги нашего государства на протяжении нескольких столетий, но в них еще работает отточенный до совершенства контрразведывательный (и разведывательный) режим, и каждый прибывающий в них россиянин рассматривается на предмет оперативного интереса.

Именно поэтому туристические поездки в эти страны сотрудников спецслужб табуируются – с высочайшей долей вероятности они могут стать объектами вербовки или провокации.

Но это разумное правило почему-то не распространяется на государственных мужей, в том числе и тех, от которых может зависеть куда больше, чем от рядового опера ФСБ.

В СМИ периодически появляются материалы о длительном конфликте директора Федеральной службы войск Национальной гвардии Российской Федерации Виктора Золотова и оппозиционного политика Алексея Навального, который неоднократно обвинял генерала армии в коррупции.

В числе прочего в одном из роликов оппозиционер Навальный задался вопросом, «на какие деньги учатся внуки» Золотова в Англии.

В конце декабря Виктор Золотов в интервью «Комсомольской правды» заявил: «Мой внук действительно учится в Англии. А его учебу оплачивает отец. Хочу сказать, что внук учится на отлично, я им горжусь.. Через три года он вернется, и я уверен, что будет хорошим экономистом».

Впрочем, на мой взгляд, дело вовсе не в происхождении денег на обучение, а в самом факте учебы внука главнокомандующего в частной английской школе-интернате Cranleigh School в деревне Кранли графства Суррей.

Не секрет, что противники нашей страны не оставляют надежды и попыток сыграть на внутренних российских противоречиях и взорвать государство изнутри с помощью «цветной революции», переворота или мятежа.

В свете этого пост генерала армии Виктора Золотова может оказаться ключевым для спасения российской государственности и суверенитета. Собственно, и сам институт войск Национальной гвардии РФ создавался для борьбы с внутренним врагом и защиты государственного строя.

Насколько допустимо в рамках этой задачи существование «крючков», за которые главу ведомства можно будет дергать из-за рубежа, из той страны, что является одним из главных мировых центров, где плетутся интриги против России?

Списать на недостаточную информированность никак не получается. Не знать и не понимать этого Виктор Золотов просто не может – он сам выходец из спецслужб, служивший в КГБ СССР, в ГУО РФ и ФСО, в том числе и в личной охране.

Неужели могущественный генерал армии, по слухам, входящий в близкое окружение главы государства, не может обеспечить своему внуку образование необходимого уровня, чтоб он стал «хорошим экономистом» на Родине? Но дело в том, что вопрос стоит не только и не столько в качестве и уровне обучения.

Времена Петра Великого, когда дворянских детей отправляли в Амстердам изучать «навигацию», чтобы потом превращать свою Родину в морскую державу, давно миновали. Сегодня напротив, Запад всеми силами тянут из России «мозги», а чуть ли не треть специалистов Силиконовой долины имеют советское или российское образование.

Дело в другом: учеба в частной школе открывает возможность (или надежду на возможность) членства уже в западной элите. И те, кто отправляет своих отпрысков учиться в такие заведения, не видят их будущего в России.

Будучи согласны с теми ценностями, что будут им привиты в закрытых пансионатах, они хотят видеть их в сообществе тех, кто старательно и последовательно готовит уничтожение нашей страны (планы западной элиты в отношении России хорошо известны).

Утверждение уже упомянутого Бжезинского, что «новый мировой порядок будет строиться против России, на руинах России и за счет России», известно всем.

Генерал Золотов — фигура, несомненно, более чем значительная, но он, увы, не единственный представитель руководства нашей страны (его пост соответствует министерскому), чьи близкие родственники учатся или живут в англосаксонских странах. Просто о нем стало известно благодаря конфликту с Навальным, который, кстати сам проходил полугодовое обучение в Йельском университете по программе Yale World Fellows, направленной на «построение сети новых мировых лидеров и расширение международного взаимопонимания».

Всего же, по данным «Коммерсанта», количество российских школьников в Великобритании, по разным оценкам, составляет от 1 тыс. до 3 тыс. человек.

Ежегодно в десятку крупнейших московских компаний, консультирующих родителей по вопросам обучения за рубежом, обращаются 100-150 клиентов, дети которых в большинстве своем поступают в британские учебные заведения.

Правоконсервативное сообщество «Прометей»

10 января. Первый раз на глазах моего поколения парадная витрина православия треснула в 2016 году. На острове Крит прошел Великий Всеправославный собор. За 1200 лет, прошедших со дня последнего Вселенского собора, накопилось слишком много якобы авторитетных решений, и просто привычек (безо всяких решений), с которыми стоило разобраться.

Когда его запланировали в начале 1960-х, для его рассмотрения подготовили 120 достаточно серьезных тем для обсуждения и решения. В том числе и о статусе этого Собора (к примеру, на каких условиях называть его Всеправославным). Но довольно быстро началось усыхание как темника Собора, так и немногих оставшихся проектов его определений .

Уходили или лишались содержания темы, важные для прихожан, и оставались лишь темы, важные для патриархов, выясняющих отношения между собой.

Это была попытка создать единые уста Великой Православной Церкви. В некотором смысле православная церковь – это великий немой. Слышны голоса отдельных национальных церквей, но нет общего, в котором бы содержалась рефлексия о себе самой: о своей вере, проблемах своей жизни и об её отношении к внешнему миру. Такие соборы не созывались почти полторы тысячи лет. Мечта дать православию голос активно жила весь двадцатый век. Мне кажется, этот собор мог бы стать значимым, если бы он чётко сформулировал свои полномочия, обязательные для всех церквей. После этого можно было бы приступить к пересмотру правового наследия православного мира. Так как «каноны» – это вещи, противоречащие друг другу, устаревшие, давно уже почти не исполняемые, рациональнее было бы, следуя примеру католиков, создать кодекс действующего православного права. И лишь после этого приступать к решению частных вопросов.

А еще предполагалось обсудить режим постов, старый-новый календарь… Кто, когда и для кого постановил, что надо поститься именно в такой-то день (кроме Великого поста)? До сих пор нет единого церковного устава (лишь Болгарская церковь его прописала) богослужений для прихода, а не для монастырей. А монастырский устав совершенно неприемлем для прихода. Оттого выходит, что по сути каждый священник становится лжецом: ведь он обещал служить строго по уставу, а устава у него нет…

Повестка дня этого собора могла бы быть интересной, но все равно, даже при самом полном своем наполнении – позорной. Ибо все равно она была бы какой-то «инопланетной».

За эту более чем тысячу лет изменилось очень много – и прежде всего самоощущение людей, принципы, на которых они строят межличностную коммуникацию и социальные связи.

Умножилось количество «проклятых вопросов». На боль экзистенциалистов не ответишь умножением церковной позолоты и мишуры.

Психологи, психиатры, психотерапевты составили серьезную и профессионально-успешную конкуренцию клиру.

Научная библеистика пришла к выводам, которые стесняются озвучивать в наших семинариях.

Просто так называть всю религиозную жизнь человечества за пределами «канонического православия» сатанизмом тоже уже неубедительно и неприлично.

У критиков традиционной христианской семейной модели (один брак на всю жизнь) появились новые аргументы (тут и увеличение продолжительности жизни, и экономическая, правовая и социальная самостоятельность женщины, и, наконец, просто понимание брака как воплощения любви). А, может, стоит вообще уменьшить слишком уж преувеличенный церковный интерес к контролю над семейной и половой жизни людей?

В святоотеческо-монашеской литературе не найти ответ на вопрос «если сын подросток». «Сокровищница православной педагогики» вообще оказалась на редкость бедна.

В церковных установлениях много сказано о том, как радовать православного царя исполнять его веления. Но новый опыт жизни в светских и демократических государствах, в статусе меньшинства не имеет никакого внятного церковно-канонического оформления. Да и сама гибель Византийской Империи и ликвидация Божиим Промыслом всех православных монархий разве не взывает к соборному обсуждению этого обстоятельства?

А что ответить современному естествознанию? А как увязать с Евангелием вызовы и возможности современной биоэтики?

Думаю, список этих вопросов может быть многократно увеличен.

Если вы, святейшие и блаженнейшие владыки, всерьез верите в то, что Дух Святой обязан являться на собрания иерархов и их вразумлять, если вы сами убеждены в том, в чем убеждаете нас — мол, на ваши собрания приходят не только официанты, которые кофе будут вам подавать, но еще и Дух Божий является по вашему заказу — тогда дерзайте. Ставьте самые сложные, проклятые вопросы, и требуйте: Господи, помоги нам, дай нам ответ. Вот мы здесь все, что называется, Твои избранные, мы здесь в этом зале – Твои, Господи, и мы не выйдем отсюда, откажемся от обеда и ужина, пока Ты нам не откроешь Свою волю, пока не дашь нам нужные слова, Твои ответы на наши вопросы. Спорьте – и Бог укажет, чьими устами Он вещает в этот раз!

Вместо этого они обсуждают вопрос, в каком порядке сядем, вопросы диптиха.

В итоге повестка Великого Собора оказалась такой:

Миссия Православной Церкви в современном мире;

Православная диаспора;

Автономия и средства её достижения;

Таинство брака и то, что ему угрожает;

Важность поста и его соблюдение сегодня;

Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром.

Но дискуссий не было. Чтобы не дать шанса непредсказуемому Духу, все документы до запятой выверялись до собора и согласовывались со всеми участниками. Сами тексты – поток деклараций, без какой-бы то ни было аргументации. И весь их смысл: як було, нехай так оно и лежiть!

Собор стал грандиозным фиаско «Церкви учащей».

Церковная «профессура» (учащие) отказалась от труда подтягивания прихожан до своего уровня понимания и знания церковной истории и традиции. Собор задохнулся от нежелания сказать и знать экклезиологическую правду.

Слишком много было и есть ритуальных лжесвидетельств о себе самих, о величии и святости своего статуса и служения и о неизменной верности Древним Истокам.

Поиски неуязвимых для критики решений привели к отказу от решений. Чтобы удовлетворить всех, «не порождать народных нестроений и расколов», решили ограничиться повторением уже знакомого прихожанам набора фраз.

А раз от серьезных дискуссий и вопросов ушли, то решили – раз уж собрались — поговорить о мелочах: о регламенте, бюджете и расстановке кресел (диптихе).

В итоге Собор, который замышлялся как пиар-картинка «Торжество Православия», стал срамнейшей демонстрацией нашей наготы: ни единства, ни богословского содержания, ни мужества видеть проблемы, признавать их и решать. Собор не нужен для фиксации статус-кво. Мол, до XXI века как-то доскрипели, и дальше по милости Божией похромаем. Собор, которому после многовекового молчания нечего сказать и который не решается ничего решить, стал посмешищем.

Это не вопрос дипломатии и публицистики. Срыв Всеправославного Собора это вопрос богословского уровня. Кто мы?

А уже через два года последовала еще более мощная и наглядная демонстрация внутреннего кризиса всемирного православия: украинский кризис.

Протодиакон Андрей Кураев

8 января. «Министр пропаганды» РПЦ Владимир Легойда призвал православных не отвлекаться от Рождества на споры об украинской автокефалии. Однако сохранить мирное расположение духа на праздник не смог даже патриарх Кирилл. Впервые за 10 лет своего патриаршества он не помянул на праздничной литургии в храме Христа Спасителя ни одного (!) имени предстоятелей поместных православных Церквей, с которыми РПЦ состоит в каноническом общении. Такого поминовения (по-гречески оно называется «диптихами») требуют от каждого предстоятеля церковный устав и многовековая традиция.

И если с сентября Кирилл перестал поминать только Константинопольского патриарха Варфоломея, решившего даровать автокефалию украинской Церкви, то теперь не помянул вообще никого! Для православной традиции, где каждое литургическое движение наполнено огромной символикой, это значит, что глава РПЦ символически признал свою церковь перешедшей в изоляцию от остального «мирового православия».

Контрастом на этом фоне выглядит первая литургия, которую в тот же день совершал в древней Софии Киевской в качестве признанного предстоятеля Православной церкви Украины (ПЦУ) митрополит Епифаний (Думенко). В присутствии президента Украины и прочей политической элиты он торжественно перечислил имена всех предстоятелей, включая «святейшего патриарха Российского Кирилла». Так поступает и сама Константинопольская церковь, которая сохраняет — «в одностороннем порядке» — каноническое общение с РПЦ. Накануне Рождества, 6 января, в храме св. Георгия в стамбульском районе Фанар патриарх Варфоломей официально вручил митрополиту Епифанию Томос об автокефалии ПЦУ, который отныне будет выставлен на всеобщее обозрение в Национальном заповеднике «София Киевская».

Эти события взбудоражили Украину, окрасив нынешнее Рождество в совершенно особые тона. Петр Порошенко не устает повторять, что обретение Томоса — это новое провозглашение независимости Украины. Независимость трудно было считать полновесной, пока церковь Украины связана путами канонической зависимости с Московской патриархией. Теперь, когда эта 330-летняя связь разорвана для значительной части украинского православия, независимость, помимо политической, обрела еще и духовно-мистический характер. Наверняка этот день станет новым государственным праздником Украины.

В Москве же восприняли украинскую автокефалию в мрачных тонах, праздник был испорчен. Почему-то ни у кого из представителей РПЦ не вызывает радости «возвращение украинских раскольников» в «каноническое поле». Напротив, все наперебой спешат изгнать из этого поля патриарха Варфоломея и прочие поместные Церкви, которые его поддержат. И хотя спикеры РПЦ говорят порой взаимоисключающие вещи, их объединяют пламенная ненависть к «расколу» и непризнание права хотя бы части украинского народа на независимое от Москвы церковное бытие.

Главное «ответственное за Украину» лицо в центральном аппарате Московской патриархии — председатель Отдела внешних церковных связей митрополит Иларион (Алфеев) — сравнивает случившееся в начале 2019-го с расколом тысячелетней давности, когда в 1054 году прекратили общение восточная (православная) и западная (католическая) Церкви. Иерарх полагает, что нынешний раскол также растянется на столетия. А его коллега — председатель Отдела по взаимодействию Церкви с обществом и СМИ — Владимир Легойда избрал другую тактику: максимального обесценивания Томоса, связывая украинскую автокефалию только с «личными амбициями» Петра Порошенко. По этой логике, новый раскол не то что на столетия не растянется, но едва ли переживет мартовские выборы президента Украины, на которых, по убеждению Московской патриархии, Порошенко должен потерпеть сокрушительное фиаско. В любом случае, как подытожил пресс-секретарь патриарха Кирилла о. Александр Волков, Варфоломей и вся его Вселенская патриархия «вступили в раскол», остается лишь ждать, когда РПЦ официально предаст их анафеме.

Более трезво звучит «пророчество» почетного патриарха ПЦУ Филарета (Денисенко) — одного из главных двигателей украинской автокефалии, до 15 декабря прошлого года возглавлявшего непризнанный Киевский патриархат. Его церковная юрисдикция, порвавшая с РПЦ в начале 90-х, выживала и развивалась при разных политических режимах, в том числе вполне промосковских. Ее опыт — хорошее доказательство того, что украинская автокефалия — не «проект Порошенко», не однодневка, а явление, глубоко обоснованное исторически и культурно.

По мнению Филарета, РПЦ на некоторое время «сама окажется в расколе», а потом все же признает автокефалию ПЦУ. Московская патриархия «уже не будет большой, потому что украинская Церковь от нее отделится, — рассуждает почетный патриарх. — А раз она небольшая, то и влияния не будет иметь, вынуждена будет искать единства со всем православием». Предсказание Филарета, когда-то — в должности патриаршего местоблюстителя — руководившего самой РПЦ, уже начинает исполняться: запретив поначалу своим верующим причащаться во всех храмах Константинопольского патриархата, Московская патриархия уже начала делать исключения — в конце декабря Кирилл разрешил причащаться в одном из афонских монастырей, исторически связанном с Россией.

Политолог Станислав Белковский признает, что уникальная историческая ситуация, приведшая к церковному отделению Украины от России, могла сложиться лишь в результате аннексии Крыма и войны на Донбассе. До 2014 года Константинопольский патриархат и не думал ставить под сомнение права РПЦ на Украину, все изменилось потому, «что РПЦ МП не только не дистанцировалась от путинского государства, а лишь демонстративно усугубляла свою зависимость от него». Постепенная потеря Украины для РПЦ — это не только результат просчетов патриарха Кирилла и его окружения, их устаревшего, схематичного представления об Украине. Это еще и своеобразная попытка «овладеть трендом», связанным с запросом на политическую изоляцию России и окончательное слияние РПЦ с государством.

Неудобно, когда в государстве, находящемся под санкциями и становящемся «токсичным» для остального мира, действует многомиллионная Церковь, развивающая свои международные связи и своей «вселенскостью» выходящая за узкие рамки шовинистической самодостаточности. Российская политическая и церковная элита теперь соревнуется в жесткости высказываний против Константинопольского патриархата (благодаря оговорке Путина в провластных СМИ его теперь принято называть «стамбульский приход»), который преподносится пропагандой как изначально враждебный России «проект».

Риторические стандарты задает выдвиженец патриарха Кирилла о. Всеволод Чаплин, называющий литургию в Константинополе «черной мессой», а святое причастие Вселенской церкви — «сатанинским зельем».

Смятение в головах Московской патриархии выдает парадоксальная аргументация патриарха Кирилла, который пытается доказать незаконность украинской автокефалии. Когда-то Кирилл считался в РПЦ «либералом», но в течение всего своего патриаршества он гневно клеймит либерализм, а права человека называет «глобальной ересью». Привычно поругав либерализм в своем рождественском интервью Дмитрию Киселеву, патриарх вдруг страстно воззвал к либеральным ценностям, которые должны преградить путь украинской автокефалии: «Ау, где Европа?! Ау, где Соединенные Штаты?! — восклицал человек в белом куколе. — С их желанием отстаивать фундаментальные принципы либерализма, которые включают, в частности, отделение Церкви от государства».

Заветный Томос об автокефалии украинской Церкви, к которому она шла то ли несколько десятилетий, то ли несколько столетий, то ли всю тысячу лет с момента крещения в водах Днепра, представляет собой свиток пергамента с греческой каллиграфией, выполненной рукой иеромонаха Луки из афонского монастыря Ксенофонт. По иронии истории, этот иеромонах обладает орденом РПЦ — его наградил патриарх Алексий II за икону Иверской Божией Матери, которую Лука написал для часовни при входе на Красную площадь.

возник на стыке двух встречных течений: с одной стороны, украинская Церковь практически любой ценой добивалась своего признания вне юрисдикции РПЦ (по принципу «Нам бы младшими, да не вашими»); с другой — Константинопольский патриархат использовал это как повод для утверждения своих эксклюзивных прав в православном мире. В отличие от Томосов об автокефалии, выдававшихся другим поместным Церквам (Греции, Румынии, Болгарии, Сербии, Албании и т.д.), Томос для Украины запрещает самостоятельно менять титул предстоятеля ПЦУ (например, с митрополита на патриарха) и обязывает ПЦУ внести Томос в свой внутренний Устав. Кроме того, Константинополю принадлежит право рассмотрения апелляций епископов ПЦУ на суд соборов своей Церкви, исключается создание приходов ПЦУ за пределами Украины, тогда как Константинополь сохраняет за собой экзархат и ставропигии (патриаршие приходы) в Украине.

Скоро исполнится месяц со дня Объединительного собора ПЦУ в Киеве и три месяца — со дня признания Константинополем церковной независимости Украины от Москвы. За это время звучало немало прогнозов (в основном в Москве), что в самое ближайшее время «прольется чья-то кровь», начнутся битвы за храмы, а то и полномасштабная война между Украиной и Россией «за каноническую церковь». Имеется в виду УПЦ Московского патриархата, которая по-прежнему лидирует в Украине по числу приходов (13 тысяч против почти 7 тысяч у ПЦУ). Однако ни одного сколько-нибудь заметного инцидента не произошло. Отдельные общины уже переходят из УПЦ МП в ПЦУ. Больше всего таких переходов в Винницкой, Хмельницкой, Львовской, Тернопольской, Ивано-Франковской и Черновицкой областях. Между тем до статистически значимых величин еще далеко — за неполный месяц перешло не более 30 приходов (то есть около 0,2% от всей УПЦ МП). Эксперты утверждают, что уже готовы перейти сотни, но все ждали Томоса и Рождества…

Церковная среда вообще довольно инертна, а в УПЦ МП годами насаждалось представление о том, что с вселенским православием можно канонически общаться только через Москву. Нынешнее резкое переформатирование «мирового православия» вызвало растерянность в рядах УПЦ МП. Теперь звучат робкие призывы дождаться президентских выборов 31 марта, потому что если автокефалия — «проект Порошенко», то после выборов он не устоит. Но и такие доводы убеждают мало, учитывая вековой опыт борьбы за украинскую автокефалию. На сторону ПЦУ уже перешли такие лидеры православного общественного мнения, как киевские протоиереи-блогеры Андрей Дудченко и Петр Зуев, на Рождество митрополиту Епифанию сослужил бывший пресс-секретарь предстоятеля УПЦ МП и ректор Открытого православного университета в Киеве протоиерей Георгий Коваленко. Совсем близок к переходу архимандрит Кирилл (Говорун) — наиболее авторитетный ученый богослов УПЦ МП, преподающий в американских университетах. Эти люди формируют тренд.

В Украине, как и в России, не так много «воцерковленных» мирян, регулярно и сознательно посещающих богослужения. Основную массу паствы УПЦ МП и ПЦУ составляют «празднично-требные» прихожане, на которых огромное влияние оказывают образы и лозунги, возникающие в медиапространстве. А там формируется не очень притягательный, а местами даже опасный образ УПЦ МП: церковь государства-агрессора, которая вынуждена менять название по новому украинскому закону, сборище монархистов-антиглобалистов, молящихся Николаю II, а теперь — еще и маргиналов, порвавших с «мировым православием» ради прихотей Московской патриархии. Обычный православный, «не разбирающийся в канонах», при прочих равных скорее пойдет в более умеренную и более признанную церковь, чем в такую «идейную», но выглядящую агрессивной. Кроме того, теперь даже с точки зрения канонов (как их понимает Константинополь) УПЦ МП является раскольнической структурой, действующей на чужой канонической территории под прикрытием РПЦ.

Схожие мотивации будут и у священников, решивших перейти в ПЦУ. По наблюдению российского эксперта епископа Григория (Лурье), в УПЦ МП «преобладает тип священника-госслужащего на высокооплачиваемой непыльной работе. Они выбирали профессию не для того, чтобы «ради идеи» лишаться заработков. Их переход в квазигосцерковь — вопрос времени, и не очень большого». На все это накладывается еще и чрезвычайно пассивная позиция руководства УПЦ МП, не стремящегося — в отличие от руководства РПЦ — идти на обострение. Как я уже писал раньше, в Украине нет внутреннего потенциала для «кровопролития из-за автокефалии», а вмешательство извне возможно лишь в случае резкого обострения на российско-украинском фронте. Пока Москва не выказывает стремления к такому обострению… Кроме того, Петр Порошенко и митрополит Епифаний не устают повторять, что не будут оказывать никакого давления на УПЦ МП, что гарантируют сохранение нынешнего «конкурентного пространства» в украинском православии.

Следовательно, в ближайшее время будет продолжаться процесс плавного перетекания приходов из УПЦ МП в ПЦУ, на который смогут повлиять разве что президентские выборы 31 марта. Но ясно, что не существует такого исхода президентских выборов, который привел бы к отмене Томоса Константинопольским патриархатом (равно как не существует и самой процедуры отмены Томоса).

Что касается глобальной ситуации в «мировом православии», то уже очевидно, что ни одна поместная Церковь не пойдет на разрыв с Константинопольским патриархатом ради поддержки РПЦ, хотя на чисто риторическом уровне где-то и может звучать критика Варфоломея.

По мере того как страсти вокруг украинской автокефалии начнут утихать, опытом Украины пожелают воспользоваться другие национальные православные Церкви с «неурегулированным» статусом. В первую очередь под ударом окажется Сербская патриархия, независимость от которой уже провозгласили Македонская и Черногорская церкви. Во вторую очередь продолжится демонтаж имперской структуры РПЦ: Белорусскую церковь и Литовскую епархию РПЦ Константинополь уже де-юре не признает частями Московского патриархата, в весьма подвешенном состоянии Церковь Молдовы, православная Церковь Латвии, которая до Второй мировой войны успела войти в Константинопольский патриархат… В конце концов, в случае смены политического режима в России этот процесс перекинется и на саму РФ, где, между прочим, расположены части исторической Киевской митрополии Константинопольского патриархата. Кстати, приходы признанной Константинополем ПЦУ находятся в Московской, Белгородской и Курской областях. Если буквально читать Томос от 5 января, они теперь считаются находящимися в константинопольской юрисдикции, а значит, у россиян впервые появился выбор между храмами Московского и Константинопольского патриархатов.

Александр Солдатов

7 января. С Рождеством Христовым! 1285 год. Умер король Карл I Анжуйский (Иерусалимское королевство крестоносцев).

Орден со скорбью констатирует, что звание Архонта Константинопольского Патриархата не подвигло М.С. Горбачева возвысить свой голос в защиту Вселенской Церкви от того потока лжи и оскорблений, которые мы вынуждены лицезреть с экранов российского телевидения. Бывший президент СССР удостоился титула архонта и Великого Ритора Константинопольского Патриархата в 2005 году. Видимо, с оказанной честью, Великому Ритору искусство риторики так и не передалось.

6 января. Поздравляю братьев с 14 годовщиной со дня основания нашего Ордена. Божье благословенье да пребудет со всеми вами. Аминь.

Наместник

5 января. Константинопольский патриарх Варфоломей подписал томос о предоставлении автокефалии Православной Церкви Украины (ПЦУ). Церемония проходила в храме Святого Георгия возле резиденции Вселенского патриархата. Томос передадут Предстоятелю Православной Церкви Украины митрополиту Епифанию 6 января во время богослужения на праздник Богоявления. Затем документ перевезут в Киев, где его выставят для всеобщего обозрения в Софийском соборе, а затем в храме Малой Софии.

4 января. «Мы объединим народ, будем ценить семью, уважать религии и нашу христианскую традицию, бороться с гендерной идеологией… В конечном счете сделаем так, чтобы Бразилия снова стала страной, свободной от идеологических оков».

Из инаугурационной речи президента Бразилии Жаира Болсонару

Правительство Болсонару устроит чистки органов власти от госслужащих-социалистов. «Нет никакого смысла в том, чтобы они оставались. Нам хватает мужества сделать то, на что не решилось правительство, ушедшее 31 декабря, то есть с самого начала провести «генеральную уборку», заявил Оникс Лоренцони, глава администрации Болсонару. «Единственный способ претворить в жизнь наши идеи и сделать то, за что проголосовала большая часть бразильского общества — остановить социалистические и коммунистические идеи, которые за 30 лет привели нас к сегодняшнему хаосу», — подчеркнул Лорензони. «Нет никакого смысла сохранять на посту людей, имеющих совершенно иной образ мысли, поддерживающий противоположную политическую систему». В тот же день официальное издание бразильского правительства Diario oficial обнародовало президентский указ об увольнении более 300 сотрудников гражданской канцелярии главы государства. «Если кто-то из них захочет вернуться и работать с новым правительством, он должен будет пройти собеседование, чтобы подтвердить как профессиональную квалификацию, так и совпадение в политических взглядах с новоявленным руководством страны. В зависимости от полученной информации будет принято решение о дальнейшей карьере каждого из служащих», пояснил Лорензони. «Все министерства получили разрешение действовать аналогичным образом», — добавил глава гражданской канцелярии президента. При этом он заверил, что предложенная практика не является «охотой на ведьм». Он рассчитывает перетряхнуть кадры за пару недель. «Чтобы не охотиться на ведьм, мы сначала снимаем их с должности, а потом разговариваем, — объяснил Лорензони. — С новым правительством пришла Новая Бразилия. Или вы нам подойдёте, или ищите новую работу. Всё просто. Мы очистим Бразилию от ПТ [Рабочая партия]».

2 января. 1188 год. Госпитальеры разгромили мусульман при Форбеле (Иерусалимское королевство крестоносцев).

1 января. Поздравляю братьев с Новым 2019 годом и грядущим Рождеством Христовым! Желаю всем крепкого здоровья, достатка, мира и любви.

Наместник